aif.ru counter
308

Животноводство в Красноярске перестаёт быть рентабельным

Гонения на крестьян продолжаются уже почти век.

Арина Куприянова / Из личного архива

«Наши предки, когда Сибирь осваивали, хотели добра внукам и правнукам. Они понимали, что в её бескрайних землях - богатство. Думали, у потомков будет счастливая жизнь. А получилось то, что получилось. Захватили тогда бандиты это богатство…», - считает Иван КУПРИЯНОВ, фермер из села Знаменка Минусинского района.

Без работы - какой отдых?

Досье:
Иван КУПРИЯНОВ родился в 1955 году в селе Убей Новосёловского района Красноярского края. Окончил Минусинский сельскохозяйственный техникум по специальности «техник-электрик». Работал на предприятии «Сельхозтехника». После закрытия предприятия два года трудился на заготовке леса. Занимается фермерским хозяйством с 1993 года.
- Иван Иванович, в детстве я часто бывала в Знаменке. Тогда это было ухоженное и богатое село. А сегодня состояние скорее удручающее. Чем живёт деревня, есть кому пахать землю?

- Предприятий почти не осталось. Знаменитый ещё с XIX века спиртзавод закрыт, лесхоз распущен, развалилась «Сельхозтехника», где раньше четверть мужиков трудилась. В совхозе сейчас в несколько раз меньше людей, чем в советские годы. Есть только частная пило­рама, два фермера да группа молодых парней, которые выращивают картошку. А остальные? Кому возраст позволяет - на вахты разъехались. Кто не занят в социальной сфере (детский сад, школа-десятилетка, почта и, конечно, магазины), живут на пенсии и социальные пособия. Плюс деревню окружает знаменитый минусинский ленточный сосновый бор. Так что в последние годы активно приезжают соседи из Хакасии, разбирают участки для строительства домов.

- Стоит страшиться того, что молодёжь уезжает?

- Конечно! Что за деревня, если сюда будут приезжать только на снегоходах-квадроциклах?! А земля бурьяном зарастает. И взять её в обработку невозможно. Потому что в своё время бывшим совхозникам давали паи по 50 соток, а многие уже и тогда были в преклонном возрасте. Кто-то умер, кто-то уехал. Земля стоит брошенная. Сердцу больно! И косить на этих участках невозможно - она вся в бороздах. Можно было бы выровнять, окультурить, посеять траву. Но всё упирается в оформ­ление документов. Формально она принадлежит бывшим совхозникам. Пытаешься разобраться - никому дела нет. При этом у власти - те же люди, что и в советские годы.

- Но есть и те, кому на деревне не скучно!

- Всё зависит от человека. Бывает, человек живёт на детские пособия. День прошёл - дети кое-чего перехватили, родители технарём себя развеселили - какая им грусть? Вот и пойми эту жизнь. Больше грус­тят те, кто хочет работать, но упирается в проблемы.

Людей, которые ничем не занимаются, хватает. Сейчас и огороды не высаживают, и скот не держат. Это в деревне! В советские годы два стада было по 200 коров в каждом, сейчас - одно на 20 коров. Есть объективные причины - цены на корм, ГСМ в последние годы так подняли, что животноводство перестаёт быть рентабельным. Да и от государства фактически нет поддержки. Если мы с опытом не можем ничего выбить, молодые тем более. А ещё лень. Не хотят люди работать.

- Никогда не хотелось всё бросить и в город перебраться?

- Смысла не вижу в город ехать. У нас корни деревенские, выросли мы тут. Любим животных. С ними ведь тоже не каждый может. Это с техникой - выучился и работай. А животных надо понимать, чувствовать.

Ни картошки, ни поросёнка

- Сегодня среди столичных жителей распространено явление дауншифтинг. Работники душных офисов меняют городские квартиры на домики в деревне и начинают новую, экологически чистую жизнь. Исконная тяга русского к земле сохранилась?

- Аграрная страна - столько земли! В столыпинские годы кормили не только себя, но и всю Европу. А в советские годы людей в города согнали. Хотя и в колхозах денег не платили, частным хозяйством заниматься - в тюрьму можно было угодить за тунеядство. Так что гонения на крестьян после Октябрьской революции уже почти сто лет продолжаются. Искореняется эта тяга к земле, о которой вы говорите, до сих пор. Раньше живёшь в деревне, работаешь в совхозе или колхозе, но всё равно своё хозяйство держишь. А сейчас - работы нет, а хозяйство многие не держат. Ни картошки, ни поросёнка. Мало кто из молодых остаётся в деревне жить. Потому что не привили им любовь к земле.

- Почему же сельчане перестали коров, свиней, кур выращивать?

- Думаю, причины искать надо в недавнем прошлом. Коммунисты отобрали скот у тех, кто хозяйство держал, а людей в колхозы загнали. Работали за мифические трудодни. Стопроцентная эксплуатация человека человеком. Всё было построено на лжи. Понятно, что люди стали отлынивать от работы. Рабский труд никогда не был эффективным. Вот всё и развалилось. Были, конечно, и трудяги, но их физически уничтожали.

- Вы имеете в виду тех хозяйственников, которых советская власть называла кулаками и причисляла к врагам народа?

- У моего деда табун коней и хозяйство большое было. Сказали в колхоз сдать. Сдал без всяких возражений, и сам пошёл в колхоз работать. Массовые репрессии в 37-м почему происходили? Устав тянуть задарма лямку два десятка лет, люди начали задумываться о том, что в стране произошло, кому власть досталась. Мать рассказывала, что крестьяне стали собираться на сходы - размышляли, как жить дальше. Но их быстро вычислили и уничтожили. Читал как-то воспоминания земляка - будучи мальчишкой, он с другом пошёл в лес играть, они увидели там кучу, из которой торчали руки и ноги. Такие братские могилы врагов народа и вокруг Минусинска есть. С того момента началась совсем другая история страны.

- К сегодняшнему дню эти события какое отношение имеют?

- Самое прямое. Уничтожен цвет нации. Теперь мы пожинаем плоды. Вынуждены «проедать» природные богатства - нефть, газ, лес. Государство ведь должно платить пенсии, пособия, зарплаты бюджетникам. А что потомкам останется? В столыпинскую реформу, когда осваивали Сибирь, людям давали всё - от ложки до лошади. Земли деревенский староста выделял столько, сколько семья готова была обработать. Вокруг умирающих в наши дни деревень ещё по 10-15 населённых пунктов образовывалось, плюс отдельно стояли хутора.

А сегодня, живя в лесу, люди не могут себе дрова выписать. Не говоря уже об участке и материалах для строительства дома.

Молоко по цене газировки

- Даже в годы репрессий люди в деревне были более открытыми, добрыми - делились и хлебом, и кровом. Сохранился этот дух на селе сейчас?

- Мне кажется, сегодня в сельчанах много агрессии. Может, даже больше, чем у горожан. Смотрят по телевизору, как люди красиво живут, и всех матерят. Может, и нас также. В город начни ездить молоком торговать, будут говорить: «Вы такие-сякие, цены задираете!» Было время, мы по 10 руб. лит­ровую бутылку молока продавали - столько же стоила газировка. К сожалению, нет на селе единого сообщества. Все живут разрозненно, общаются разве что с близкими родственниками. Это всё плоды разрушения церквей, выкорчёвывания духовных корней русского народа - душа, видать, у людей со временем черствеет.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Почему в Красноярске хотят депортировать старовера из США?
  2. Чем коровы из Чехии лучше российских?
  3. Почему в роддом не пускают с цветными ногтями?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Как вы считаете, стоит делать прививки ребёнку?