aif.ru counter
236

Алексей Гуськов: «Драться бессмысленно, но можно не сдаваться!»

«АиФ на Енисее» №44 (1981) 01/11/2018
Творческие встречи с актёром собирают полные залы.
Творческие встречи с актёром собирают полные залы. © / Александр Власенко / АиФ

Уникальный человек для российского кино. Он успешен в России и известен за рубежом. Много снимается сам, что не мешает ему продюсировать фильмы. Один из последних - «Вечная жизнь Александра Христофорова», с которым он путешествует сейчас по стране. О лихих 90-х, боязни ответственности, о неожиданном успехе фильма «Граница», о роли Ельцина в фильме, который снимали в Казахстане, актёр и продюсер Алексей Гуськов рассказал ТРК-7 и «АиФ-Красноярск».

Удержавшиеся в жизни

Игорь Астапов: Алексей, сегодня на планёрке я сказал коллегам, что к нам придёте вы...

Алексей искренен в каждом жесте и слове.
Алексей искренен в каждом жесте и слове. Фото: АиФ/ Александр Власенко

Алексей Гуськов: И они сразу разбежались?

- Нет, они сказали: знаем - Никита Голощёкин, «Граница. Таёжный роман». Что такого особенного в этом фильме? Ведь вы снялись в 70 картинах, а вспоминается первым именно он. Вы относитесь к нему как к главному в своей карьере?

- Так не отношусь. Этот фильм сделал меня широко известным. После 90-х годов наше телевидение показывало только формат бразильский и аргентинский (если говорить о сериалах) или старые советские фильмы. А это был первый отечественный сериал, в котором история рассказывалась на протяжении двух недель. И там я выступил в двух ипостасях: продюсера и актёра, как и в картине, с которой я приехал, - «Вечная жизнь Александра Христофорова». Снимал «Границу» величайший режиссёр Александр Митта (он же снял «Экипаж», «Сказку странствий», «Как царь Пётр арапа женил») - удивительного таланта человек. И нас с «Таёжным романом» очень долго не запускали ни на один канал.

- Неужели считали, что он не может быть удачным? Там же были фантастические рейтинги...

- Но не верили в успех. Говорили, что зритель не будет это смотреть. Мы убеждали в том, что в России существует культура романного «смотрения». Приводили примеры: «17 мгновений весны», «Противостояние». Процесс был долгий, и спасибо Первому каналу, который рискнул. Как написал один критик, «граница между «мылом» и кино на ТВ». Это было очень точное попадание во время, в готовность зрителя смотреть. Ведь вся страна была военным городком до определённого времени. А потом пошло сокращение армии, вывод войск из Европы. И огромному мужскому населению было некуда деваться, произошла настоящая трагедия. Кто-то пошёл в охранники, кто-то в бизнес, кто-то в никуда.

Все очень ностальгировали по тому времени, когда всё было устроено: зарплата, жизнь, любовь. А что такое военный городок? Своеобразное индийское кино: страсти, романы. Каждая история должна попасть в зрителя. У нас оказалась точно сложена драма характеров: моего героя, Марата Башарова и Ольги Будиной. Мужская часть не понимала образ героини и не могла найти ответ на вопрос, кто она такая, бегающая между крепким мужем и Ванечкой. А женская часть её понимала. И после показа зритель разделился жёстко, до скандалов. Потому что только женщина понимает разницу между мужем и любимым. Мы это называем другими словами.

Спасибо этой работе, потому что до неё случился «Классик», а потом «Мусорщик». Мне было 40 лет. Был определённый опыт, я многое что мог.

Он похож на свои фильмы - грустный и весёлый одновременно.
Он похож на свои фильмы - грустный и весёлый одновременно. Фото: АиФ/ Александр Власенко
 

- Мне очень запомнился «Дикий пляж» - очень сильный в эмоциональном отношении фильм, когда вы были начинающим актером и молодым человеком.

- 90-е годы, когда вышел «Дикий пляж», а потом «Волкодав»... А после кино закончилось, и театр закончился. И всё закончилось на 10 лет. Вы знаете, почему в театре очень мало актёров моего поколения? По одной простой причине: когда нам было по 30 лет, началось перелопачивание всей страны. В театры никто не ходил, в кинотеатрах хранились кроссовки, «кина» не было, ТВ не было, собственного продукта никто не производил. Эти 10 лет оказались выкинутыми из жизни моего поколения - у тех, кто уцелел.

Лекарство от хандры

- Вы сказали, что фильм должен попасть в ожидания зрителей. Ваш новый фильм «Вечная жизнь Александра Христофорова» попадёт?

- «Вечная жизнь Александра Христофорова» для меня общеаудиторийная история. Она уникальная. Я специально езжу по городам, чтобы рассказать, что это за картина, и посмотреть, какой зритель ходит и смотрит. Продюсер только таким образом может понять, удачный результат или нет. Так ли воспринимают? Досидели ли до конца? Какие отзывы? Я представляю фильм и обязательно прихожу к финалу, чтобы посмотреть в живые глаза. Есть ли мой зритель? Или, может, мне уже бросить этим заниматься? И для меня это познавательная история, потому что хорошо забытое старое. Раньше актёры выезжали, представляли фильмы в регионах. Хотя сейчас регионы - это Москва и Санкт-Петербург. Как в Европе Андорра и Монако - совершенно два разных княжества, а Россия живёт иначе, чем столичные «регионы». Я с театром хоть как-то выезжал, и такого тура уже давно не было в моей жизни. Я был у вас, простите, 36 лет назад.

Новая картина совершенно попадает в зрительские ожидания. Потому что сделана под них. Я сам себе задавал вопрос: «Зачем я иду в этот тёмный кинотеатр?» Ну не чипсы же есть? Я целенаправленно иду сюда, трачу деньги, драгоценные мгновения своей жизни. Для чего? Для себя как фильм-мейкер сделал вывод: я иду за настроением, за сказкой, за мечтой! И перед съёмочной группой поставил задачу снять фильм-сказку. У нас с первого кадра на зрителя выливается необыкновенно голубое небо с сахарными облаками. Выливается красивейшая картинка. Человеку хочется туда нырнуть. А по звуку там шум моря. А по вкусу это как поцелуй на море и чуть-чуть соли на губах. В целом картина, сделанная ни о чём, а для чего. Она должна подарить зрителю, находящемуся в очень плотном информационном пространстве, со всеми заботами, окружённому санкциями, праздник. Это фильм для семейного просмотра. У нас на афишах он представлен как «таблетка от осенней хандры».

- А жанр? Лирическая комедия?

- У нас названа комедия. Но если вы посмотрите в поисковике, то убедитесь, что у хороших картин, которые отобрали время и зритель, обычно минимум три жанра. Как у «Дня сурка» - комедия, фантасмагория, мелодрама. Как и сама жизнь, хорошая картина одножанровой быть не может. Если взглянуть на упражнения телевизионщиков от КВН, это же всё гэги, и к длинной истории они не имеют никакого отношения. И люди идут на них в первый уик-энд, чтобы увидеть любимых актеров в любимом формате, а потом там идёт падение сборов, фантастическое.

- По второму разу эти фильмы не смотрят.

- Это значит хорошее попадание в очень локальную категорию. Но вы спросили про жанр, и я отвечаю – ржаку я не умею делать и смотреть не могу. Ржут обычно совсем другие существа, а не зрители.

- А что делают зрители на вашей комедии? Улыбаются?

- Зрители улыбаются. Зритель получает хорошее настроение. Картина очень ироничная. Чего нам очень не хватает сегодня? Мы такие серьёзные, не можем разъехаться на улице без драки, нет самоиронии - ну так нельзя и абсолютно невозможно жить. Уверен, что нам удалось сделать фильм, который поможет зрителю улыбнуться и расслабиться.

- Сейчас вы представляете картину не как актёр, а как продюсер. Для вас продюсерство - это способ заработать или инструмент творческой свободы?

- Это творческая независимость. И вообще, я продюсер неправильный, и в дипломе у меня написано «актёр драматического театра и кино», и работаю я в театре Вахтангова, и фильмы мои выходят не так часто. Правда, вот пробило меня как-то. Сейчас привёз одну картину, на следующий год будет другая. Когда мы разместили на YouTube проморолик фильма, среди комментариев был такой: «Этот фильм помогает нам оттяг от жизни». Мне так понравилось это выражение. Мой самый любимый фильм - «Не горюй» Георгия Данелия. Молодёжь, кто забыл или не смотрел, посмотрите! Обсмеётесь, я вам гарантирую, а потом сквозь этот смех у вас появится лёгкая слеза, но у вас всё время будет хорошее настроение.

- Какой сценарий, какие актёры, какая музыка…

- Невероятно лёгкая история, сделанная с юмором и одновременно с грустью.

Реально грустная история

- Вы один из трёх российских актёров, которые играли руководителя государства Ельцина. Это какая-то особенная роль или вы к ней спокойно относитесь? Кого ещё из больших политиков могли бы сыграть? Путина смогли бы?

- Не думал об этом. Из байопиков у меня есть история Папы Иоанна Павла II. Это огромная картина, всё-таки в мире 2 млрд католиков, она делалась к его канонизации. У меня даже свидетели есть, которые видели, как я получил это приглашение. Сказали: «Ты чего глаза выпучил?» «Да вот, Папу Римского предлагают сыграть». «Ну иди, сыграй». Я говорю: так где папа, и где я! И долго не откликался на приглашение, пока мне не сказали: ну хотя бы пообщайся с режиссёром по Скайпу. Мы пообщались. Спросил: при чём здесь я? Тот ответил: «Поймите, я видел ваши фильмы, Папа был поляк». «Но я русский». Объяснили, что это всё равно другая энергия, чем если его будет играть итальянец или американец. Первым его играл Джон Ллойд, а я на кастинге стоял с Дрейфусом и Мартином Шином. Последний ярый католик, совершает паломничества, а я ортодокс. Но я доехал до Рима. И там уже режиссёр решал, что делать. Молодить или старить Папу? В зависимости от выбора актёра. Выбрали меня. И отрезок жизни от 61 до 84 лет я «прожил» за Папу и вместе с ним.

Интерес в этом был один. Я запросил приватные материалы, видео, книги, чтобы представить себе Папу-человека. Как играть гения? Я бы отказался играть, если бы он уже был канонизирован. И мне подсказал режиссёр: прочти сценарий, забыв, что был такой великий человек. Прочитай характер. И я зацепился за одну сцену: когда он уже в славе, исполняет обязанности (по католической вере Папы - наследники святого Петра, и устами Папы вещает Господь) и заболевает Паркинсоном. Болезнь очень неприятная. И Папа приезжает в горы, и кто-то хочет ему исповедоваться, а он говорит: а давайте наоборот - я исповедуюсь. И делает это. И рассказывает, что им овладевает болезнь Паркинсона. «И что вы будете делать?» - спросили его. «Не знаю. Я спросил у врачей только одно: что будет с моей головой? Они сказали, что голову болезнь не тронет. Тогда я решил, что останусь на месте, мне назначенном». И когда я смотрел видеоматериалы, как он проснулся, надел тапочки, умылся, выпил чаю, поговорил с уборщиком, церемония облачения, проповедь на 150 тысяч человек на площади, поездка на телевидение... - разницы в его поведении до болезни и после никакой! То есть степень внутренней свободы, человеческой свободы, честность перед собой, внутренним и внешним, такова, что простое наблюдение за ним на меня повлияло.

- А вживаться в роль Ельцина сложно было?

- А с Борисом Николаевичем история вышла другая. Позвонил режиссёр Снежкин, снимавший байопик про Назарбаева. Президент соседней страны разговорился на старости лет. Шестой фильм снимал Снежкин. Вот он мне позвонил и говорит: «У меня висит ваша фотография, вы вылитый Ельцин». Спрашиваю: «А кто тогда Горбачёв?» «Угольников». «Да, а кто Колпин?» «Гармаш». И я стал смотреть на видео 90-е годы. Это тоже познавательно. Мы, когда живём сию минуту, мало думаем и ответственности на себя не берём, а зря. Это называется «где же были глаза?» Почему? Объясню. Да, действительно, повлиять мы вряд ли на что-то можем. Бессмысленно драться, пихаться, отталкиваться. Бессмысленно драться вообще, это моя установка последние несколько лет. Можно только не сдаваться. Вот это хорошая позиция, и есть разница между глаголами «драться» и «не сдаваться». И я увидел руководителя огромной страны, которая разлетелась совершенно. Я не мог купить молока в магазине месяц (!), когда оно кончилось у жены, а надо было кормить сына. Ведь это было. И я смотрел все эти интервью с ним. Человека ничего не интересовало, кроме власти. Его спрашивают о перспективах развития экономики страны, а в ответ: я Чубайса на Гайдара, а Гайдара на кого-то. И всё-таки, а как нефтяная экономика? И опять – Гайдара я поменяю, а вот этих я туда… Он абсолютный аппаратчик.

- Политический менеджер.

- Да, в этом он был хорош. При этом одно из его великих дел - это свободная пресса. И вот я приезжаю на съёмку, без сценария. Эпизод в юрте у Назарбаева, сидят оба правителя, по 30 человек охраны. Ельцин приехал уговаривать Назарбаева поддержать его в Беловежье. Я говорю: вы что, с ума посходили, вы что написали? И режиссёр мне отвечает: это не мы написали, это Назарбаев рассказал. - Врёшь, не может быть!

И следующий эпизод. Президент вываливается в трусах, под Медео, и идёт к реке. А его предупреждают, что горный поток, аж руки сводит. А он, отталкивая свиту, идёт: «Уйди, щас увидите, как русский мужик, как Карбышев». И все эти пингвины из охраны вокруг бегают, но остановить не могут. Потом я приехал на премьеру. Ну, думаю, ладно, получу по полной. Там же был Нурсултан Абишевич. Нас провели в комнату для почётных гостей, и я спросил: «Это правда было так?» И он ответил: «Алексей, я четыре раза не мог выгнать его из Казахстана, так он боялся Беловежья. Он напивался, чтобы не выезжать из страны». А фильм мы снимали под Медео - именно там, где все эти события происходили. И вот он там сидел, передвигал Чубайса с Гайдаром, а я не мог молока в магазине купить сыну.

- Грустная история.

- Не грустная, а реальная...

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество