aif.ru counter
1279

«В июле не пройти из-за льда». Путешественник – о рисках Русского Севера

«АиФ на Енисее» №41 (1926) 11/10/2017
Земля такая разная - а солнышко - одно.
Земля такая разная - а солнышко - одно. © / Семен Деяк / Из личного архива

За восемь лет отставной майор стройбата Семён Деяк совершил 21 поход, из них пять по Русскому Северу. Покорил оба полюса, дважды обогнул мыс Горн. Прошёл под парусом и на вёслах больше 14 тыс. морских миль. Совершил восхождение на высочайшие вершины Южной Америки, Эфиопии, Антарктиды, Австралии. При этом - навсегда остался поклонником севера Красноярского края.  О любви к дорогам, об опасностях и красоте с путешественником поговорил корреспондент «АиФ-Красноярск».

Предъявите пропуск

«Я не помню, когда во мне проснулось желание путешествовать. Такое ощущение, что оно жило во мне всегда. То самое мироновское: «Снимите и продайте последнюю рубашку, но купите билет на пароход». А ведь это так страшно - сделать первый шаг и «продать рубашку».

Семен Деяк с эфиопской красавицей.
Семен Деяк с эфиопской красавицей. Фото: Из личного архива/ Семен Деяк

Мне повезло, в 2008 году я познакомился с Фёдором Конюховым. Он готовил очередной переход на яхте к мысу Горн. Набирал команду из девяти человек. Я одним лишь названием был заворожён - «мыс Горн». И написал Фёдору в Интернете письмо. Пришёл ответ: «А ты выдержишь? Киты, волны, качка, айсберги… - тяжело». А я в ответ: «А вы 22 года в стройбате служили»? Они обалдели от моего ответа. Так служба в стройбате стала моим пропуском в мир путешественников.

Мыс Горн стал моим первым дальним путешествием. Самое опасное место для мореплавания. Давным-давно оно закрыто для регулярного мореплавания из-за постоянных штормов и потому обязательно включается в гонку или маршрут путешественников. В 2009 году я снова побывал на мысе Горн, и мы исполнили мечту Конюхова - установили там православный крест в память обо всех погибших мореплавателях. Оттуда вдвоём слетали на остров Пасхи. Начали путешествие пешими. Прошли 40 км и поняли, что отстаём от графика, - взяли велосипеды. Всё равно отстаём. Сели в машину. Только так и сумели уложиться в график. А всего в команде Конюхова я прошёл 200 дней. Сейчас он мечтает построить новую яхту и наконец-то получить Кубок Жюля Верна, обогнуть землю за 80 дней.

Первый визит к мысу Горн
Первый визит к мысу Горн Фото: Из личного архива/ Семен Деяк

С мысом связан ещё один интересный случай. Когда мы его проходили, наш товарищ Миша Ельсин из Хабаровска написал памятную записку об этом событии, и мы все под ней подписались. Он закупорил записку в бутылку и выбросил в океан. Представляете наше удивление, когда ровно через три года, день в день, на наши адреса, оставленные под запиской, пришли письма из Австралии! Оказалось, бутылку прибило к берегу Австралии, и её нашёл местный 83-летний дайвер. Морская почта всегда работает.

«Видел, как плачут мужчины»

Отчаиваться в походе, опускать руки нельзя. Никогда. Надо всегда находить позитивную сторону. Я видел, как плачут от бессилия мужчины. Причём гораздо лучше меня подготовленные к походу. Когда шли на лыжах на Северный полюс, с нами в команде отправились англичанин и бельгиец. Они за два месяца до похода выезжали в Альпы. И каждый день впрягались в покрышки от КамАЗов и часами таскали их волоком по горам. Я такой подготовки не имел. А потом они сидели в санях и плакали, не в силах продолжать путь. В походе важна не физическая выносливость, а моральная подготовка. Я считаю, что получил её в стройбате, и никто не убедит меня в обратном. А насколько хрупок человек по сравнению с океаном, установить легко. Достаточно на сто метров подняться над яхтой и посмотреть вниз. Скорлупка! Недаром и на яхте нашей был маленький плакат: «Боже, помни, как мало наше судно и как велик твой океан».

Проект
Проект «Два Саймона». Неудавшаяся попытка пересечь Атлантический океан на веслах. Фото: Из личного архива/ Семен Деяк

Океан не место для прогулок. Вы, наверное, видели, что в моей визитке отмечены и неудачи. Они всегда рядом. Так, например, было, когда мы с англичанином Саймоном, профессиональным путешественником, у которого восемь удачных переходов через океан, попробовали на вёслах пересечь Атлантику. По техническим причинам пришлось остановить поход через 36 часов после начала, но идею я не оставил. И в этом году, возвращаясь с Фолклендов, заехал в Англию, но увидеться с другом не удалось. В прошлом году он участвовал ещё в одном проекте, и во время перехода у них погиб член экипажа. Волна хлестнула через борт и порвала страховочный трос. Его просто смыло. 22-летний пацан. Не нашли, не спасли. Экспедицию прервали, экипаж эвакуировали. И в тот же год жена Саймона на другой лодке шла с женской командой. Судёнышко перевернулось, и сутки экипаж в штормовом море выживал на спасательном плоту. В телефонном разговоре Саймон сказал, что от идеи путешествия через Атлантику не отказывается, но сейчас не готов морально. Отложили на год, я готов ждать.

Современные яхты делают за путешественников половину работы.
Современные яхты делают за путешественников половину работы. Фото: Из личного архива/ Семен Деяк

Белое безмолвие

Два томика Джека Лондона и «Дети капитана Гранта» с детства лежат на тумбочке возле моей кровати. До сих пор. Я и сыну их подложил. Семён-младший с 13 лет ходил со мной в походы. В 15 лет сделал переход в 1700 км. В 17 лет прошёл со мной на байдарке Нижнюю Таймыру. Пришлось остановиться на брошенном зимовье, вызвать помощь и пять дней её ждать. Сначала вели круглосуточное дежурство. Спали с сыном по очереди и так же по очереди наблюдали, чтобы медведи не подошли к стоянке. Два дня помучались, взялись и восстановили избушку, чтобы можно было жить нормально. Кстати, свои путешествия по Русскому Северу я ценю намного выше, чем все заморские странствия. Они намного сложнее, экстрим без примеси, чистый на 100%. Три похода по Таймыру. У меня все они пересекаются друг с другом.

Сибирский
Сибирский "люкс". Пять дней отец и сын укрывались в этих развалинах от белых медведей. Фото: Из личного архива/ Семен Деяк

Русский Север - абсолютно джеклондоновское белое безмолвие. У нас есть и тундра, и тайга, и вечная мерзлота. Я так жалею, что у нас короткое лето. На Севере в июле бывает не пройти из-за льда. Представляю, каково было первопроходцам Великой Северной экспедиции, когда вокруг были земли и воды неведомые. Это сейчас у нас есть навигаторы, спутниковый телефон, термобельё. А каково было им?

Флаг Красноярска на мысе Дежнева
Флаг Красноярска на мысе Дежнева Фото: Из личного архива/ Семен Деяк

В прошлом году я участвовал в уникальном переходе из Хатанги до Диксона через легендарный мыс Челюскина. Потом наш руководитель Андрей Семёнов назвал его гиперуспешным. А я вам скажу, как это было. За 45 дней мы прошли 2600 км вокруг полуострова Таймыр и осмотрели 17 островов. 31 июля пришли на остров Преображения. Ещё по пути подул свежий северо-восточный ветер. Утром 1 августа остров был закрыт 8-балльным льдом. Количество глыб всё возрастало, и лёд стало выжимать на берег. Чтобы спасти тримаран, мы лопатами прокопали канал для судна в небольшую закрытую лагуну. Вырваться с острова удалось только через 5 дней.

Тот же фокус выкинул и остров Южный Петра 14 августа. Здесь пришлось поставить тяжеленный тримаран на катки и протащить его 150 метров через песчаную косу. Много времени потратили потом, пока искали проход через лёд по полыньям... Трижды вплотную к тримарану (в отлив) приходили белые медведи, которых приходилось отпугивать выстрелами в воздух. Маршрут пройден, все вернулись живыми и здоровыми - значит, успех!»

ДОСЬЕ
Семён ДЕЯК. Родился в 1961 году в Закарпатье. В 1985 году окончил Ленинградское высшее военное инженерное строительное училище. Распределился в Новосибирск. Оттуда был командирован в Красноярский край. После отставки стал профессиональным путешественником.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах