387

Гибнут за металл. Добыча россыпного золота превращает реки в грязные лужи

«АиФ на Енисее» №37 (2130) 15/09/2021
Иногда дамбы не выдерживают напора воды, а порой старатели и сами спускают грязные стоки.
Иногда дамбы не выдерживают напора воды, а порой старатели и сами спускают грязные стоки. Прокуратура Красноярского края

Спутниковый мониторинг Всемирного фонда дикой природы(WWF) России показывает многокиломет­ровые потоки мутных рек ниже месторождений россыпного золота. Только на юге Красноярского края с мая по сентябрь был зафиксирован 31 случай загрязнения на территории общей протяжённостью свыше 1,5 тыс. м.

Ресурсов не хватает

По словам эксперта WWF Александра Колотова, мониторинг показывает только часть картины. Исследование не охватывает территории интенсивной добычи россыпного золота – северные районы края. «У нас просто нет на это ресурсов», – поясняет эколог. В распоряжении фонда только снимки с двух спутников, которые не видят водосброс в ночное время и в пасмурную погоду. Однако, по его мнению, даже по тем снимкам, которые есть в распоряжении экологов, видно, что картина ужасающая. «Мы теряем каждый год всё новые и новые сибирские реки».

«Самое важное, что спутниковые снимки не принимаются нашими судами в качестве доказательств загрязнения рек. На их основе мы пишем заявление в Росприроднадзор, потом специалисты выезжают на место, берут пробы воды, делают анализ, и только после того как придут результаты с превышением по показателям, можно выписать штраф. Многие находятся в труднодоступных районах, и доехать до них не всегда представляется возможным, этим и пользуются недобросовестные старатели. Кроме того, о выезде инспектора нужно сообщить золотодобытчику, потому что есть требование «не кошмарить бизнес», а именно под малый бизнес многие из них маскируются».

Золото с 2017 года может добывать любой желающий. Это разрешение на частный промысел дано с благими намерениями, чтобы у жителей отдалённых районов была возможность легально заработать. Физические лица могут зарегистрировать ИП, получить лицензию на пять лет и мыть себе потихоньку драгметалл.

Химикатов при добыче россыпного золота не применяют, просто смывают породу водой и получают золото в виде песка и, если повезёт, самородков. Но одно дело – частные старатели, другое – артели, которые обычно идут по руслу реки и перемалывают всё подряд. Чистые речушки, куда заходила нереститься промысловая рыба, становятся мутными.

Вода цвета золота

В начале сентября жители посёлка Большой Унгут забили тревогу. Потоки рек Мана и Кувай окрасились в грязно-жёлтый цвет, и всё это стремительно неслось в Енисей.

«До этого накануне была очень чистая вода, каждый камушек было видно. А тут – жёлто-коричневая. Я сколько живу, никогда такого не видела. Бывало загрязнение, но ближе к одному берегу обычно. Но такого, чтоб полностью, не было», – рассказала местная жительница Наталья Григорьева.

Под подозрение попали разу две золотодобывающие компании, которые работают на реке Кувай: ООО «Сибирские сельские машины» и ООО «Сисим». Позже прокуратура подтвердила: дренаж зафиксирован у «Сибсельмаша». Директор артели Леонид Башарин вину признал, протечку устранил, но корреспонденту «АиФ на Енисее» заявил, что говорить о том, что там аховая ситуация, преждевременно.

«Это просто политическая спекуляция на фоне выборной кампании, каждая партия старается себя показать болеющей за экологию. Поток был небольшой, как будто из чайника лилось, закрыли быстро, сделали дополнительные дамбы. Была комиссия, проверяли, никакого прорыва дамб у нас нет. А кадры, сразу видно, инсценированы – скорее всего, приезжала техника, насыпала кучу гравия, а свалили всё на меня».

 В качестве доказательства говорит, что добычу вообще ещё не ведёт, только разведку. По словам специалиста ФГБУ «Главрыбвод» Натальи Морецкой, это-то и страшно. «Их геологоразведка по своей сути похожа на добычу, только в меньших объёмах, роют на глубину 30 метров. Проект не согласован, работы проводятся в водоохранной зоне, руслоотвод сформирован таким образом, что все грязные стоки из отстойника попадают в реку».

Где нереститься хариусу?

Обычно «Главрыбвод» приглашают на оценку последствий деятельности компаний. Первый такой выезд специалистов на реку Кувай был в 2014 году, именно когда Башарин впервые получил лицензию. Сначала отработка велась в верховьях реки Кувай, потом в притоках. И год от года, по словам Натальи Анатольевны, вода становилась всё хуже.

«В этом году пробы ещё в обработке, но в прошлом после стоков «Сибсельмаша» количество кормовых организмов в реке сократилось на 43%. Ниже (на 5 км), где стоки этой компании встречаются со стоками «Сисим», кормовые организмы сократились уже на 80%. Они вместе убивают эту реку. Но если «Сисим» расположен в плоской пойме, то «Сибсельмаш» – на крутой для золотодобычи горе (угол уклона – 13%), и там тяжело построить отстойник, чтобы ничего не протекало. В этом году тот участок бросили, спустились в саму реку Кувай, где и был зафиксирован залповый сброс».

По словам специалиста, в результате многолетнего воздействия мелкодисперсной пыли дно заиливается, меняется температура воды, её прозрачность и насыщение кислородом. Микроорганизмы выжить в таких условиях не могут. А ценная промысловая рыба семейства лососёвых, в частности хариус, который раньше заходил в реку для нереста, теперь тут почти не встречается. Поэтому постепенно река заполняется менее ценными породами – окунем, пескарём, гольяном.

Это подтверждают и рыбаки, которые больше всего сейчас переживают за судьбу рек. Говорят, гибель рыбы для них всё равно, что гибель урожая. В последнее время выходят с удочкой скорее для удовольствия, чем для полноценной рыбалки.

«Уже два года хариуса здесь не встречал, хотя раньше постоянно ловил. Убили реку», – сетует житель Колбинска Андрей.

Мораторий на добычу

И хотя протечка уже устранена, после получения результатов исследования воды компании грозит штраф и даже лишение лицензии.

«После получения результатов исследований и заключения специалистов будут приняты меры прокурорского реагирования в том числе в рамках уголовно-процессуального законодательства. В департаменте по недропользованию по Центральному и Сибирскому округу находится рассмотрение вопроса о досрочном прекращении права пользования недрами по лицензии ООО «Сибирские сельские машины». Ход и результаты проверки находятся на личном контроле прокурора края», – отметила старший помощник прокурора Красноярского края по связям со СМИ Олеся Климова.

По словам Александра Колотова, решить проблему сибирских рек мог бы мораторий на добычу россыпного золота на пока ещё не нарушенных водотоках, где золото не добывается, но лицензии выдаются. На обращение экологов и природоохранных предприятий в администрации президента ответили, что золото является большим подспорьем для наполнения бюджета, есть Росприроднадзор, который должен контролировать случаи загрязнения рек, поэтому приостановления не будет, но надзор усилится. Между тем губернатор Кемеровской области добился отмены упрощённого порядка выдачи лицензий. А на Камчатке и вовсе вводится мораторий на добычу россыпного золота.

Комментарий
Глава Манского района Артём Черных: «Из-за некоторых неточностей в действующем законодательстве возникают случаи, которые позволяют золотодобывающим компаниям практически безнаказанно вредить природе. Сегодня требуется корректировка действующих нормативных документов. Мы (главы Манского, Партизанского и Курагинского районов, где активно идёт добыча россыпного золота) сформировали в Законодательное Собрание Красноярского края список корректировок для внесения их в Госдуму. В частности, золотодобывающие компании должны проводить щадящую геологоразведку, после добычи приводить территорию в первоначальный вид, органам власти, на территории которых ведётся добыча, быть на связи с недропользователями и контролирующими структурами и многие другие пункты. Надеюсь, все эти замечания будут учтены новым составом для формирования более чёткого законодательства в сфере добычи россыпного золота».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах