aif.ru counter
107

Вадим Янин: Эти хождения по кабинетам надо, конечно, убирать

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. «АиФ на Енисее» 13/06/2012
Фото: АИФ

«Несмотря на усилия врачей, больной остался жив» — эта невесёлая шутка родилась в начале перестройки. Тогда рыночная экономика буквально задавила медицину, впрочем, как и остальную «социалку». О том, как изменилась ситуация и какие проб.лемы в отрасли ещё остались, накануне Дня медицинского работника рассказал министр здравоохранения края Вадим ЯНИН.

 

Четверть бюджета — на медицину

— Вадим Николаевич, медициной сегодня недовольны все: и президент, и премьер, и пациенты, и медики. По статистике, всего 30% россиян удовлетворены качеством медпомощи, а в той же Германии — 80%. Применительно к региональному здравоохранению каков процент недовольных?

— Из чего складывается индивидуальное здоровье? До 50% — это образ жизни. До 20% — условия труда, экология, 25% — наследственность, и лишь остатки приходятся на медицину. Я далек от идеализации ситуации, в которой мы сейчас находимся. Тем не менее, если брать за основу опросы, проведённые федеральной службой, то в рейтинге за 2010 год (за 2011-й ещё результатов нет) по степени доверия к медицине Красноярский край стоял на пятом месте по РФ. Считаю, уровень неплохой. Хотя проблем достаточно. Это и советское наследие (многие объекты, возведённые 50 лет назад, сегодня разрушаются), и дефицит кадров, и недостаточное финансирование…

— Известный врач Леонид Рошаль считает: чтобы изменить ситуацию в отрасли, финансирование здравоохранения необходимо увеличить как минимум в два раза.

— Я не могу сказать, что мы финансируемся по остаточному принципу — четверть бюджета Красноярского края идёт на здравоохранение. Нас финансируют в той доле, в которой может себе позволить экономика региона. Совместно с федерацией мы строим онкологический центр. На краевые деньги возводится богучанская больница, завершается строительство клиники в Ванаваре, проводится реконструкция Каратузской ЦРБ. Скоро будет готов генплан реконструкции краевой клинической больницы № 1, в будущем она превратится в современнейший центр. В Красноярске ведётся строительство детской больницы, которая объединит все маленькие клиники, разбросанные по городу

.

— Честно скажу, я не люблю ходить в больницу из-за бесконечных очередей. Мне жалко потраченного времени, проведённого у кабинета врача, на приёме у которого потом находишься максимум 15 минут.

— Сегодня чаще всего граждане жалуются на плохую доступность медпомощи именно из-за очередей. И на то, что услуги не всегда качественные. Но, когда начинаешь разбираться, как правило, причина — не в качестве, а во взаимоотношениях пациента с медиком.

Когда на приём к врачу — с удовольствием… Фото wordpress.com

 

 

Мы сейчас изучаем технологический процесс в поликлиниках и смотрим, от чего можно отказаться. Я всегда говорю, что терапевт должен быть тем врачом, который снимает 90% проблем пациента. К сожалению, сегодня терапевту буквально предписывается приказом Минздравсоцразвития, допустим, при диагнозе «астма» отправлять пациента к аллергологу. Зачем, когда ситуация и так понятна? Отсюда и хождения по кабинетам, сидения в очередях, нервозность людей. Приведу пример. В Красноярском крае: на первичном приёме 40% — это врач-терапевт и 60% — узкие специалисты. На Западе 90% — врач общего профиля, то есть терапевт, и, соответственно, 10% — узкий специалист.

— Но три года назад, когда запускали нацпроект «Здоровье» и вводили новые формы оплаты труда, подразумевалось то, о чём вы говорите. Терапевты сегодня вошли в категорию высокооплачиваемых специалистов отрасли, но они не стали универсальными врачами. А вот узких специалистов потеряли.

— К сожалению, программа в нацпроекте не получила дальнейшего методического и идеологического сопровождения. Правда, сейчас за счёт модернизации здравоохранения зарплату подняли и узким специалистам. Такая идеология не совсем верная. Если мы хотим сбалансировать объём медицинской помощи, мы должны обеспечить неотложное здравоохранение, когда помощь нужна срочно, здесь и сейчас. А это как раз те самые участковые терапевты, которые должны быть компетентными в оказании такой помощи, знать и уметь спланировать дальнейший маршрут пациента на обследование и к узким специалистам.

И эти хождения по кабинетам надо, конечно, убирать. Точно так же, как и освобождать врачей от лишней писанины. Но когда приходишь в поликлинику и пытаешься выяснить, зачем им журнал, мне приводят массу примеров, почему он им нужен. Например, для проверяющих, которых у нас много… И такая система — не только в здравоохранении.

Зарплата не решит все проблемы

— Вы как-то приводили статистику: укомплектованность врачами составляет 60%, из них 20% — пенсионного возраста. Кадровая проб.лема по-прежнему остро стоит?

— В стране не хватает 153 тысячи врачей. В Красноярском крае — порядка 7 тысяч. При выпуске из мединститута 600 врачей в лучшем случае в практику придут 500. Этого, конечно, недостаточно.

Большинство проблем могут быть закрыты врачами общей практики. Я считаю, что часть вакантных ставок узких специалистов (которые никогда не закроются) надо отдавать в бюджет учреждения и распределять в виде

стимулирующих выплат. Правда, когда я озвучил эту идею, а потом почитал отзывы в Интернете — меня разве что не расстреляли.

Многие считают, что решить проблему с кадрами просто: дайте квартиры, зарплату в два раза выше — и всё изменится. Давали. Тем же терапевтам. И что изменилось? Ничего. И с жильём — большинство муниципалитетов квартиры предлагают. Не едут. Зарплата. Сначала выпускники просили 30 тыс., теперь требуют 50 тыс. Да хоть сто дай, если у него нет внутреннего стержня быть врачом. Я говорю о неудобных вещах, но их нельзя замалчивать. Платить надо больше — это бесспорно. Но с оплатой придётся менять и функционал. Мы должны многому научиться, какие-то функции передавать на уровень медсестер, менеджеров, чтобы врача освободить на лечебные работы. Тогда и жалоб будет меньше.

— И всё-таки сколько в среднем получает врач? Сегодня, например, на селе самый богатый человек — участковый полиции, у него зарплата — 50 тыс., почти в два раза больше, чем у председателя сельсовета, и в четыре раза выше, чем у фельдшера.

— Я не понимаю, когда врачи обсуждают свою зарплату с пациентами. Они должны лечить больных, а не рассказывать, как мало им платят. Скажите, кто у нас из бюджетников много получает? Культура, образование, детские сады? Я не люблю усреднённые цифры, которые вызывают недовольство в обществе. Скажу вам размах: врач в крае зарабатывает от 6 до 150 тыс. рублей. Если говорить о системе федеральной, там заработки ещё больше. Зависят они от опыта, квалификации, разных надбавок, в том числе северных и т.д. А средний доход медработника по краю — 30 тыс. руб.

Доверяю практикам

— Как часто родственники, друзья обращаются к вам за помощью как врачу?

— Я с 1993 года занимаюсь административной работой, и за это время медицина ускакала вперёд в тактике, технологиях и лечении

. Поэтому не беру на себя смелость лечить людей и давать советы. В этом отношении министр — не самый главный врач. Я доверяю практикам.

— Сегодня тысячи выпускников — на пороге выбора. Возможно, кто-то из них выберет, как когда-то вы, профессию врача. На ваш взгляд, к чему он должен быть готов?

— К тому, что этот труд может быть неблагодарным. Что работать придётся очень много. Что учиться в нашей профессии надо всю жизнь. Врач должен проявлять сострадание. И, самое главное, — должен любить людей и относиться к пациентам, как к своим близким родственникам.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах