Примерное время чтения: 5 минут
969

Жил в больнице 14 лет. Сибиряк, получивший 85% ожогов тела, стал медиком

Будущий врач считает, что у пациента должна быть воля к жизни, иначе ни лекарства, ни доктора не помогут.
Будущий врач считает, что у пациента должна быть воля к жизни, иначе ни лекарства, ни доктора не помогут. / Мирлан Туратбеков / Из личного архивa

Мирлан Туратбеков из Иланска (город в 260 км от Красноярска), которому сейчас 24 года, в десятилетнем возрасте получил страшные ожоги, у него обгорело 85% тела. Шансов остаться в живых у мальчика не было, но он выкарабкался. 

Этот счастливый исход врачи ожогового центра Красноярской краевой клинической больницы назвали одним на миллион. Мирлан провел 14 лет, в больнице, которая стала его вторым домом, а теперь спасенный юноша готовится стать врачом, чтобы спасать других. 

Свою историю со счастливым концом Мирлан рассказал корреспонденту krsk.aif.ru.

Вспыхнул, как факел    

Перебинтованный с ног до головы, словно мумия, подросток открыл глаза и сам сделал вздох. Это была настоящая победа 10-летнего ребенка и его лечащих врачей после того, что с ним случилось за два месяца до этого.

В первый день летних каникул вместе с двумя приятелями, жившими по соседству, Мирлан отправился погулять. На беду, мальчишки нашли пластиковую бутылку с бензином, видимо оставленную косильщиками газонов. Зная, что это опасная горючая жидкость, пацаны все же решили проверить, как она горит. Во дворе частного дома, где жили друзья Мирлана, подростки бросили в емкость горящую спичку. Вспыхнувший мгновенно огонь напугал одного из ребят и он, не разбирая, пнул горящую емкость прямо в Мирлана. Тот вспыхнул словно факел. Хорошо, что во дворе была бочка с водой, подросток прыгнул в нее, пламя погасло.

«На мои крики прибежала соседка и вызвала скорую. Врачи поставили обезболивающее и я провалился во тьму. Знакомый хирург отца сказал, что меня нужно срочно отправить в Красноярск, иначе не выживу, так как в городской больнице не было специалистов и необходимого медицинского оборудования, - вспоминает молодой человек, которому сейчас 24 года.  

Санавиацией мальчика перевезли в ожоговый центр краевой больницы, где врачи начали бороться за его жизнь. Мирлан получил 85% ожогов тела: пострадали грудь, руки, ноги, подбородок, шея прилипла к груди. Для ребенка смертельно, если обожжено 30%. То, что он выжил - один случай на миллион, видимо у парня сильный ангел-хранитель, скажут врачи.

Воля к жизни

Саднящая боль во всем теле, капельницы, перевязки - 40 операций и более 100 наркозов. Все это юный пациент стойко переносил, как и подобает мужчине. Чтобы восстановить утраченный кожный покров, у него брали здоровую кожу на руках. Когда она закончилась, брили наголо, чтобы использовать кожу головы. Потом отец стал донором, но через месяц его кожу организм Мирлана отторг, хотя это помогло заживлению.

«Отец сказал, что я должен двигаться, иначе мышцы атрофируются. Он у меня бывший военный и очень строгий, я не мог его ослушаться. Сначала учился садиться, потом свешивал ноги с кровати. Через пять минут уставал так, будто пробежал десять километров. Учился все делать заново. Пить из кружки не мог, тряслись руки, держать ложку тоже. Когда шел по коридору, опираясь на ходунки, оставлял за собой следы крови, которая сочилась из ран», - делится Мирлан.

Мальчик пошел в конькобежную секцию, чтобы заставить работать свое тело. И сейчас молодой человек продолжает заниматься спортом, любит путешествовать, общаться с друзьями. Есть у него любимая девушка, которая тоже хочет стать врачом. С юмором рассказывает, как друзья реагировали на его шрамы.

«Говорили – спрячь, а то не по себе становится. А вот девчонкам наоборот интересно было потрогать. Стеснялся своей кожи до 18 лет, а потом начал читать книги по психологии, которые помогли с этим комплексом справиться».

Второй дом

Юноша перешел на третий курс Иркутского медуниверситета. До этого окончил медицинский колледж по специальности медбрат. В вузе учится платно, поэтому вынужден работать. Трудится в детской нейрохирургии. Не хочет быть обузой для отца, говорит: «руки, ноги есть - сам заработаю на учебу». В институте на бюджетные места платников даже при хороших оценках не переводят.

Мирлан хочет стать пластическим хирургом, как и его лечащий врач Вячеслав Владимирович Ластовский.

«Он для меня, как второй отец. За 14 лет, проведенных в больнице, все сотрудники стали родными, это мой второй дом», - говорит юноша.

Будущий врач считает, что у пациента должна быть воля к жизни, иначе ни лекарства, ни доктора не помогут.

«Я работал в ковидном госпитале и видел, что некоторые пациенты с 50% поражением легких переставали бороться, отказывались дышать и умирали. А престарелая женщина с поражением 95% не сдавалась и выжила. В этом мире ничего легкого нет, по течению плывет только мертвая рыба, против течения может двигаться только живая, хотя ей трудно», - уверен Мирлан.

Фото: Из личного архивa/ Мирлан Туратбеков

«Когда Мирлан поступил с тяжелой ожоговой травмой, уже были технологии и средства для восстановления кожных покровов. Каков бы не был плохой прогноз, мы делаем все, чтобы человек выжил. Максимально бережем каждый сантиметр здоровых тканей и восстанавливаем погибшие. Используем технологии и средства, чтобы исключить рубцы на лице и шее, которые приводят к изменению внешности, - говорит хирург – комбустиолог, к.м.н. Красноярской краевой клинической больницы Иван Владимиров. – Что касается Мирлана, то он и сам был позитивно настроен, не сдался и живет уже 13 лет. Это большое достижение. Добавлю, что реконструктивные операции проводятся бесплатно и пациенты, получившие обширные ожоги, многие годы находятся под нашим наблюдением».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах