Примерное время чтения: 7 минут
595

Полбригады смыло. Как Андрей Дамба едва не погиб при прорыве дамбы в Сибири

20 человек утонули после затопления вахтового поселка, Андрей Дамба - из тех, кому удалось выжить.
20 человек утонули после затопления вахтового поселка, Андрей Дамба - из тех, кому удалось выжить. / Татьяна Бахтигозина и МЧС по Красноярскому краю. / Коллаж АиФ

В Красноярском крае 5 февраля огласили приговор руководству золотодобывающей артели «Сисим», по вине которого погибли 20 человек в 2019 году. Еще 44 работника получили травмы.

Тогда в сибирской тайге прорвало сразу несколько дамб. Балки – рабочие общежития, стоявшие на краю реки, смыло четырехметровой волной.

Андрей Дамба (удивительно, но это его настоящая фамилия, которая происходит от тувинского имени и переводится, как «ученик, готовящийся к Далай-ламе»)  – один из тех, кто в том ЧП чудом выжил. Свою историю он тогда рассказал корреспонденту krsk.aif.ru в холле краевой клинической больницы, куда был доставлен санавиацией с подозрением на перелом позвоночника и черепно-мозговую травму.

Узнали, как мужчина живет сейчас, беспокоят ли его старые травмы и помогало ли руководство предприятия после трагедии.

«Нас накрыло волной»

Когда случилась трагедия на Сейбе, Андрею было 45 лет. Он работал машинистом бульдозера в артели и в ту ночь отдыхал – находился в общежитии, которое смыло водой.

«Мы жили в первом подъезде общежития, а оно 25 метров. И вот мы наверху и нас волной накрывает! Да такой силы, что выбивает бревна. Одно мне в лоб прилетает, начинает кувыркать меня в воде. Тогда еще подумал, что именно так люди в цунами погибают: чувствуют ту же безысходность, невозможность что-то сделать. Кругом бревна, деревья, палки. Меня отнесло метров на триста от места, где стояло общежитие. Вылез на берег абсолютно голый», - рассказывал Андрей сразу после трагедии.

Дамбе помог коллега, который оказался рядом. Этот мужчина потом и других спасал.

«Попытался идти - не могу, тело не слушается. Вижу человек рядом вылазит, помочь ему хочется, но не получается. Он выбрался и кричит в сторону воды: «Есть кто живой, давайте сюда!» Слышим там кричат, но их уносит, мы ничем помочь не можем. Через какое-то время побежали в сторону пустующего балка лесников. Я дверь дергаю, а сил нет, ничего не получается. Но тот парень крепкий, здоровый (позже познакомились - Анатолием зовут, оказалось, что у него рука сломана) смог открыть.  Он спички нашел, печку затопил. Тапки там одни были. Анатолий их надел, сказал мне ждать, а сам побежал других спасать. Он двоих или троих еще вытащил. После случившегося я его еще не видел. Когда работали, мы с ним не общались, даже здоровались редко». 

«Выживший»

Себя Дамба называет «выжившим», тогда как раз вышел фильм с таким названием с Леонардо ДиКаприо в главной роли. В ту ночь он боролся и победил стихию, но потерял друзей-коллег – полсмены его погибло, ребята, в основном, младше 30 лет.

«Я смотрел видео, как бабушка одного нашего «погрузиста» (водителя погрузчика – прим. автора) гроб забирала. Он сам сирота, мать убили. Из Минусинска, молодой пацан - 25 лет только исполнилось, хотел себе на квартиру заработать… Мы с ним работали на одном полигоне. А я у себя в тракторе кофе варил, у меня конфеты были, в телефоне всегда кино, мультики. Мы с ним кофе попьем, посмеемся… 

Узбек Дилшот (только на сайте компании, где опубликован список погибших и пропавших без вести, его имя значилось, как Дишпод) Азимов, которого так и не нашли, настоящим работягой был. Домой на родину года два не ездил. Раньше что-то у него не срослось с работой, пролетел по деньгам. Говорил, что стыдно так возвращаться. Здесь уже 8 месяцев трудился. В сентябре хотел уехать, но почему-то остался. Мы с ним постоянно шутили друг над другом. Часто, пока до полигона и обратно ехали, с ним играли в морской бой, у нас даже свои группы болельщиков были. И в последний день сыграли. Я победил. Он тогда сказал: «Завтра я тебя порву…». Ему 28 лет было.

Когда тонул, даже испугаться не успел. По-настоящему страшно стало в Макарьевке. Когда ждешь, кого еще привезут. Спрашиваешь: «Где Санька?». Отвечают: «Санька погиб». «Леха Мазепа. Камазист?» - «Леха погиб»…

Там один паренек был, Миша. Не знаю точно: сколько лет, но совсем молодой, не больше 19. Я его так и звал: «мальчик», он не обижался. Когда увидел его живым, как за родного сына радовался. Он в ночь, оказывается, работал. Мои соседи по комнате все живы остались», - вспоминал Дамба.

«Нервы дороже»

А потом у Андрея началась другая борьба – за свое здоровье и достойную компенсацию от предприятия.

Как он сейчас рассказывает, все что получил – 200 тыс. рублей от работодателя и 200 тыс. рублей от правительства края. Плюс четыре месяца ему платили минималку по больничному (основную зарплату, по словам мужчины, они получали что называется «в конвертах», поэтому и соцвыплату назначали такую) – 12 тыс. рублей. Из них 4 тыс. он тратил на дорогу от Абакана (где живет) до Красноярска – нужно было проходить обследования в краевой больнице.

«У меня подтвердился перелом позвоночника, но в дело он не вошёл. Краевая больница не диагностировала. В результате полгода на больничном, потом снова работа. Оттуда ушел сразу. Они заблокировали нас (выживших) и мы не можем к ним устроиться. Я нашел другую работу», - говорит Андрей.

Сейчас мужчина находится на вахте в Магаданской области. Так же работает бульдозеристом.

«Компания занимается рудным золотом. Мы подрядчики - им отстойники делаем… Я люблю свою профессию и других не ищу. Работаю не только ради денег, но и удовольствия. Строю дамбы (надёжные, законные) дороги и много разного», - объясняет Дамба.

Уже на днях Андрей вернется в Хакасию. Оттуда планирует слетать в гости к другу в Калининград (там он даже сам жил какое-то время).

Боли в позвоночнике мужчину мучают до сих пор – такие травмы бесследно не проходят. Но пострадавшим тяжелой степени его так и не признали.

«Ничего и никто уже не получит в качестве компенсации. Да и пусть. Совесть они, конечно, на эти деньги не купят, за то свои нервы целее будут. Жив и ладно», - к такому выводу пришел Андрей.

Приговор виновным, а они получили от 3,5 до 4 лет лишения свободы, он считает все-таки мягким:

«В колонии поселении - да это полная ерунда. Это через полтора- два года будут дома. Александров даже через год. Но этот виноват меньше всех. Он в тот момент подменял горного мастера, который на межвахту уехал. В общем, очень скоро все выйдут по УДО. Думаю, Ковальков еще быстрее всех.

Про Еганова, которого одним из первых закрыли. Да, он настоящий мужик, хорошо ко всем относился, больше всех работал. Но, сейчас думаю, что да, он виновен. Ведь он знал о всех дамбах, он руководил работами. А строил дамбы горный мастер, которого заменял Александров».

Напомним, трагедия случилась осенью 2019 года. В сентябре гендиректор Максим Ковальков отдал начальнику участка Андрею Еганову и горному мастеру Евгению Александрову незаконное указание нарастить имеющиеся в карьере дамбы и накапливать за ними воду до прибытия проверяющей инспекции. Таким образом, они хотели скрыть факт загрязнения реки промышленными отходами.

В результате этого в октябре 2019 года сброс грязной воды из созданных дамбами водохранилищ в руслоотводный канал реки временно был прекращен. В ночь на 19 октября произошёл страшный прорыв каскада из шести самовольно возведенных дамб, удерживающих большой объем воды. Поток разрушил вахтовый посёлок и погубил 20 рабочих.

Максим Ковальков получил 4 года лишения свободы в колонии-поселении.
Андрею Еганову суд назначил 3,5 года лишения свободы в колонии-поселении, Евгений Александров получил наказание в виде 3 года и 3 месяца лишения свободы. Он также отправится в колонию-поселение.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах