Примерное время чтения: 10 минут
215

5 лет санкций и 25 лет созидания. Что ждет алюминиевую отрасль России?

Решение Австралии – это новый вызов.
Решение Австралии – это новый вызов. Предоставлено пресс-службой компании «РУСАЛ»

Новости о санкциях за последний месяц уже, кажется, перестали быть раздражителем и воспринимаются не более чем информационный шум. «Россия положила очередной пакет санкций в пакет с пакетами» - шутка отличная, но, если вдуматься, не такая уж и смешная. Нашу страну постепенно отрезают от мира: грубо, болезненно.

Одно из последних сообщений: Австралия запретила экспорт глинозема в Россию. Что это значит для алюминиевой отрасли и обычных людей? В проблеме разбирался автор «КП» Анна Симова.

Санкции старые, санкции новые…

Да, наши бывшие «иностранные партнеры» признают, что в итоге санкции работают в обе стороны: и в странах, которые вводят меры против России, растут цены на продовольствие, энергоресурсы, удобрения, другие жизненно важные вещи. Меняется логистика, рвутся транспортные связи, перелеты и переезды становятся дольше и дороже…

Об этом можно говорить много и афористично: «Назло бабушке отморожу уши», «Заплатил за трамвай и не поехал»… Но в действительности чужие проблемы – это слабое утешение. Надо со своими разбираться.

Как ни крути, санкции бьют по больному, по слабым местам российской экономики. Но самое страшное, что они бьют по людям – без разбора. РУСАЛ – один из мировых лидеров алюминиевой отрасли – «первую серию» санкций прошел несколько лет назад. Весной 2018-го года с подачи некоторых недобросовестных конкурентов Минфин США решил показательно «наказать» основателя компании Олега Дерипаску: под угрозой разрыва отношений с любыми европейскими и американскими фирмами запретил контрагентам какие-либо коммерческие отношения с РУСАЛом. Пользуясь своим влиянием, парализовала международные рабочие отношения. Нельзя продавать сырье, покупать готовую продукцию, заниматься перевозками и т.д., пока Дерипаска не передаст кому-нибудь свою долю в компании.

Между личной гордостью и спасением стратегической отрасли российской экономики Олег Дерипаска выбрал второе.
Между личной гордостью и спасением стратегической отрасли российской экономики Олег Дерипаска выбрал второе. Фото: Commons.wikimedia.org

И Олег Дерипаска пошел на такой шаг, между личной гордостью и спасением стратегической отрасли российской экономики он выбрал второе. Это позволило сохранить все заводы компании, практически все торговые и производственные связи, и самое главное – людей: сотрудников не только РУСАЛа, но и связанных с ним компаний. Их множество: от научно-технических центров и поставщиков оборудования до химчисток и клининговых фирм. Это более полумиллиона работников в самых разных регионах России и за ее пределами.

Если в 2018-м году санкции в адрес РУСАЛа и Дерипаски не восприняли всерьез, даже чиновники посмеивались, мол, ну что такого, тряхнут олигархи мошной, ничего страшного. То теперь понятно: дело не в олигархах и их личном достатке. А дело в том, что 30 лет сбора и восстановления промышленности (в данном случае - всей алюминиевой), формирования заново связей и рынков, десятков лет на развитие переработки и собственных технологий попадают под чудовищный прессинг. Цель которого одна - разрушить.

Решение Австралии – это новый вызов. Запрет на продажу глинозема не связан с личностью основателя РУСАЛа, это совершенно другая ситуация, разрушение сырьевой базы - это удар по всей цепи переработки, которая сосредоточена как раз в Сибири и на Урале.

9% и их реальная цена

С началом спецоперации на Украине по понятным причинам закрыли Николаевский глиноземный завод, а это 15% потребляемого Русалом глинозема: стало невозможно как завезти бокситное сырье, так и вывезти готовую продукцию. Теперь власти Австралии запретили поставки глинозема в Россию с завода в Квинсленде Queensland Alumina (QAL), 20% которого, кстати, принадлежит РУСАЛУ. То есть, фактически российской компании запретили пользоваться продукцией, произведенной на ее же предприятии!

Получается, «авторы» санкций наплевали не только на свободный рынок, но и на право собственности, которое декларируется как одна из главных демократических ценностей цивилизованного мира? Крайне сомнительные с точки зрения права решения – в чем они должны убедить РУСАЛ и всю Россию?

Аналитики алюминиевого рынка полагают, что у компании есть внутренние резервы заместить это производство, глинозем с завода в Квинсленде занимал 9% от всего объема перерабатываемого сырья. В структуре РУСАЛа девять глиноземных заводов: кроме украинского и австралийского есть еще предприятия в России (Богословский, Ачинский, Уральский, Пикалевский глиноземные заводы), Ирландии (Aughinish Alumina), Гвинее (Friguia) и на Ямайке (Windalco).

Звучит разумно, не так ли? Не будем продавать свое чужим, станем пользоваться сами! В реальности решение Австралии может значительно перекроить весь рынок цветных металлов, и все производственные и логистические цепочки между компаниями и предприятиями из разных стран придется пересобирать заново. А это процесс небыстрый. Например, на то, чтобы сделать РУСАЛ единой, мощной и эффективной компанией, Олег Дерипаска работал более 20 лет.

Есть ли столько времени у мировой алюминиевой промышленности, когда металл требуется везде – от микроэлектроники и фармации до модулей МКС и спутниковых систем?

И дело даже не в том, что производителям алюминия придется искать новых поставщиков глинозема, а в том, что у каждого алюминиевого завода есть своя производственная ниша, своя номенклатура изделий. Нельзя просто механически вместо алюминия, например, с КрАЗа, купить металл, произведенный на заводе в Ньюбурге, - они совершенно разные по своим свойствам и составу. И из них изготавливают совершенно разные изделия.

Фото: АО «РУСАЛ Красноярск»

Угол падения равен углу отражения

К слову, и в том, что сейчас мир имеет такую широкую номенклатуру алюминиевых сплавов, велика заслуга Олега Дерипаски. В советское время вся алюминиевая промышленность страны производила 1,8 млн. тонн металла в год. Дерипаска тщательно формировал рудную базу алюминиевой отрасли. Двадцать лет целенаправленных усилий позволили удвоить объемы производства алюминия в России. Сейчас один только КрАЗ выдает миллион тонн в год. А все заводы РУСАЛа вместе обеспечивают мировому рынку более 4 млн. тонн готовой продукции. Почти половина это этого объема - качественные алюминиевые сплавы для самых разных отраслей мировой экономики.

Было бы неверно считать РУСАЛ сырьевой внутрироссийской компанией: сейчас предприятия холдинга работают в 13 странах мира. Про одно только подразделение в Гвинее можно издать многотомник в разных жанрах: от научной фантастики до производственного романа и героического эпоса. Компания успела вложиться не только в развитие заводов, но и в разработку вакцины от лихорадки Эбола, построила инфекционный госпиталь – это редкость для Африки.

Государственный переворот в 2021 году было поколебал позиции компании, создав реальную опасность сырьевой базе, и решение этой проблемы потребовало времени. Месторождения бокситов расположены вообще в не самых спокойных регионах. Пожалуй, лишь Австралия выделялась на этом фоне, как все считали до последнего времени…

Так что новые санкции против РУСАЛа могут так отрикошетить по миру, что мало не покажется даже самым глубоким оптимистам. Но речь не об этом.

Прилетит вдруг волшебник?

В целом понятно оживление некоторых конкурентов российского алюминия – в частности производителей с ближнего востока - тех, у кого на честном рынке нет шансов. Чего скрывать, велико искушение помочь сломать лидера в надежде поживиться остатками пирога. И сейчас, когда здравый смысл отступает перед слепой русофобией, такой сценарий не кажется невероятным.

Но смоделируем ситуацию: завод, который производит алюминий, впоследствии использующийся в медицине, получает меньше глинозема, чем раньше. А значит, производит меньше металла. Следующее предприятие в цепочке не может изготовить блистеры для таблеток, медтехнику в достаточном количестве. Дефицит вызывает рост цен, причем дорожает все: и глинозем, он ведь очень нужен, следом растет цена на металл, и на все то, что из него производится.

Нет продукции – нет работы, сокращается производство, а следом сокращаются и рабочие места, то есть, люди. И эта «цепная реакция» затронет не только алюминиевую отрасль, но и многие другие.

Подумали ли об этом «глобальном переделе» те, кто принял решение лишить российских алюминщиков 9% глинозема? И готовы ли объяснить своим гражданам, почему, наказывая РУСАЛ, они создают угрозу собственным экономикам?

Хочется верить, что Олег Дерипаска найдет какой-то изящный выход из ситуации. Сегодня не поможет уже дипломатическая экономическая работа, даже – на уровне правительств ведущих стран мира. Мировые связи разрушаются на наших глазах. Для того же РУСАЛа международная сырьевая база, построенная Дерипаской и давшая возможность удвоить выпуск с советских 1,8 до невиданных ранее 4 млн. тонн, под ударом. Тот самый внутренний рынок, в развитие которого вкладывались миллиарды рублей - все ещё мелок, и на его развитие все ещё нужны годы. Каким бы лидером мировой алюминиевой отрасли ты ни был, такую экономическую программу с таким социальным багажом выполнять станет в разы сложнее. Но отступать нельзя. Просто потому что нам всем вместе тут дальше жить.

РУСАЛ в цифрах и фактах

Более 400 млрд руб. инвестировал Русал в 2011-2020 гг. в строительство новых, модернизацию и поддержание действующих предприятий.

Более 59 млрд руб. в 2011-2020 гг. РУСАЛ вложил в экологическую модернизацию предприятий. На 35% снизились выбросы в атмосферу и потребление воды.

Предприятия РУСАЛа расположены в 13 странах на 5 континентах (Европа, Азия, Африка, Южная Америка и Австралия).

Фото: Предоставлено пресс-службой компании «РУСАЛ»

В России РУСАЛ построил три новых завода: Хакасский алюминиевый завод, Богучанский алюминиевый завод (в СП с «Русгидро») и Тайшетский алюминиевый завод, а также Тайшетскую анодную фабрику.

РУСАЛ начинает экологическую перестройку заводов в городах Братск Красноярск, Новокузнецк и Шелехов. Ожидаемый результат – обновление по современным технологиям 50% мощностей, на которых выбросы фторидов будут снижены на 80%, бенз(а)пирена – до 0.

В 7 городах Сибири и Урала (Ачинск, Богучаны, Братск, Краснотурьинск, Саяногорск, Тайшет, Шелехов) РУСАЛ построил и передал регионам современные медицинские центры для лечения внебольничной пневмонии, получившие название «Медицинский центр помощи и спасения». В них прошли лечение более 13500 человек.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах