aif.ru counter
270

Чистая энергетика - атомная

«АиФ на Енисее» №51 (1832) 17/12/2015

«Наши технологии исключают сбросы в окружающую среду жидких радиоактивных отходов, поэтому вызывают огромный интерес в мировом сообществе. Сегодня мы в этом направлении лидеры», - считает Пётр ГАВРИЛОВ, генеральный директор ФГУП «ГХК», депутат Законодательного собрания края.

Восьмое чудо света

- Пётр Михайлович, недавно вы вернулись из Японии, где в составе российской делегации посетили АЭС «Фукусима-1». На какую помощь наших специалистов рассчитывают японские коллеги в вопросах по ликвидации последствий аварии?

- Россией в этой области накоплены практический опыт, технологии, знания, которыми японцы сегодня не обладают. И они признались, что раньше опирались только на американский и французский опыт, а теперь поняли, что надо использовать и российские технологии. А ситуация там тяжёлая. Прошло почти пять лет, уровень радиационного фона в 2 тыс. раз выше естественного на расстоянии 150 метров. Там работает 7 тыс. человек, дозовые нагрузки серьёзные. Мы готовы поделиться патентами, разработками, оборудованием, о которых и рассказали японцам.

- Железногорск с его основным оборонным предприятием создавался в условиях реальной угрозы ядерной войны. Это единственный крупный промышленный объект в мире, часть производств которого находится под землёй на 200-метровой глубине. Но давно уже остановлены реакторы, нарабатывающие плутоний. Правда, сегодняшняя ситуация в мире заставляет задуматься, а не рано ли мы свернули?

- Объект, конечно, уникальный. Но есть аналоги - та же самая Балаклава в Крыму. Это база ремонта дизельных подводных лодок. Строили производство в гранитных породах и в Германии и Иране. Наша уникальность - в масштабе, ничего подобного в мире действительно нет. Это восьмое чудо света. Комбинат и сегодня готов выполнять государственные задачи. Ядерный щит родины должен быть всегда на высоте. И президент, и правительство уделяют этому колоссальное внимание.

Реакторы остановлены, проработав с мировым рекордом 46 лет и 4 месяца (вместо 20 лет). Далее эксплуатация была бы опасной. Что касается наработки материала (плутоний), ради которого они создавались, - сегодня его столько, что есть вопросы с хранением. Кстати, с этим столкнулись и американцы, и французы, и индийцы… Материал искусственный, он имеет свойство видоизменяться. Накапливаются так называемые радиогенные примеси в процессе хранения. И обслуживание становится очень затратным. Один из вариантов решения - МОКС-топливо, куда мы избыточный материал планируем перенаправить.

«У нас нет тайн»

- Пять лет назад комбинат сделал ставку на инновационные проекты - создание МОКС-топлива и Опытно-демонстрационного центра по переработке ОЯТ. Большинству жителей края это ни о чём не говорит. Приоткройте завесу тайны: что за технологии, насколько они безопасны? В чём отличие наших проектов от подобных зарубежных?

- О наших технологиях (без раскрытия ноу-хау) мы уже докладывали мировому сообществу. В сентябре я выступал в Лондоне с докладом по ОДЦ и МОКС-топливу. В опытно-демонстрационном центре создаётся самая современная в мире технология радиохимической переработки отработавшего ядерного топлива третьего поколения. Сегодня французы - лидеры в промышленном масштабе, у них есть завод второго поколения, и они построили такой же завод японцам. В чём отличие наших проектов от французских? У них есть сбросы в окружающую среду жидких радиоактивных отходов. Наши технологии исключают это вообще! Естественно, они вызывают сильный интерес в мировом сообществе. Сегодня мы в этом направлении лидеры.

МОКС-топливо - это уран-плутониевое оксидное топливо. В смесь добавляется тот самый компонент, который сегодня наработан в избыточном количестве. Самое эффективное - сжигание топлива в быстрых реакторах. Здесь Россия тоже вышла в лидеры, построив реакторы БМ-600, БН-800. Кто замкнёт первым ядерно-топливный цикл, тот в атомной энергетике становится лидером. Американцы не смогли создать. У французов была подобная технология, они сейчас стремятся её возродить, но заметно отстают.

Вообще ставку на новые технологии мы сделали не пять, а девять лет назад. Тогда вообще стоял вопрос, что делать с комбинатом. Реактор, который вырабатывал тепло и электроэнергию для Железногорска, в 2010 году был остановлен. Есть ещё мокрое хранилище, которое тоже выработало свой ресурс в 2010 году и должно было быть остановлено. То есть пять лет назад комбинат бы прекратил своё существование. Но то, что мы имеем сегодня - совершенно другая картина. Государство вложило 75 млрд рублей за последние 7 лет. Сегодня мы строим новый горно-химический комбинат.

- Если смотреть на перспективу…

- Минимум 50 лет. А реально может быть 100-150 лет. Став лидерами в замыкании ядерно-топливного цикла не только в России, но и в мире, мы создали такой задел.

- В условиях экономического кризиса, который переживает страна, немало примеров того, как люди оказываются без работы. Не планируете сокращения работников, зарплаты?

- Я уже рассказал про наши новые производства. Это всё рабочие места. Для меня важно удержать профессионалов. Остановили реакторный завод - специалистов перевели на ОДЦ, на мокрое и сухое хранилища. Остановили радиохимический завод - работников перевели на МОКС-производство. Всех высвобождаемых людей после остановки производств трудоустраивали на вновь созданные рабочие места новых производств.

Когда возглавил предприятие, здесь была нездоровая ситуация: много частных структур кормились заказами с комбината. Причём некоторые из них были собственностью некоторых работников. Я прекратил эту практику. Заказы перевёл на те мощности, которыми располагал комбинат. За счёт этого просто дал работу и людям поднял зарплату на 40%. Сегодня зарплата выросла по сравнению с 2006 годом более чем в пять раз. И хотя кризис больно ударил, повышение в следующем году обязательно будет. Размер индексации определяет руководство госкорпорации.

Открыты для диалога

- Проблема экологии в Красноярском крае - одна из актуальных. У комбината за годы его существования разные складывались отношения с «зелёными» - от протестов и провокаций до совместных с экологами рейдов по берегу Енисея. Вы стали более открытыми, или, как говорят, проблема сама «рассосалась»?

- Самая экологически чистая энергетика - атомная. Поэтому мы всегда открыты для диалога и работаем с экологами. Но чтобы вы понимали, есть так называемые «зелёные зелёные» - люди, которые искренне болеют за природу, хотят понять, что происходит в отрасли. С ними мы ездим в рейды, делаем замеры, показываем, рассказываем, какие технологии собираемся применять. И находим поддержку. А есть «чёрные зеленые», у которых другие задачи - тупой шантаж и вымогательство денег. С ними судимся и выигрываем суды.

Есть федеральная целевая программа обеспечения ядерно-радиационной безопасности на 2008-2015 гг. Она завершается в этом году. И уже утверждена постановлением правительства новая - на 2016-2030 гг. Эти программы направлены на решение проблем и обеспечение повышения экологической безопасности на объектах наследия. И две трети, если не больше, этих программ – это реализация проектов на Горно-химическом комбинате.

- Вопрос об открытии города периодически поднимается. Особенно в сфере бизнеса, которому мешает «колючка» для интеграции в краевую экономику. Минэкономразвития РФ разработало проект указа президента, по нему несколько закрытых городов лишатся статуса ЗАТО с 1 января 2016 года. В этот список попал Зеленогорск (Красноярск-45). Рассматривается ли вариант открытия Железногорска?

- Это проект указа, который не согласовал никто. Причина - попытка сэкономить деньги в федеральном бюджете. И это понятно. Не секрет, что треть бюджета города - дополнительные федеральные деньги, около миллиарда рублей. 10 городов Росатома – примерно 10 млрд ежегодно. Что касается бизнеса, «колючка» им не мешает. Наоборот, железногорские предприниматели заинтересованы, чтобы город не открывали.

Для красноярских тоже проблем нет. Сегодня отлажен механизм: те, у кого реальный бизнес, могут оформить пропуск достаточно быстро и на законных основаниях заехать в город. Все эти разговоры, извините, от лукавого… Поэтому открытие города в ближайшее время не планируется. Тем более что задача обеспечения национальной безопасности за нами остаётся. Думаю, и большинство жителей города пока не хотят такой открытости.

Стыковка власти и народа

- Вы не только несёте ответственность за коллектив своего предприятия (а это около 6 тыс. человек), но и как депутат Заксобрания отвечаете за жителей округа, в который входят такие разные территории - город Железногорск и Сухобузимский район. С какими проблемами чаще обращаются?

- Первая категория вопросов - частные, когда за помощью обращаются погорельцы, инвалиды, тяжелобольные... Вторая - актуальные проблемы ЖКХ, отопления, продажи алкоголя в неположенных местах... Но основная работа, конечно, в бюджетном комитете Заксобрания. Моя задача - обеспечить финансирование отдельных программ. Вот пример - 1,4 млрд за выпадающие доходы за тепло, поступления которых удалось обеспечить в бюджет Железногорска в конце прошлого года. Помогли губернатор Виктор Александрович Толоконский и руководитель госкорпорации Сергей Владиленович Кириенко. Правда, когда деньги пришли, некоторые депутаты в краевом парламенте тут же предложили их поделить. Они напомнили мне персонажей из «Собачьего сердца» Булгакова, главный принцип которых - «отнять и поделить».

Третья история вопросов - это стыковка власти и народа. С этим, к примеру, я толкнулся в посёлке Миндерла Сухобузимского района, где представители КРЭК повели себя два года назад неправильно (мягко говоря), отключая дома от электроэнергии. Народ стал, что говорится,  хвататься «за вилы». Всё это могло вылиться в народные волнения. Я организовал три круглых стола - с участием власти, представителей народа, энергетиков. На первое заседание представители КРЭК не приехали. Пришлось обратиться к губернатору. И в результате проблему разрешили. Люди высказали всё, что думают про власть, КРЭК, РЭК, депутатов. На первой встрече просто крик стоял. Единственное - сразу удалось их уговорить вилы оставить за дверями. На второй встрече мы уже спокойно обсуждали проблему, а на третьей нашли решение, оформили в виде конкретных документов и напряжение сняли.

К сожалению, это не единичный пример. Очень важно слышать народ, понимать его чаяния и вовремя на них реагировать… К сожалению, рыночная экономика многое изменила. Некоторые молодые люди обогатились, скажем, странным способом. И думают, что они хозяева жизни. А хозяин - народ. Так записано в Конституции.

«Отдыхаю в России»

- При таком плотном графике остаётся время на увлечения, путешествия, чтение книг? Где предпочитаете отдыхать?

- Рабочий день у меня начинается в 7.30 и заканчивается часто в 23.00. В субботу стараюсь отдыхать. Читаю много научно-исследовательской литературы. Ведь мир меняется стремительно, надо быть в курсе. Всегда активно занимался спортом и продолжаю это делать сейчас, независимо от нагрузки на работе, постоянных командировок. Обязательно плавание, зимой лыжи, занимаюсь стендовой стрельбой. Во-первых, спорт снимает стресс. Во-вторых, это постоянная поддержка здоровья. А ещё завёл собаку, чтобы утром раньше вставать и перед работой прогуляться. На природе думается легче.

Отдыхать предпочитаю в России, за границей бываю в командировках. У нас столько замечательных мест! Был на Северном полюсе пять лет назад. Очень впечатлился. В этом году был в Крыму, Пятигорске, на неделю на своей машине съездил на Алтай, проехал по Чуйскому тракту, доехал до границы с Монголией. Изумительные места! Мне так понравилось на Алтае, что я решил съездить туда на Новый год, покататься на лыжах.

Досье:
Пётр ГАВРИЛОВ. Родился в 1960 году в Томске-7. Окончил Томский политехнический институт. Прошёл путь от рядового инженера до главного инженера Сибирского химического комбината (Томск-7). С 2006 года - генеральный директор ГХК (Железногорск). Доктор технических наук. В 2011 году избран депутатом Заксобрания края.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах