aif.ru counter
248

«Терроризм и коррупция - главные враги современного общества»

«АиФ на Енисее» №4 (1733) 22/01/2014

Переходный период в России ещё не закончен. Прийти к нормальной жизни нам мешает постоянный «зуд реформирования», за который по факту никто не отвечает. А главными врагами современного общества являются терроризм и коррупция, считает Анатолий САМКОВ, бывший начальник красноярского ФСБ, глава краевого Совета ветеранов.

Олимпийская мишень

«АиФ на Енисее», Алексей Бондарев: - Анатолий Петрович, конец прошлого года был омрачён терактами в Волгограде. Означает ли это, что нас ждёт новая волна экстремизма?

Анатолий Самков Фото: Из личного архива

Анатолий Самков: - На мой взгляд, можно говорить о непрекращающихся террористических актах. Радикализация исламистов продолжается. События в Волгограде - попытки дискредитировать власть, нанести ущерб накануне Олимпиады в Сочи. Это, собственно, и ожидалось.

- Почему тогда спецслужбы допустили трагедию?

- Мы знаем об одном теракте, который не удалось предотвратить. Но не знаем о десяти других, которые остановлены. И вряд ли освещение этих мероприятий в СМИ пойдёт на пользу оперативникам.

ДОСЬЕ
Анатолий САМКОВ родился в Красноярском крае в 1946 году. Окончил Красноярский политехнический институт. В 1972 г. начал службу в органах КГБ. В 1992-99 гг. - начальник РУ ФСБ по Красноярскому краю. В 1999-2003 гг. - начальник Управления налоговой полиции по Красноярскому краю. В 2003 - 2006 годах - начальник РУ Государственного комитета по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Глава краевого Совета ветеранов.

- Почему шахиды с такой лёгкостью идут на смерть? Говорят, что их подвергают психологической обработке.

- Чтобы по этому поводу ни говорили сами представители мусульманского населения, обработка идёт именно в духе религии. Ещё в конце 80-х годов я был на учёбе в высшей школе КГБ, общался с коллегами из Таджикистана, они говорили про явление, как ваххабизм. О нём в те годы было известно очень мало. Но уже тогда мой товарищ из города Курган-Тюбе сказал: «Толя, кажется, это очень опасно!» Говорю это к чему: явление упущено. И сейчас нет реальных методов - силовых, конфессиональных, политических - по противодействию ему. Потоком на учёбу в Саудовскую Аравию ехала молодёжь - никто не обращал внимание. Мечети возводили строители из Турции - носители соответствующих воззрений, - тоже позволялось. В результате ваххабизм охватил уже поволжские регионы, а среди «смертников» нередки лица славян! Но всё пытаются ретушировать: преступность не имеет национальности, мы не должны разжигать неприязнь… А тема тлеет, и рано или поздно будет большой взрыв.

Дмитрий Соколов - выпускник красноярской школы. Как он оказался среди террористов? Выходит, Красноярск рядом с Северным Кавказом, и у нас в войне с терроризмом нет тыла? Мальчик из нормальной семьи, где отец - военнослужащий, вдруг становится террористом. Вот повод говорить с молодёжью, рассказывать, что такое радикальный исламизм, хотя бы в этой школе! Но разве это было сделано? Считаю, что наравне с коррупцией терроризм - самая серьёзная современная угроза безопасности России.

Фото: www.russianlook.com

Экзамен для силовиков

- Красноярский край долгие годы был закрытой для иностранцев территорией. И это подстёгивало интерес западных спецслужб?

- Сразу приходит на ум случай из 95-го года, когда был задержан выпускник Вест-Пойнтской академии, он приезжал в край с научными целями. Но задержан был при доразведке Горно-химического комбината - на одном из островов ниже по течению Енисея. У нас ведь широко были распахнуты двери всех режимных объектов. Масса иностранных разведчиков, например, приезжала в составе делегаций по контролю над стратегическим вооружением. Несмотря на все признаки шпионажа, дело на него не возбудили, просто выслали из страны, изъяв аппаратуру.

В рамках дружбы с США наша степень открытости перешла тогда все разумные рамки. В 90-е был задержан сотрудник посольства одного из государств Юго-Восточной Азии при попытке получить от красноярца информацию по разработкам одного из ноу-хау. В советские годы было несколько случаев, когда граждан по своей воле собирали и передавали сведения иностранцам. В частности, был такой факт на Красмаше в 1974 году.

- Можно предположить, что в 90-е годы силовые структуры больше занимали проблемы внутри страны - разгул преступности, беспредел. Про Красноярский край говорят, что днём им руководили официальные власти, а ночью - «братва».

- Преступность тогда расцвела буйным цветом. Пошли наркотики, контрабанда, оружие…

- И снова вопрос к силовикам: куда они смотрели?

- Сейчас принято ругать вертикаль власти, закручивание гаек,  тоталитаризм. А тогда по коридорам у многих первых лиц государства бродили американские советники, свободно похищавшие коммерческую и закрытую информацию. Когда играешь под дудку другого государства, ни к чему хорошему это не приведёт. В 93-м появился указ Ельцина, фразу из которого я запомнил на всю жизнь: «органы государственной безопасности оказались нереформируемы». После него всех сотрудников, включая меня, вывели за штат. Как в этих условиях работать? Часть сотрудников ушла, потому что хотела успеть к «разделу корыта» - этой дикой приватизации. Часть - просто потому что не вынесла давления «демократической общественности». В 1991 году доходило до попыток штурма краевого архива КГБ, где находятся документы особой важности. Я тогда был депутатом красноярского горсовета, помню, создавались комиссии, которые вели допрос - где был и что делал 21 августа! Всё это - не что иное как попытки «зачистить» спецслужбы, проверить их готовность на предмет служения новому режиму. Проверяли, верен ли ты КПСС, когда вступил…

- И ведь делали это её недавние преданные члены!

- В том числе и наши недавние негласные помощники. Многие до сих пор работают в крае. Словом, всё было жёстко. Мы вдруг осознали, что власти просто не нужны! После КГБ было Министерство безопасности РФ, потом «гибрид», о котором сейчас практически никто не помнит - Министерство безопасности и внутренних дел. Оно просуществовало две недели. Нашлись здравомыслящие люди, и в 1993 году создана Федеральная служба контрразведки. В феврале 94-го я проходил аттестацию в Москве в Совете безопасности РФ. В комиссию входили в том числе и недавние диссиденты. Мне на заседании задали вопрос: «Хорошо ли растёт пшеница в Минусинской котловине?» Я сказал: «Хорошо». Членов комиссии мой ответ удовлетворил, и я избавился от приставки «и. о».

Хватит реформ

- Сейчас в стране возвращают звание Героя труда, возрождают нормы ГТО. Приходят к выводам, что многое из того, что сломали за 20 лет, ломать не надо было. Насколько велики могут быть масштабы этого переосмысления?

- Ответа на этот вопрос пока нет. Я лично считаю, что в стране произошло очень серьёзное разрушение государственного механизма. Во всех областях, не только силовых. Преступность подняла голову, а мы всё удивлялись: откуда эти «быки» в красных пиджаках взялись? Определённая часть общества почувствовала запах наживы, когда исчез контроль. А насчёт извлечения уроков из произошедшего я иллюзий пока не питаю. О чём говорить, если у многих наших известных государственных деятелей дети учатся за границей? Видный деятель ЕР, строитель Москвы Юрий Лужков уезжает в Австрию, у министров огромные доходы, Михаил Прохоров участвует в выборах в Красноярске, а баскетбольную команду покупает за рубежом. На всех уровнях власти огромный дефицит государственников. Плюс отсутствие профессионализма. Сейчас модно выражение «человек команды». А что это такое, как не завуалированное понятие клановости? Назначение на важную должность происходит исходя из преданности и удобности, а не деловых качеств!

- Возможно, поэтому до сих пор не сидит Сердюков.

- А также экс-министр сельского хозяйства Скрынник. Так есть ли у нас эта пресловутая вертикаль власти, или по-прежнему некие внутривластные междусобойчики? Люди всё это видят и понимают. Общество скучает не по сильной руке, оно скучает по справедливости. Очень сложно призывать каждого чиновника к надлежащему исполнению своих обязанностей, если он видит, как его начальник поступает совершенно по-иному. Наконец, это бесконечное реформирование всего и вся. Оно нередко приводит к плачевному результату, а главный идеолог всегда остаётся неизвестным, мы просто говорим: «да, не случилось, увы…».

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах