aif.ru counter
26.09.2013 09:00
564

Реставрация икон похожа на врачебную практику

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Номер 39 "АиФ на Енисее" 27/09/2013
Некоторые побоялись бы даже в руках держать икону XVI-XVII веков
Некоторые побоялись бы даже в руках держать икону XVI-XVII веков © / Анатолий Белоногов / АиФ на Енисее

Через его руки прошли десятки древнейших и ценнейших икон, сотни уникальных картин. Свою работу мастер сравнивает с хирургией, только пациенты здесь - шедевры изо­бразительного искусства. С 1992 года Дмитрий ИЛЬИН - единственный специалист по реставрации темперной и масляной живописи в Красноярском крае.

Хирург-реставратор

Дмитрий Ильин: - Каждый памятник культуры - это сокровище, комплекс эстетической красоты и информации о художнике, это свидетельство другой эпохи. На одной из первых стажировок в Москве мне поручили расчищать шкафчик от буфета XVII века. Ощущение, когда ты прикасаешься к такой старинной вещи, не передать словами. Затем в моих руках оказалась икона «Святые Пётр и Павел», которая написана на сусальном золоте…

«АиФ на Енисее»: - Не страшно брать на себя такую ответственность? Ведь можно и ошибиться.

Дмитрий Ильин: - Самое сложное - удаление покровной потемневшей плёнки. Бывает, что олифа темнеет настолько, что изображения не видно. Для удаления верхнего слоя приходится использовать растворитель. Тут принцип «не навреди» - самый главный. Любая реставрация всегда связана с риском повреждения памятника культуры.

Иногда меня спрашивают, не боюсь ли я работать с иконами? Некоторые побоялись бы даже в руках держать икону XVI - XVII веков. Но в моей работе не должно быть подобных страхов. Икона сделана из вполне земных материалов: дерева, клея, льняной паволоки, мелового грунта.

Однажды я работал с заказчиком, который выставил условие: я не смогу приступить к работе, пока не получу благословение от батюшки. Пошёл в церковь и попросил благословить меня на всю мою деятельность. Честно сказать, эта профессия настолько затягивает, что ты её не променяешь ни на что, даже если будешь голодать.

«АиФ на Енисее»: - Очень напоминает врачебную практику…

Дмитрий Ильин: - У нас даже похожие инструменты: скальпели, пинцеты, иглы, вата, растворы. Я провожу настоящие хирургические операции. Просто мои пациенты - произведения искусства. У них нет крови и пота, но они живые. Они зафиксировали жизнь другого времени. В среде антикваров и искусствоведов даже существует такой критерий ценности произведений искусства: есть ли в них подлинность жизни, или они мертворождённые. Конечно, это очень личное ощущение.

Сохранить самобытное

«АиФ на Енисее»: - В центре Красноярска множество архитектурных памятников. К сожалению, отношение к ним варварское: их не ремонтируют, на них надстраивают этажи, продают в частные руки… На торги выставлено очередное здание - торговый дом Либмана.

Дмитрий Ильин: - Я человек консервативных вкусов. Мне редко приходятся по душе современные постройки. Большинство из них выглядят сараями по сравнению с образцовой классической архитектурой. Самое ценное в Красноярске - исторический центр, большую часть которого построили архитекторы Соколовский и Чернышёв. И когда к этим шедеврам впритык лепят стеклянное офисное здание, как это стало с домом Зельмановича по ул. Сурикова, 19, такое вызывает только негативные чувства. Считаю, нужно на уровне городского совета запретить любые постройки в центре города. Или хотя бы обязать проводить общественные обсуждения по поводу новоделов. Это должны решать люди, а не кучка чиновников. Мы должны оставить хоть что-то самобытное. В Европе сохранили здания в разы старше наших.

Вкус искусства

«АиФ на Енисее»: - Современные дети не мечтают стать космонавтами, инженерами. Их мечты вполне материальны: компьютер, машина, богатый дом. Будет ли будущее поколение работать «за идею», как это делали в советское время?

Дмитрий Ильин: - Музей живёт своей, особенной жизнью, здесь атмосфера возвышенного. И случайные люди сюда не попадают. Когда в 90-х годах всё разрушалось, люди бежали с заводов, уходили в бизнес в поисках лихих денег, к нам приходили молодые и перспективные. Они могли бы сделать головокружительную карьеру в коммерческих структурах. Но оставались у нас. А ведь были периоды, когда даже крохотную зарплату часто задерживали. Для этих людей деньги - не основная ценность в жизни.

«АиФ на Енисее»: - Не кажется вам, что нам упорно навязывают американскую модель: если ты не получаешь сотни тысяч долларов в год, то ты «лузер»…

Дмитрий Ильин: - Нужно относиться ко всему философски. Лично для меня важно находиться в согласии со своей совестью. Главное, чтобы человеку нравился его выбор. Кто-то станет юристом, банкиром, добьётся материального успеха. А кто-то будет счастлив учить детей.

«АиФ на Енисее»: - Сейчас и литературой интересуются меньше. Современная молодежь не читает столько книг, как старшее поколение. Может нужно ввести запрет, чтобы плод казался сладким?

Дмитрий Ильин: - Запрещать нельзя ни в коем случае. Пропаганда не должна быть насильственной. Всё, что связано с культурой, должно привлекать человека ненавязчиво. Конечно, всё начинается с семьи и школы. Жаль, что во многих школах практика похода в музеи нерегулярна. Некоторые прожили полжизни в Красноярске, но не знают о существовании художественного музея. Ни разу не попробовав, ты не узнаешь вкус искусства. Ведь каждый шедевр несёт в себе жизнь, которую можно ощутить.

Добыча средств

«АиФ на Енисее»: - Реставрация архитектурных памятников проходит по тендеру. Получает заказ та фирма, которая предложит маленькую цену. Из-за этой абсурдной системы пострадали десятки памятников, особенно это коснулось Енисейска.

Дмитрий Ильин: - Действительно, при проведении тендеров во главу ставится цена. У подрядчиков не требуют подтверждающих документов, лицензий на реставрационную деятельность. Бывает, что к делу приступают люди, которые относятся к реставрации просто как к добыче средств. Однако окончательный выбор исполнителя работ за музеем-заказчиком: дирекция вправе не допустить до работы специалистов низкого уровня.

Несколько лет назад меня пригласили в один из музеев края. Оказалось, что до меня там проводили реставрацию «какие-то художники из Красноярска». Помимо того, что работа проведена очень некачественно, у меня возникли подозрения, что один из натюрмортов Андрея Поздеева взяли на реставрацию, а вернули вместо него копию, то есть подделку. Сильный растворитель может уничтожить живопись, а горе-реставратор просто возьмёт и перепишет её своими красками. А это уже не подлинник. Сберечь старую оригинальную живопись трудно, и это сможет сделать специалист только самого высокого уровня.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество