aif.ru counter
174

Современный человек живет между квартирой и офисом

Современному обществу стоит задуматься, правильно ли оно взяло курс на урбанизацию

Фото: АиФ на Енисее

Возможно, мы слишком преувеличиваем ценность городской среды. Да и жить в гармонии с природой вовсе не означает, что мы должны вернуться в пещеры, считает эколог Игорь ГРЯЗИН.

«Пробки» определяют сознание

«АиФ на Енисее»: - Игорь Валентинович, как специалист-эколог вы бывали и работали в разных регионах страны. Какие основные современные проблемы в плане охраны окружающей среды актуальны сегодня?

Игорь Грязин: - Основная проблема в России - это неразвитая культура отношения к природе, а именно восприятие окружающей среды как чего-то вторичного по отношению к развитию промышленности и урбанистического пространства. Мы не относимся к ней бережно, отсюда и замусоривание территории, пожары от костров, мойка автомобилей в водоёмах и прочие неприглядные вещи.

Каких-либо особенных проблем по сравнению с другими регионами в Красноярском крае я не знаю. Они везде однотипны: мусор, загазованность воздуха, загаженность рек и озёр. Только если окружающая среда как фактор безопасности человека, как основа здоровья и долголетия становятся приоритетными, изменяется и вектор индустриального развития в пользу «зелёных», «энергосберегающих» и прочих технологий, меняется поведение человека на природе. В мире этому достаточно много примеров.

- Можно ли говорить о том, что жизнь в городе влияет на сознание человека?

- Так же как и жизнь в другом месте - деревне, тайге, хуторе. В городе человек попадает в водоворот временного ритма с учётом фактора «пробок»: квартира, перемещение до работы, работа, перемещение до квартиры, квартира. По этому циклу вы можете просуществовать всю жизнь. И это определяет порядок мыслей. Замкнутое городское пространство с одним и тем же пейзажем не может не влиять на сознание. С другой стороны, в городе человек имеет более разнообразное культурное пространство - кино, театр, музеи. Если говорить о жизни в деревне, то там она определяется простором, сезонным изменением пейзажа, необходимостью физической работы по дому, ухаживанием за животными, сбором грибов, ягод, сенокосом и ещё огромным множеством дел. Но при этом отсутствует возможность в любое время посетить развлекательные и культурные места.

- Наверное, поэтому современный человек не спешит в сельскую местность: перевешивают тяга к развлечениям, сотовая связь, Интернет?

- Главное, чтобы перевешивала любовь к природе. С какими-то благами цивилизации, по большому счёту, проблем ведь сейчас уже нет. Другое дело, что прожить в тайге и с сотовой связью, действительно, может не каждый. Нужна и простая физическая выносливость, способность «тянуть лямку». Представьте зимний маршрутный учёт, когда у тебя снегоход весом в 350 кг ушёл на метр в снег, и его надо вытащить. Или машина садится в болото, и двое суток ты возле неё копаешься. Или хотя бы на кордоне просто наколоть дров на всю зиму, натаскать воды. Это не многие выдерживают. Бывает, что природа тебя проверяет на прочность. Например, в юности у меня была ситуация когда я вывихнул ногу, находясь на вершине «гольца» в тайге, где собирал шишки кедрового стланика. Обратно выбирался довольно долго. Особенно было тяжело идти через курумник - это каменная река из больших валунов. Но ничего, справился.

Игра в отшельников

- Среди творческой интеллигенции в последние годы стала модной тема экологических поселений. В числе таких, например, называют общину Виссариона в Курагинском районе. Как вы относитесь к такой идее бегства от цивилизации? Нет ли в этом некоего элемента игры в отшельничество?

- Я уважительно отношусь к процессу человеческой самореализации, в данном случае пусть каждый сам выбирает себе образ жизни. Если говорить о вашем примере, то элементов отшельничества я в нём не вижу. Там ведь довольно большая община, где люди собрались вместе. Случаев истинного отшельничества мало. Это примеры семьи Лыковых, скиты монахов или работа промысловых охотников.

- Красноярский край - огромная территория, где сосредоточены красивейшие места на планете. Но мы пока не можем похвастаться тем, что к нам активно едут в поисках новых впечатлений. Почему?

- Здесь я не соглашусь. Если взять те же Ергаки, то слава о них расходится по всему миру, как круги по воде. В 2011 году у нас было порядка 11 тысяч туристов, в 2012 - около 29 тысяч, и столько же уже было по состоянию на август этого года. Причём считаются только те, кто официально регистрируются, поскольку это дело добровольное. По нашим оценкам, реальный поток больше минимум в два раза. И среди них немало иностранных туристов. География самая широкая - от Новой Зеландии до Европы, в этом году, например, была большая группа поляков.

- Обратная сторона медали: полюбуется человек на красоты тайги, повосхищается, а после себя оставит горы мусора…

- Здесь самое важное - поспеть инфраструктурой за туристическим потоком. В противном случае нас ждёт деградация природных территорий. Чтобы туристу ставить машину, палатку - необходимы специальные места для этого. Нужны оборудованные тропы для походов. Мы же не сможем натянуть на всех путях железные цепи.

Борьба с мусором легче, когда туристический поток локализован по самым примечательным местам. Это не даёт отходам «расползтись», нанося значительный вред.

Фото: АиФ на Енисее / Ирина Якунина

- Часто бывает, едешь где-нибудь в тайге, или даже вблизи крупных городов, и видишь, что вдоль дороги стоят перевязанные разноцветными лентами деревья. Что это, генетическая память о необходимости поклонения природе?

- У древних хакасов и тувинцев было принято так делать при пересечении перевалов. Это дань духам, чтобы благополучно перейти горы. Но я не уверен, что те, кто повязывают ленточки сейчас, знают об этом. У нас, например, собрана богатая историческая информация о Ергаках. Так вот, раньше они считались местом священным, доступ сюда вообще был запрещён для простых смертных. На сам хребет, на озёра, Висячий камень могли заходить только посвящённые шаманы. У нас на озере Каровое каждое лето живёт буддийская монахиня из Бурятии. Она считает, что Ергаки в Сибири - это второе «место силы» после Байкала, и я склонен ей верить, поскольку пожил и там, и там. Их силу можно ощущать физически. Но тут есть интересный момент: кто-то себя чувствует себя здесь отлично, кому-то наоборот плохо. То есть, они либо принимают человека, либо нет.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Почему в Красноярске хотят депортировать старовера из США?
  2. Чем коровы из Чехии лучше российских?
  3. Почему в роддом не пускают с цветными ногтями?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Знаете ли вы, как вести себя в экстренных случаях в ТРЦ?