aif.ru counter
03.11.2015 14:32
3069

Без вины виноватые. Спецпоселенцев сибиряки считали фашистами и предателями

«АиФ на Енисее» №44 (1825) 30/10/2015
Семья спецпереселенцев.
Семья спецпереселенцев. © / Из личного архива

Выселение с родных мест во время Великой Отечественной войны - преступление, в котором власти признались лишь спустя 50 лет. Якобы, предупреждая диверсии и шпионаж, переселению подвергли немцев, чеченов, ингушей, крымских татар и крымских армян, карачаевцев, балкарцев, греков, болгар и калмыков.

Поезда горя

Самыми первыми с родных мест, где они жили со времён указа Екатерины II, были высланы немцы. Уже через два дня после начала войны вышел приказ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Для организации выселения было задействовано 1450 сотрудников НКВД, 3000 милиционеров и 9650 красноармейцев.

В кратчайшие сроки из автономной республики немцев Поволжья и Саратовской области в Сибирь и Казахстан было выселено 423 110 человек. На сборы людям было дано несколько часов. Вывозили на 158 эшелонах. Из них в Красноярский край прибыли 33 эшелона. Везли месяц в вагонах для перевозки скота. Куда, не говорили. Распределили по сёлам и деревням. От местного населения тоже скрывали, кто это и откуда. Но уже очень скоро всё стало известно, за прибывшими прочно закрепились ярлыки «фашист», «предатель».

«В начале переселения это было повсеместно, - рассказывает Алексей БАБИЙ, председатель общества «Мемориал» в Красноярском крае. - Более того, местные жители даже щупали головы немцам - по их представлениям, там должны были быть рога. Потом разобрались, подружились, переженились».

Первый год депортации был самым тяжёлым. Люди приехали совсем без всего. Более-менее ценные вещи в пути пришлось обменять на продукты. Помогали только добрые люди.

Вселены навечно

18 июня 1941 года Костя Герман из города Марксштадт Саратовской области получил аттестат о среднем образовании. Впереди была куча планов. 22 июня он с друзьями отдыхал на Волге, а вернувшись домой, узнал, что началась война. Отца арестовали уже через три дня, объявили врагом народа. Больше его никто не видел. Только через 50 лет родные узнали, что он умер от туберкулёза в саратовской тюрьме через год после ареста. Часть семьи выслали в Казахстан, а Константина с сестрой, её мужем и племянником - в Каратузский район Красноярского края. Позже ему удалось перевезти туда и маму.

Герман
Константин Герман Фото: из архива Каратузского районного музея.

Прибыли в октябре, Костя долго не мог устроиться на работу. Лишь в январе 1942 года его приняли счетоводом в колхоз и больше уже не отпускали. Лучше молодого немца никто в районе не разбирался в математике. Константину повезло дважды. Всех спецпереселенцев, включая женщин, у которых были дети старше трёх лет, призывали в трудармию. По сути это был подневольный труд заключённых, чаще на лесозаготовках.

Условия ужасные - здоровые люди через два-три месяца становились дистрофиками. У Кости же с детства была искалеченная болезнью нога - для него это было смерти подобно. Он уже стоял в строю призывников, когда его буквально выдернул оттуда работник райисполкома Иосиф Быковников - без такого ценного счетовода в районе никак. И по сути спас молодому немцу жизнь. А в 1943 году в районе заметили, что Константин Герман ещё и неплохой организатор, обладает артистическим талантом, умеет играть на музыкальных инструментах. И, что было вообще неслыханно в его положении, предложили его кандидатуру в секретари комсомольской организации.

Пропуск Константина Германа. Фото: архива Каратузского районного музея.

Константин не раз вспоминал эпизод, когда он играл в спектакле местного драматического кружка немца (нужен был актёр, который говорит на немецком и играет на скрипке), а вместе с ним в том же спектакле играл работник НКВД. Неусыпный контроль давил на спецпереселенцев больше, чем полуголодное существование.

Раз в месяц к ним в дом приходили с проверкой, без разрешения нельзя было выехать даже в соседнее село. В 1948 году вышел указ, под ним подписывался каждый спецпоселенец, который гласил, что они вселены навечно, без права возврата на прежнее место, а за самовольный выезд им грозит 20 лет каторжных работ. Так люди навсегда становились изгоями общества.

Депортация - ошибка

Лишь после 1955 года, через два года после смерти Сталина, вышел указ о снятии некоторых ограничений. А в 1956 году, когда прошёл знаменитый XX съезд партии и был осуждён культ личности вождя, поселенцы начали писать в Москву прошение о реабилитации. Константин Герман сделал это одним из первых. Но реально доказать, что их депортировали незаконно, стало возможным только в 90-е годы, после указов Ельцина о полной реабилитации жертв политических репрессий. Однако это не делалось автоматически - государство не любит признавать своих ошибок. Нужно было потратить немало моральных сил, чтобы получить заветную справку. После того как Константин сделал это для себя и своей семьи, он стал помогать односельчанам.

По рассказам дочери Татьяны, благодаря отцу более 100 человек смогли выиграть суды, и их полностью оправдали. Двери в их доме не закрывались ни днём, ни ночью. Уже будучи пожилым и больным человеком, Константин Герман продолжал отстаивать честное имя своих сородичей. Сам же он на своей исторической родине побывать так и не смог. А детям говорил, что его родина там, где могила его мамы - в Каратузском районе.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество