aif.ru counter
158

Бурлящий котёл марксизма и старообрядчества

Писатель Владимир ШАРОВ: с химерой быстрого спасения была Россия в XX веке.

Владимир Шаров.
Владимир Шаров. © / Фонд Михаила Прохорова

В своём романе «Возвращение в Египет» писатель Владимир Шаров, кандидат исторических наук, рассуждает о развитии нашей страны в ХХ веке в библейском свете, представляя жизнь россиян в виде массового исхода в ветхозаветную эпоху хаоса и беззаконий.

Одна из трагических страниц истории России в прошлом веке - политические репрессии. Наш край был крупной колонией ГУЛАГа. Свыше 545 тыс. человек стали спецпоселенцами, присланными из других регионов, более 50 тыс. человек арестованы по 58-й статье непосредственно в регионе. Увы, бытующая поговорка, что половина страны сидела, другая половина - сажала, близка к реальности. О том, нужно ли нашей стране вдумчивое переосмысление, покаяние перед жертвами репрессий и о других «кровящих» узлах русской истории мы побеседовали с Владимиром Шаровым во время его визита в Красноярск.

Тут помним, тут не помним

- Владимир Александрович, меня как правнучку расстрелянного казака-крестьянина, названного кулаком, потряс немецкий опыт покаяния перед жертвами нацизма и австралийский, когда государство признало вину перед коренными жителями. Не помню, чтобы перед нашей семьёй и перед другими потомками жертв звучали извинения. Да, есть в календаре День памяти жертв политических репрессий. Как думаете, нам необходимо это покаяние?

- Необходимо. Каждый человек призван осмыслять, признавать свою вину в чём-то. Также и мы не должны вычёркивать репрессии или проводить цензуру собственной истории. Как невозможно и притвориться, что не было 6 млн погибших в газовых камерах конц­лагерей в Германии. Покаяние и поминание - вообще крае­угольные камни любой способной к жизни культуры и цивилизации.

- Реально, чтобы оно в России произошло?

- Если не покаяться, то ситуация может вернуться. Важно переосмыслить и согласиться, что такой путь ни под каким предлогом и ни во имя чего не может быть повторён…

- Почему же, интересно, до сих пор не случилось, ведь с 1991 года, когда прекратил существование СССР, прошло уже 24 года!

- Представьте: жили люди. Теперь они делятся со своими детьми и внуками воспоминаниями. У каждого привычка представлять всё лучше, чем было на самом деле. А дети, как всегда, верят своим родителям. Я в Красноярске разговорился с молодым парнем-таксистом. Рассказывая про Белоруссию, он подметил, что там такой же замечательный порядок, как был в советское время. Хотя, например, в экономике СССР была абсурдная бесхозяйственность.

- Одну мою юную знакомую в поселковой школе подвергли обструкции на уроке истории во время изучения сражений Великой Отечественной войны. Она дерзнула вспомнить, что помимо всего прочего Сталин подписывал и приказы на расстрел своих же сограждан - одним из них был её прадедушка… Разве возможен такой подход: тут помним, тут не помним?

- Мой тесть воевал несколько дней, но у него было 30 ранений. Он шёл с двумя патронами в ружье, которое ещё и делил с товарищем. Почти все были убиты. Осколки выходили из его тела до конца жизни. Была трагическая неподготовленность к войне, стоившая жизней миллионов людей. Плюс в 1938 году были перебиты подчистую военачальники, вплоть до командиров полков. Люди тяготеют к максимально простой картине мира. То, что Сталин выиграл войну, в неё встраивается. Начнём разбираться - поймём, что картина сложнее. Учительнице легче сообщить упрощённый вариант развития событий.

Бесконечная кровь

- Октябрьская революция в 1917 году произошла не вдруг. На ваш взгляд, как стали возможны в стране, где почти все люди считали себя православными, такие массовые кровопролития - во время Гражданской войны и в последующие десятилетия?

- Знаете об одном кабацком обиходе? Когда кабаки закрывались, остатки дневных блюд, и мясных в том числе, варили в одном котле. Получалось варево фантастической крепости. У меня ощущение, что Россия конца XIX - начала XX века - бурлящий котёл разных представлений о том, куда стране надо идти, как спастись… А когда такая температура и такое чудовищное давление, то даже вещи, которые не способны друг с другом соединяться, вдруг смыкаются. Сошлись, по моим представлениям, идеи, коренившиеся в народничестве, в марксизме, с глубинными древними идеями о России и её пути у старо­обрядцев.

- Почему это выплеснулось в виде взрыва революции?

- Культура конца XIX - начала XX века была изощрённой. Был рывок в науке и во всём. Но люди начали уставать от сложности мира. Им стало казаться, что знаний очень много, а пути к спасению нет. Они захотели прямого и короткого пути к спасению. Чтобы им сказали, куда шагать. Причём дали бы не какие-то половинчатые оценки, что одно и то же может быть, с одной стороны, хорошо, а с другой - плохо, и что вот этот - враг, а тот - друг. Так произошло выражение «враг народа». И когда большевики сказали, что в течение двух десятилетий или даже быстрее можно построить рай на земле, то есть коммунизм, люди поверили. Им показалось, что не попробовать нельзя. Но жизнь показала, что история не может быть ускорена, но если это происходит, то кончается бесконечной кровью.

Христос ушёл?

- А когда же начался этот слом, который потом разросся до масштабов национальной катастрофы - Гражданской войны?

- На каком-то этапе - когда рушили храмы, расстреливали священников, у многих людей в разных сферах возникло ощущение, что жизнь страны - царство Антихриста. И что Христос, Спаситель, из нашего мира ушёл. Оно царило в 30-е годы XX века, вплоть до оттепели. В прежние времена носителями понимания, что страна идёт не туда, были староверы. Но их за то, как они веровали, казнили, сжигали, тысячами отправляли в кандалах в Сибирь. Кандалы не натирали, а перетирали им руки и ноги, фактически отрубая их. Это ощущение с XVII века ушло в менталитет и где-то в глубине зрело.

- А есть ли такие моменты в российской истории, которые ещё требуют переосмысления, до сих пор «кровят» где-то в глубине души у людей?

- Та же старообрядческая культура, которая была вытеснена на обочину. Дворянство о ней почти не знало весь XVIII век. А вообще в истории всё кровит. Но не думаю, что-то должно преодолеваться. Мы просто призваны делать выводы и хотя бы не убивать людей. Делать добра больше. Плюс важно, на мой взгляд, знать свою историю, быть с ней безусловно честным. Когда льётся кровь, это всегда зло. Какими бы высокими словами оно ни было прикрыто. Мне кажется, кровь - безусловный маркер всякой неправды. Вообще, как мне представляется, людям важно быть очень бережными с другими людьми и с самими собой. Ненависть можно ведь заменять иронией, которая, как вы понимаете, вещь намного более безопасная.

Понять мир через слово

- Как вы думаете, Россия перестала быть читающей страной?

- Думаю, нет. Более того, мы по-прежнему читающая страна, которая, прежде чем себя понять, должна о себе написать. Литература - способ понимания мира, освоения истории, культуры, пространства. Пока мы пишем стихи, романы, начинаем что-то понимать. И сохраняем память о себе. У литературного текста феерическая плотность. Ни по каким документам вы не представите, как во времена Пушкина жили люди. Только по литературным дневникам, воспоминаниям.

ДОСЬЕ
Владимир ШАРОВ. Родился в 1952 году в Москве. В 1977 году окончил исторический факультет Воронежского университета. В 2014 году его роман «Возвращение в Египет» получил премию «Русский Букер», обойдя нашумевшую «Обитель» Захара Прилепина. Автор книг «Репетиции», «До и во время», «Старая девочка», «Будьте как дети».



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Какие грибы считаются ядовитыми?
  2. Какая погода будет в Красноярске в сентябре?
  3. Кто может уйти на пенсию раньше положенного срока?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Знаете ли вы, как вести себя в экстренных случаях в ТРЦ?