aif.ru counter
124

Человек – варвар или царь? Как добыча ресурсов отражается на природе

«АиФ на Енисее» №38 (2079) 16/09/2020
Порой желание заработать больше денег на природе приводит к трагедиям.
Порой желание заработать больше денег на природе приводит к трагедиям. © / ГУ МЧС России по Красноярскому краю

Чтобы заработать больше денег на добыче природных ископаемых, недобросовестные разработчики месторождений выжимают максимум из своей техники, иногда это имеет плачевные для экологии последствия. Можно ли изменить отношение к природе, корреспонденту «АиФ-Красноярск» рассказала преподаватель СФУ, старший научный сотрудник музея геологии Центральной Сибири Ольга Якунина.

Недра Сибири

Кадрия Катцина: Ольга Фридриховна, экология – тема больная для нашего региона. Его недра богаты нефтью, углём, драгоценными металлами. Как думаете, добыча ресурсов может быть рациональной? Или любое вмешательство человека в природу наносит экологии вред?

Фото: Из личного архива/ Ольга Якунина

Ольга Якунина: Отношение людей к природным богатствам в разные времена менялось. Конечно, изначально человек начал использовать природные ресурсы в своих интересах, не задумываясь об ущербе, который он наносит окружающей среде. Методика добычи природных ископаемых была варварской. А задумываться о последствиях стали не так уж и давно – когда начали получать негативные результаты воздействия на природу. Вспомните, какие были лозунги в советское время: «Человек – царь природы» или «Развернём вспять реки Сибири». Последний – о том, как Енисей и Лену хотели пустить в Среднюю Азию, где не хватало оросительных систем.

– Почему же раньше не задумывались о возможных негативных последствиях добычи ископаемых?

– Сразу заметить вмешательство человека не всегда представляется возможным. У нас большая территория и маленькая плотность населения, поэтому многое ускользает от взгляда. Если бы мы жили в маленькой стране и города располагались плотнее, мы бы берегли то, что имеем. Практически вся таблица Менделеева есть в Красноярском крае, недра его очень богаты. И есть возможность самодостаточно развиваться, а не выживать на дотациях, как некоторые другие субъекты страны.

Вообще, у меня справедливый взгляд на регион: я приехала сюда из Ташкента за своим мужем после института, как жена декабриста (Смеётся). Он очень хотел сюда поехать и работать, выбивал направление именно в Красноярский край. Мы поменяли тёплый и ласковый климат на суровые сибирские зимы и снег в июле.

– И не хотелось вернуться обратно?

– Хотелось, всё думала: вот три года пройдёт, и мы уедем обратно. Но помешали политические события: СССР развалился, мы приняли взвешенное решение и остались. Я устроилась в палеонтологическую партию, таких специалистов здесь было мало. Проработала там 20 лет. Сейчас преподаю в СФУ, опять-таки моя специализация – палеонтология – оказалась нужной. Так что мысли о возвращении меня больше не посещают.

Что приводит к трагедии?

– Добыча природных ресурсов всегда связана с негативным влиянием на окружающую среду?

– В основном да, но всё зависит от того, насколько ответственно специалисты подойдут к своей работе. От начала открытия месторождения до установления его экономической эффективности много времени проходит. К примеру, Ванкорское месторож­дение было открыто в начале семидесятых годов прошлого столетия. В 1988 году поняли, что нужно его разрабатывать, а первая скважина запущена только в 2009 году. Вот за это время можно пройти все стадии опробирования, рассчитать пагубные последствия, предусмотреть всё по нормоконтролю. Сейчас у нас достаточно интеллектуальных ресурсов, чтобы это всё подключать.

– Ещё один пугающий факт – производства становятся масштабнее, нередко случаются аварии, в результате которых гибнут люди. Почему это происходит?

– К сожалению, неискоренима человеческая жадность, жажда наживы, получения выгоды любой ценой и обыкновенная халатность. Одно из недавних событий – прорыв дамбы на Сейбе. Там имело место нарушение при строительстве и эксплуатации гидротехнических сооружений. Если бы организаторы разработки этого месторождения серьёзно отнеслись к своей работе, трагедии можно было бы избежать. Они, конечно, нанесли большой урон экологии региона.

Все катастрофы, связанные с добычей ресурсов, которые происходили в нашей стране, случились из-за попустительства: специалисты недооценили опасность, не рассчитали риски.

Здесь же можно вспомнить трагедию на Саяно-Шушенской ГЭС, недавние события в Норильске. Это было и в советское время – вспомним Чернобыльскую АЭС. Во всех этих случаях катастрофы бы не было, если бы технологические недочёты воспринимались на должном уровне. Каждый мелкий начальник боится вышестоящего: чтобы не получить штрафных санкций, а иногда и не потерять своё кресло, имеет место сокрытие серьёзных нарушений. Часто бывает, думают: «Мне бы только немного времени на устранение недочётов». Как раз в такие моменты и происходят непоправимые вещи.

– Какие пути решения проблемы, на ваш взгляд, могут быть эффективны?

– В первую очередь, руководить проектами должны грамотные и ответственные люди, способные предусмотреть все риски и выполнить задачи в соответствии с нормативным контролем. Нужен отбор достойного претендента, но и в нашей сфере процветает коррупция. Места получают те, кому это выгодно. Важно на начальном этапе рассчитать возможность нейтрализации последствий деятельности. Отрабатывать все технологические стандарты нужно строго, без взяточничества, коррупционной составляющей. Тогда и люди будут в безопасности, и окружающая среда.

Кто поможет съесть нефть?

– Неужели сейчас, в век высоких технологий, не появились какие-то новые методы ликвидации негативных последствий ресурсодобычи?

– В этом деле учёные, в том числе и наши, красноярские, хорошо работают. Например, в институте нефти и газа разработкой сорбента, впитывающего нефть, занимался профессор Сергей Иванович Васильев. Он изобрёл разновидность сорбента, которая показала высокую эффективность. Существует ещё один метод сбора разлитых нефтепродуктов – бактерии – пожиратели нефти. Для них нефть – это оптимальная среда обитания. Они в ней размножаются, перерабатывают её внутри своего организма и раскладывают на безопасные химические компоненты. Но они выживают только при тёплом климате. Так природа сама даёт нам и ресурсы, и решение проблем, связанных с их добычей и использованием. Кстати, в древности люди тоже боролись с разливом нефтепродуктов. У них, например, источник пресной воды вдруг начинал загрязняться нефтью. Индейцы племени сенека брали свои одеяла, набрасывали на место нефтяного пятна и ждали, когда оно впитается в эту ткань. Сейчас есть сорбенты, которые работают по похожему принципу.

Хочу отметить, что нефтяники стали использовать кустовой метод добычи «чёрного золота». Его смысл заключается в том, что из скважины нефть сразу отправляется по трубопроводу на переработку на бензин, керосин, битум и другие продукты вдали от инфраструктуры. Такой способ добычи очень экологичен – исключается попадание в почву вредных веществ. И, конечно, он экономичен – ресурс используется рационально, этот способ сохраняет 8–10 % капиталовложений, длина коммуникаций снижается на 45%. Ни капли мимо!

Чёрное небо Красноярска

– Почему в Красноярске с экологией всё сложно?

– Красноярск так расположен, что его перекрывают Саяны. Горы создают барьер для атмо­сферных слоёв, и в воздухе накапливаются вредные вещества и уходят только в ветреный день. Здесь, конечно, есть комплекс мер, которые помогут Красноярску вздохнуть свободно. Мы уже встали на путь экологичности: во время Универсиады частному сектору раздавали топливо из бурого угля, который оказался чище каменного. Конечно, многие жалуются на большой расход и стоимость в два раза выше, чем у каменного угля. Однако наша сложная экологическая ситуация заставляет учёных продолжать разработки этого вида топлива. Думаю, со временем его сделают дешевле и облагородят. Можно сказать о поставщиках тепла – в трубы на ТЭЦ устанавливают фильтры, они тоже защищают экологический фон города. В Красноярске, конечно, не просто с экологией, но вы бы видели, что творится в Минусинске – там просто зависает плотный дым, когда люди топят печи.

– Что мы можем сделать для экологии, своего будущего, чтобы жить в гармонии с природой?

– Нужно начинать с воспитания в семье. Гармонии можно будет достичь только благодаря уважительному отношению к природе. Люди просто бросают мусор где попало. Я очень часто делаю замечания. Реакция разная: кто-то проигнорирует, кто-то огрызнётся, а иной раз подберут и унесут. Съел мороженое или выкурил сигарету – найди урну. Нет урны? Заверни с собой, донеси до мусорных баков или дома в мусоропровод выбрось. Навык не засорять окружающую среду нужно довести до автоматизма, тогда мы не будем сталкиваться со стихийными свалками. Эти дети вырастут, станут руководителями ресурсодобывающих предприятий, и экологическая ситуация станет заметно лучше. Вот с простого фантика от конфетки и начинается путь к осознанности в использовании даров природы.

Досье
Ольга Яуцнина. Родилась в 1961 году в Ташкенте в Узбекской ССР. Окончила геологический факультет Ташкентского государственного университета им. В. И. Ленина. После окончания университета добилась распределения в геологосъёмочную экспедицию, которая занималась биостратеграфией палеозоя Красноярского края. Вела полевые работы на Таймыре, в Норильске, Эвенкии, Хакасии. В 2005 году пришла в музей геологии Центральной Сибири. Ведёт курс лекций по палеонтологии и исторической геологии в институте нефти и газа СФУ. Замужем за геологом. Два сына.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах