4291

«Что моя жизнь, если могу спасти сотни других?». Врач мира о войне и долге

«АиФ на Енисее» №47 (2036) 19/11/2019
Единственный из российских докторов, кому вручили международную премию «Врач мира».
Единственный из российских докторов, кому вручили международную премию «Врач мира». / Хасан Баиев / Из личного архива

Во время двух чеченских конфликтов он оставался на линии огня: оперировал раненых мирных жителей, российских солдат и боевиков. Врач Хасан Баиев - единственный из российских докторов, кому вручили международную премию «Врач мира». В нескольких странах его признавали человеком года. Его книга «Клятва» во многих странах стала учебным пособием для медиков. При этом он титулованный спортсмен, известный пластический хирург и меценат. Поговорить с выдающимся хирургом удалось корреспонденту «АиФ-Красноярск».

Шесть лет в мясорубке

«АиФ-Красноярск», Татьяна Бахтигозина: Хасан Жунидович, пыталась найти в Интернете русскоязычный вариант вашей книги «Клятва» (в книге автор рассказывает о работе хирурга в боевых условиях. - Прим. автора). К сожалению, нашла только на английском…

Хасан Баиев: Книга опубликована в 20 странах мира, но России среди них нет. У меня есть её русскоязычный вариант. Но здесь её не хотят публиковать. Там много той правды, которая не всем нравится.

- Можно всё-таки про войну?   

- Да, спрашивайте.

- Как получилось, что вы во время чеченских конфликтов оперировали и мирных жителей, и российских военных, и боевиков?

- Я всегда говорил, что я не политик, а доктор. У меня была чёткая позиция врача. Мне было всё равно, кто у меня лежит на столе. Я всегда видел рану, истекающую кровью. Видел человека, который нуждается в моей помощи. Никогда не делил людей на своих и чужих, по вероисповеданию и прочему. Это был мой железный принцип. За это меня многие в Чечне и уважали. Я в жизни никогда не старался кому-то угодить: нельзя блефовать и играть, как бы тебе ни угрожали, в какой бы ты ситуации ни оказался… Когда знают чётко твою позицию и с той, и с этой стороны, ты меньше рискуешь. Это я по своему опыту знаю. Те, кто играл принципами, становились жертвами.

- У российских солдат ведь были свои военные госпитали. Почему их туда не везли?

- Да, у них были свои госпитали, но они находились очень далеко. Раненых туда могли и не успеть довезти живыми. К тому же ночью передвигаться было очень опасно: рисковали, что атаковать будут, на минах можно было подорваться. В свой госпиталь раненых солдат увозили утром.

- Но ведь у вас могли столкнуться и боевики, и российские солдаты…

- Такое часто было, что одновременно привозили раненых солдат и боевиков. Иногда между ними вставать приходилось. Ведь кто-то из них, даже просто из страха, мог выстрелить. Но у нас были старейшины, которые всем объясняли, что это территория мира, здесь нет политики, а есть доктор, который оказывает помощь. Они очень мне помогали. И в одной палате могли лежать и боевики, и солдаты.

- Вы оперировали некоторых полевых чеченских командиров. Расскажите про Шамиля Басаева, которому вы ампутировали ногу.

- Это было с 31 января на 1 февраля 2000 года (тогда отряды боевиков пытались вырваться из осаждённого российскими военными Грозного. - Прим. автора). Тогда привезли 300 раненых, подорвавшихся на мине. Жуткая картина. Среди них был и сам Шамиль Басаев.

- Как вы его узнали?

- Мы в одной школе учились, вместе в футбол играли. Конечно, я его узнал. Да и он меня прекрасно знал. И про то, что я в Чечне оперирую, и про то, что у меня возможность была уехать в тот же Красноярск, например. Он с уважением ко мне относился.

- В СМИ писали, что вас несколько раз хотели расстрелять…

- Не хочу про это говорить. Я там всегда ходил по лезвию ножа.

- Вы один оперировали? Были у вас помощники?

- В первую чеченскую я оперировал в подвале дома. Со мной была сестра (она тоже медработник) и мама (она никакого отношения к медицине не имеет) - они очень мне помогали. Во вторую войну раненых я принимал в госпитале около Алхан-Калы. Сначала со мной было 10 врачей и 20 медсестёр. Но у них не было такого опыта, как у меня. Я им сразу сказал: чем меньше нас будет, тем меньше среди нас будет жертв. Ведь я знал, сколько врачей и медсестёр погибло в первую войну. Когда открывал госпиталь, сказал им: не спрашивайте меня, можно уйти или нет, в любое время можете уехать, и ни один человек не имеет права вас осуждать. В один из дней был сильный обстрел. Тогда в госпиталь привезли 17 человек в крайне тяжёлом состоянии. Грохот стоял: нас обстреливали из миномётов, снаряды летели. Началась паника. Я в коридоре встал и начал кричать: «Успокойтесь, возьмите жгуты, перевязывайте раны!» Утром со мной остались восемь медсестёр и один стоматолог.

- А где была ваша семья?

- Семья была в соседней Ингушетии. Во вторую войну сестра там тоже осталась. Но маму не смог убедить, она снова приехала ко мне… Жена, конечно, плакала, умоляла уехать с ними. Отец тогда был уже в преклонном возрасте - ему было за 80, он инвалид Великой Отечественной войны, и за ним надо было ухаживать. Конечно, было очень тяжело бросить семью… Но я всегда понимал: что одна моя жизнь, если я могу спасти сотни детей, женщин, стариков? Шесть лет я был в этой мясорубке.

- Ещё в красноярском мединституте вы писали студенческую работу об огнестрельных ранениях головы и шеи в мирное время, которая даже в научные сборники попала. Как получилось, что эта тема стала пророческой? Почему вы за неё взялись? Помогли ли вам эти знания на войне?

- Конечно, я не думал, что так всё обернётся. Профессор дал эту тему. Мне было интересно. Изучал, из какого вида оружия сделаны выстрелы, с какого расстояния, сколько времени прошло после выстрела и так далее. Где-то эти знания пригодились во время работы в Чечне, вёл статистику.

Вторая родина

- Хасан Жунидович, недавно вы побывали в Красноярске. Что вас связывает с нашим городом?

- Да, я приезжал на международный турнир по вольной борьбе Буйвасара Сайтиева. Всегда стараюсь поддержать юных спортсменов. Когда-то я сам боролся за сборную края по самбо и дзюдо. Также я прочитал лекцию для коллег из онкоцентра. Конечно, встретился с коллегами и друзьями.

Я очень люблю Красноярск. Считаю, что это моя вторая родина. Здесь я учился в мединституте, потом ординатуру и интернатуру окончил. Начинал работать в красноярском онкодиспансере. С вашим городом у меня связано очень много хорошего и доброго. Поэтому стараюсь приехать при первой возможности. Вот только выбрать время для этого очень тяжело.

В Москве хирург делает пластические операции знаменитостям. Фото: Из личного архива Х. Биева

- А почему учиться вы приехали из далёкой Чечни именно в Красноярск?

- Когда был школьником, два раза приезжал сюда. Тогда меня поразила природа этих мест и люди. Вы, сибиряки, отличаетесь от остальных. Мне понравилось ваше гостеприимство и доброжелательность. Решил, что дальше учиться буду именно в вашем городе. Один раз я ехал из аэропорта (тогда он находился на Взлётке) и увидел красивое здание. Оказалось, что это мединститут. Тогда и решил, что буду здесь учиться.

Врачом я хотел стать с детства. У нас в семье многие увлекались медициной. Но я о своём желании никому не говорил. Родители даже не знали, что я поехал в Красноярск поступать на врача. Меня приняли, я взял справку, что зачислен. Когда дома её показал, все очень удивились.

Жизнь после войны

- А как вы оказались в Америке?

- Я уехал в апреле 2000 года. Потому что как доктор прекрасно понимал, какие у меня могут быть психологические проблемы после шести лет нахождения в том ужасе днём и ночью. В то время уже всё в основном контролировали федеральные войска. Сначала я уехал в Ингушетию. Там меня нашли представители международных организаций по правам врачей. Они интересовались, чем мне можно помочь. Я сказал, что хочу пройти реабилитацию. Так меня вывезли в Америку. Конечно, поначалу там несладко было. Наши документы об образовании там ничего не значат. Но я шёл к тому, чтобы продолжать заниматься медициной. Опять же с языком проблемы были… Много пришлось трудиться.

- Но уже в Америке вы выиграли достаточно много турниров как самбист и дзюдоист. Как такое вообще возможно, чтобы врач вашего уровня был ещё и достаточно титулованным спортсменом?

- Ещё в СССР я входил в сборную по самбо и дзюдо. Я во время учёбы всегда придерживался строгого режима. Времени на дискотеки и праздники не было.

В Америке по самбо пять раз выигрывал чемпионат страны, кубок мира, много побед в турнирах по дзюдо. Заниматься спортом в США пришлось после 13 лет перерыва, то есть почти с нуля. Но сколько бы времени ни прошло, всё ведь в голове. Когда вышел на татами, было ощущение, что его никогда не покидал. Сначала для себя тренировался, потом меня заметили: мол, хорошая форма, надо выступать.

- Сейчас где больше времени проводите?

- Моя семья в Бостоне. Сын и старшая дочь учатся на врачей, средняя - на дизайнера, младшая, которая родилась уже в США, - в 11-м классе.

Я живу между Грозным, Москвой и Бостоном. Сейчас в России. Здесь проводим большую благотворительную акцию «Операция улыбка». Оперируем детей со всего бывшего Советского Союза. Я много работаю в Чечне с детьми с врождённой аномалией лица. Езжу по другим республикам - собираю детей. В первую очередь оперирую ребят из детских домов и малообеспеченных семей. Ведь эти операции достаточно дорогие, не у всех есть возможность их сделать. 

- Вы же ещё и известный пластический хирург?

- Как раз в Москве я делаю пластические операции известным людям, бизнесменам. В основном ко мне приходят те, кому по роду своей деятельности необходимо следить за внешностью.

- А родственников приходилось оперировать?

- Никогда. В медицине есть такое поверье, что ли: близких родственников нельзя оперировать. Я не то что не оперирую, даже когда болеют мои дети, я сам их не лечу - всегда отправляю в клинику к другому доктору.

Досье
Хасан БАИЕВ. Пластический хирург, спортсмен, меценат, писатель. Родился в 1963 году в чеченском селе Алхан-Кала. Окончил Красноярский медицинский институт (специализация - челюстно-лицевая хирургия). Многократный чемпион США по самбо, обладатель чёрного пояса по дзюдо. Автор международного бестселлера «Клятва». Женат. Четверо детей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах