1095

Дать, а потом забрать… Почему у приёмной семьи требуют вернуть деньги?

Две Вероники из детского дома попали в добрую семью.
Две Вероники из детского дома попали в добрую семью. / Наталья Аленкина / Из личного архива

Жительница Шарыпова Наталья Аленкина, став опекуном ребёнка из детского дома, спустя восемь месяцев узнала, что должна вернуть государству более 50 тыс. рублей. Оказывается, она не имела права получать компенсацию на приёмную девочку, поскольку ухаживала за собственным ребёнком-инвалидом. Только об этом женщине никто не сказал. Подробности этой непростой истории выяснял корреспондент «АиФ-Красноярск».

Четыре тысячи лишние?

В 2016 году супруги Александр и Наталья Аленкины решила взять ребёнка из детского дома. Как рассказывает женщина, при оформлении документов специалист отдела опеки и попечительства Ленинского района Красноярска предложила ей на выбор безвозмездный или возмездный договор. Второй предполагал выплату пособия по уходу в размере 4 тыс. рублей. Возможно, если бы Наталья знала, чем это обернётся, выбрала бы первый вариант.

Сбылась детская мечта Натальи о многодетной семье.
Сбылась детская мечта Натальи о многодетной семье. Фото: Из личного архива/ Наталья Аленкина

«Поскольку мой кровный ребёнок – инвалид и я получаю компенсацию, ухаживая за ним, поинтересовалась, не будет ли проблем с Пенсионным фондом. На что услышала от специалиста отдела опеки: «Приёмная семья – это не трудоустройство. Вам что, 4 тыс. лишние?» И я выбрала возмездную опеку. Никаких претензий к документам ни в одном ведомстве не возникло, никто не сказал, что это нарушение закона».

Спустя 8 месяцев женщине позвонили из Пенсионного фонда и объяснили, что она обязана вернуть незаконно полученные ею деньги в размере 52 800 рублей. Предложили сделать это в добровольном порядке, но Наталья отказалась, ведь её убедили, что возмездное опекунство не считается трудоустройством. Тем более что трудовая книжка была у неё на руках. Но, как пояснили в Пенсионном фонде Красноярского края, согласно условиям договора по уходу за ребёнком-инвалидом, женщина в трёхдневный срок должна была уведомить об изменении его условий. Так как этого сделано не было, ПФР подал иск в суд, который встал на его сторону – кроме основного долга ответчице присудили ещё и оплату госпошлины.

Краевой суд, где повторно рассматривалось дело, сославшись на судебную практику, оставил это решение без изменения. Верховный суд и вовсе не стал его рассматривать. За четыре года Наталья практически погасила долг, осталась небольшая сумма, причём уже больше года из её зарплаты по уходу за ребёнком-инвалидом ежемесячно высчитывают 20%, а это 2400 рублей.

Просто абсурд

Что побуждает людей брать детей из детского дома? Не корысть уж точно.

В свои девять лет мальчик не двигается, не сидит, не слышит, у него эпилепсия и ДЦП.
В свои девять лет мальчик не двигается, не сидит, не слышит, у него эпилепсия и ДЦП. Фото: Из личного архива/ Наталья Аленкина

Наталья Аленкина хорошо знает, каково это – остаться без родителей. Воспитывала её бабушка, ни сестер, ни братьев у неё не было. А потому с детства девочка мечтала о большой семье. Когда по телевизору показывали ребятишек из детских домов и рассказывали об их судьбах, сердце разрывалось от жалости, вспоминает женщина. Сказала себе, что, когда вырастет, возьмёт и воспитает хотя бы одного ребёнка из детдома. Решение об этом было практически принято, когда в их семье случилась трагедия: погиб 16-летний сын. Казалось, что жизнь остановилась, но через три года на свет появился Никита. И снова судьба нанесла удар: при родах новорождённый получил инсульт. В свои девять лет мальчик не двигается, не сидит, не слышит, у него эпилепсия и ДЦП.

Четыре года назад в семье Аленкиных появилась Вероника, сейчас ей 12 лет. «Когда мы взяли её из детского дома, я ведь не перестала ухаживать за своим ребёнком. За это я и получаю вознаграждение, то есть зарплату. Не понимаю, почему она не положена за приёмного ребёнка, которого я воспитываю как родного, отдаю ему всю свою любовь, не делая разницы между детьми? Обидно, что государство одной рукой даёт, а второй отнимает», – говорит Наталья.

Тем не менее, несмотря на неприятности, в 2018 году супруги взяли вторую девочку, которую тоже зовут Вероника. Её фотографию опубликовали в группе «Приёмные родители» в соцсетях. Наталья и Александр, по их словам, не могли пройти мимо и взяли её себе. Наученные горьким опытом, опекунство оформили на мужа. Теперь Аленкины – многодетная семья, и детская мечта Натальи сбылась.

КОММЕНТАРИЙ
Участник общественного совета при президенте РФ по правам ребёнка Виктор Кирячек: – Не исключаю, что, согласно действующему закону, иск Пенсионного фонда был правомерен, и решение суда тоже. Но с точки зрения человеческой ситуация абсурдная. Случаи, когда органы опеки не предоставляют полную информацию родителям приёмных семей, не разъясняют их права и обязанности, не редкость. И люди лишаются пособия по уходу за ребёнком-сиротой. Почему приёмная мама, которая ухаживает за ребёнком-инвалидом, не может быть первым опекуном для ребёнка, которого взяли из детского дома? Социологические исследования доказывают, что институт приёмной семьи очень эффективен. Лишь 10% воспитанников детских домов адаптируются в современном обществе. Те, кто живёт в семье, социализируются в 90–95%, потому что находятся с родителями, которые служат им примером, любят и заботятся о них. Экономическая целесообразность устройства ребёнка, оставшегося без попечения родителей, в семью, поддержка семьи, попавшей в трудную жизненную ситуацию до изымания ребёнка, в 100 раз выше, чем помещение детей в Дома малютки, детские дома, дома-интернаты. Этот вопрос, считаю, нужно поднимать на федеральном уровне.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах