Примерное время чтения: 6 минут
447

Готовился год. Красноярец снял уникальные кадры северных животных

«АиФ на Енисее» №43 (2240) 24/10/2023
Фотограф снимает животных Севера десять лет подряд.
Фотограф снимает животных Севера десять лет подряд. / Михаил Вершинин / Из личного архивa

Десять лет подряд известный красноярский фотограф Михаил Вершинин отправляется на Крайний Север, чтобы привезти оттуда фото и видео диких животных, населяющих этот суровый край. «Несколько лет я гонялся за снежным барсом, шёл по его следам, но снять не удавалось. В этом году повезло». В объектив его фотокамеры также попали и бурые медведи, и дикие северные олени.

Настоящее везение

В этом году фотограф побывал в трёх экспедициях. В июне отправился в Эвенкию, чтобы поснимать бурых медведей, которые в конце мая после зимней спячки выходят на берег в поис­ках останков животных.

Вместе с двумя друзьями прошёл 1,5 тыс. км на тримаране. Это специальное судно, сделанное по его проекту. На три гондолы с двумя двигателями установлена платформа, на ней две палатки со спальным отсеком, отгороженным москитной сеткой от гнуса, и кают-компания.

Затем отправился на четыре дня в Саяно-Шушенский заповедник, и эта поездка стала настоящим везением.

«Много лет пытался снять снежного барса, ходил по его следам и в Туве, и в Саяно-Шушенском заповеднике, ездил этой весной в Сайлюгемский национальный парк Горного Алтая, но снять не удалось. Сфотографировать снежных барсов непросто. Этих редких краснокнижных животных в мире насчитывается около 4 тыс.,
в России – всего от 70 до 90 особей», – объясняет фотограф.

И вот удача – получилось снять сразу четырёх барсов: самку с тремя уже довольно взрос­лыми детёнышами.

«Получилось благодаря научной группе Саяно-Шушенского заповедника, руководит которой Роман Афанасьев. На одной из ста фотоловушек учёные увидели, что барсы прошли в зону, где их можно было сфотографировать. Встали в четыре утра, устроили засидку, и нам повезло». 

Этих редких краснокнижных животных в мире насчитывается около 4 тыс. Фото: Из личного архивa Михаила Вершинина

От Хатанги до Катарыка

К съёмкам самого интересного природного события – миграции северного оленя – фотограф готовился целый год. С друзьями 24 июля прилетел в Хатангу, оттуда по реке Хета они прошли на тримаране больше 1 тыс. км до села Катарык.

«Раньше животные возвращались на Таймыр с середины августа, сейчас мигрируют в конце июля. Поэтому мы и прилетели туда в это время. Целый месяц караулили, чтобы снять северного оленя. Когда и куда он пойдёт, предугадать невозможно. Это зависит от многих обстоятельств, в том числе и от изменения климата», – говорит Михаил Вершинин.   

Это подтверждают и его десятилетние наблюдения. Животные даже не успевают откормиться, тем более телята, которые ещё питаются молоком матери. А им приходится не только преодолевать огромные расстояния, но и переплывать реки. Многие погибают.

«По рекам ходят лодки, олени пугаются, поворачивают назад, и оленёнок уже не может доплыть до берега. Есть и другая проблема – собаки, которых северяне не привязывают. Они догоняют телят и рвут на куски. Всё происходит на твоих глазах, но сделать ничего не можешь», – рассказывает фотограф.

Михаил Вершинин с болью вспоминает, как в 2021 году увидел на берегу Хатанги сотни погибших детёнышей.

«Тогда в Якутии были сильнейшие пожары, у реки за несколько дней собралось около 70 тыс. оленей. Из-за дыма животные не понимали, куда им плыть. Когда дым немного спал, все ринулись на другой берег, потом их что-то спугнуло, олени в панике повернули назад и передавили телят. Тогда на берегу их было больше тысячи», – говорит Вершинин. 

Миграция северных оленей.
Миграция северных оленей. Фото: Из личного архивa Михаила Вершинина

Кричал и звал мамку

По словам Михаила, вмешиваться в природу нужно очень осторожно. Был в его жизни случай, когда он подкармливал потерявшегося детёныша сгущённым молоком из бутылочки. Потом, видимо, мать его увела. Другая история, которая осталась в памяти, когда самка вернулась за телёнком с противоположного берега.

Самки возвращаются за отставшими телятами. Фото: Из личного архивa/ Михаил Вершинин

«Оленёнок бегал возле моей засидки, кричал, звал мамку. Через сутки появились три важенки (самки), которые в поисках детёнышей переплыли на этот берег. Я даже снял момент, когда самка обнюхивала оленёнка, чтобы определить, её это малыш или нет. Важенка покормила детёныша и увела, две другие самочки так и не нашли своих телят. Оленёнок, даже если мать отлучилась поесть или он потерялся, будет там, где она его оставила, до тех пор, пока самка не вернётся. Бывало, находил погибших телят, которые так и не дождались своих мамок», – вспоминает Михаил Вершинин.

Над речной гладью северной реки Хета видны лишь головы с ветвистыми рогами и огромными глазами. Так преодолевают водную преграду дикие северные олени. В этом году фотограф хотел показать массовость мигрирующих животных, а потому использовал съёмку с квадрокоптера. И это усложнило работу.

Олени, которые двигаются со скоростью до 50 км в час, открытое пространство воспринимают как опасность. И ещё быстрее бегут к переправе, переплывают реку и, достигнув берега, тут же скрываются в лесу. Поэтому их нужно успеть снять за достаточно короткое время.

Михаил Вершинин говорит, что никогда не бывает доволен результатами своих съёмок, а потому каждый год возвращается на Крайний Север, чтобы запечатлеть на фото и видео удивительные красоты дикой природы и многообразный животный мир.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах