aif.ru counter
1312

«Отходов быть не должно!» Новая лесная политика в борьбе за здоровый лес

Китайских лесозаготовителей в Красноярском крае удалось прижать так, что они интересуются, как им работать по закону. Отходы от лесозаготовки под Канском уже не горят - бизнесмены расхватывают их, чтобы получить прибыль. А министр предлагает убрать из лексикона словосочетание «добывать лес». Как край дожил до такого -  у министра лесного хозяйства Димитрия Маслодудова спросил корреспондент «АиФ-Красноярск».

«Учёт и контроль - наша задача»

«АиФ-Красноярск»: - Димитрий Александрович, помогла ли новая лесная политика края (НЛП), принятая весной 2019 года, справиться с проблемами в лесной отрасли?

 

Димитрий Маслодудов: - С частью проблем – да, но, безусловно, работы нам еще предстоит много. В числе первоочередных мер была обозначена декриминализация отрасли. И тут есть первые результаты. В отношении некоторых наиболее недобросовестных предпринимателей мы действительно приняли драконовские меры: с 60 лесопользователями расторгли договоры только на том основании, что они не выполняли работы по охране и защите лесов. Но это не главное. Мы существенно донастраиваем наше региональное законодательство, чтобы учёт приёмных и лесозаготовительных площадок был тотальным.

Сегодня все места переработки древесины нужно поставить на учёт и, что немаловажно – организовать на них хранение отходов и их утилизацию. И второе, чем будем заниматься буквально сейчас, в начале 2020 года, - введением производственно-технологических паспортов на предприятиях переработки. Эта процедура позволит стандартизировать всё - от противопожарной безопасности до соблюдения технологической дисциплины на производстве и охраны труда. Ведь посмотрите на малые предприятия или на соседей из китайской республики: там зачастую не то что об охране труда, даже о технологии невозможно говорить!

С другой стороны, в рамках новой лесной политики мы внедряем единые эффективные принципы лесозаготовок – для наведения порядка непосредственно на лесосеках. Таким образом мы замыкаем круг и контролируем весь процесс движения древесины – начиная с лесосеки и до конечного продукта переработки.

Кратко скажу, что мы усилили лесной надзор. Впервые с 2007 года из федерального бюджета выделены средства на обновление материально-технической базы инспекторского состава. На эти деньги приобретены высокопроходимые автомобили, снегоходы, квадроциклы, камеры для фиксации фактов нарушений в лесах.

За 2019 год закуплено более 800 единиц новой техники.
За 2019 год закуплено более 830 единиц новой техники. Фото: Министерство лесного хозяйства Красноярского края

Сейчас численность государственных лесных инспекторов в крае - всего 182 человека, это в три раза меньше норматива. Один инспектор должен уследить за всем, что происходит в лесу на площади 870 тыс. га. Минлесхоз предлагает увеличить штат за счёт краевого бюджета на 100 инспекторов, чтобы на каждого приходилось хотя бы 562 тыс. га, но и тогда на одного инспектора будет в 2,2 раза больше территории Москвы и почти в 16 раз больше площади Красноярска.

С прошлого года Красноярский край активно участвует в мероприятиях федерального проекта «Сохранение лесов» национального проекта «Экология». Значительные дополнительные ресурсы позволили не только увеличить объёмы лесовосстановления до 89 тыс. га - это на четверть больше, чем в 2018 году, но и закупить более 830 единиц лесопожарной техники и оборудования: пожарные машины, вездеходы, тягачи, плуги, культиваторы, триммеры. И создать резерв семян.

В 2019 году 82% лесовосстановительных работ провели арендаторы лесных участков.
В 2019 году 82% лесовосстановительных работ провели арендаторы лесных участков. Фото: АиФ/ Мария Хлыстунова

- А есть ли в новой лесной политике место современным технологиям? Помнится, Вы упоминали об информатизации и открытости отрасли

- Это важнейшая задача, которую мы решаем. И тут первое - мы вошли в пилотный проект, связанный с маркировкой древесины. Второе - мы разработали и обкатываем в нескольких лесничествах края мощнейшую информационную систему «ЛесФондГео». В ней учитываются таксация, запасы, категории лесопользователей и объёмы лесопользования, движение древесины. Эта система позволяет прозрачно представлять всё, что происходит с тем или иным участком леса. В совокупности с изменениями законодательства, о которых я рассказал выше, исчезает сама возможность хищнической и неучтённой заготовки древесины, спиленные «чёрными лесорубами» сосны уже некуда будет пристроить. Будет видно, сколько на какой лесопилке произведено отходов, а у нас есть очень чёткое понимание, какая технология какой выход опилок и щепы даёт и сколько тогда готовой продукции ушло на экспорт или продано внутри страны.

Лесная промышленность Красноярского края стабильно растёт.
Лесная промышленность Красноярского края стабильно растёт. Фото: Министерство лесного хозяйства Красноярского края

Отходов лесозаготовки, не запущенных во вторичное производство, в переработку, в Красноярском крае больше быть не может. Ответственно заявляю: в ближайшее время, возможно, даже к середине 2020 года, отходы лесопиления станут дефицитным товаром! Стоило взяться за Канск - я напоминаю, это опять же было сделано ещё до прошлогодних пожаров, - и уже через полгода там появилось восемь предприятий, перерабатывающих опилки и прочие отходы в топливные пеллеты. Теперь ещё будут древесную муку делать. А ведь 90% тех же пеллет идут на экспорт, в страны Европы - это дополнительные деньги в экономику края.

Только в одном городе Канске за минувший год стартовали или готовятся к производству 8 заводов по переработке отходов лесопиления в топливные пеллеты.
Только в одном городе Канске за минувший год стартовали или готовятся к производству 8 заводов по переработке отходов лесопиления в топливные пеллеты. Фото: Министерство лесного хозяйства Красноярского края

Лес - как огород

- И сколько стоит тотальная инвентаризация тайги? Неужели её нельзя провести, не приняв документ с громким названием «Лесная хартия»?

- Нам надо в корне менять собственный менталитет. Ведь новая лесная политика - это по сути общественный договор о новых отношениях в лесу. Нужно прекратить говорить «мы идём добывать лес», рубить его и заготавливать. Нужно говорить о том, что сначала мы идём его выращивать. А только потом мы готовы его потреблять. Относиться к лесу надо не потребительски, как к неким возобновляемым ресурсам, которые сами вырастут, а как к своему огороду. Нужно начинать оперировать такими терминами, как выращивание леса.

Поэтому мы подписали с крупнейшими предприятиями отрасли «Лесную хартию» - это действительно важный документ. Крупные лесопользователи обязуются на 20% увеличить объёмы восстановления леса, и некоторые компании уже запланировали на 2020 год, прежде всего финансово, такие мероприятия.  

Чтобы инвентаризировать всю тайгу в крае, надо порядка 4-5 млрд рублей. Огромные средства, и их нужно выделять каждые 10 лет, для поддержания актуальной информации о наших лесах. Поэтому сейчас обкатываются различные методы дистанционного зондирования лесов, земли, лесоустройства, тут мы активно работаем с Роскосмосом. И если ответственный лесопотребитель будет брать на себя эти расходы или будет сам выполнять эти работы, то, конечно, цели мы достигнем быстрее.

Китайское предупреждение

- К слову, о китайцах. Все эти нововведения предназначены для нашего, российского бизнесмена и наших лесорубов. А как быть с иностранными? Гости из-за рубежа чаще всего не сами рубят лес, а платят наличкой жителям края за кругляк!

- Губернатор говорил уже: мы рады, когда в экономику края и в лесную отрасль приходят инвесторы - хоть российские, хоть иностранные. Но, проводя мониторинг, мы видим, что компании, которыми владеют граждане КНР, вызывают много нареканий. Начиная от состояния лесосек и вывозки древесины до охраны труда.

И очень важный момент - когда мы говорим о теневой скупке за неучтённый наличный расчёт той самой древесины, которая выделяется и должна идти на нужды наших граждан, то практически всегда это касается как раз китайских фирм. Губернатор требует, чтобы мы выстраивали отношения и с госорганами КНР, чтобы они воздействовали на своих предпринимателей, вынуждая исполнять не только свои, но и наши законы. Поймите правильно, это не целенаправленная война с инвестором. Но это предупреждение - с таким нетерпимым нарушением законов и правил мы мириться не будем.

- И что китайцы, прямо с нового года начали жить и работать по-новому?

- Отклик был сразу: к нам в министерство обратились как китайские товарищи, так и наши, российские, являющиеся нанятыми управленцами. Спросили, какие меры они должны предпринять в самые короткие сроки, чтобы к ним не было претензий со стороны контролирующих и правоохранительных органов. Сигнал нашими китайскими партнёрами услышан.

- А что за древесина на нужды граждан? Это те самые 150 кубометров, которые раз в 25 лет можно заготовить на строительство дома?

- А также вообще все те, что заготавливаются для нужд населения: на дрова или строительство бань и домов. Пусть и не полностью, но мы стали контролировать и эти объёмы древесины. Это была инициатива губернатора - привлечь лесников, правоохранителей и муниципалитеты, чтобы создать мобильные группы по отслеживанию, на какие нужды пошла заготовленная древесина. Ничего в этом противозаконного нет: мы должны знать, как и где используются 150 или 25 кубометров нашего ресурса, ушли они сразу в железнодорожный тупик и отгружены за границу или всё-таки из них построен дом для жителей нашего края. Такая законодательная инициатива появилась и на федеральном уровне - наделить полномочиями по контролю субъекты РФ. А сегодня таким контролем мы занимаемся в рамках тех полномочий, что есть у нас сейчас, пока не поставим нормальную преграду теневому обороту древесины и здесь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах