aif.ru counter
137

Павел Антонов: от войны запомнил вкус клея и запах хлеба

Сюжет «Поздравь ветерана с Победой!»
Когда началась война ветерану было всего 5 лет, однако он до сих пор ужасы того времени.
Когда началась война ветерану было всего 5 лет, однако он до сих пор ужасы того времени. © / Фото: Ирина Якунина / АиФ

В 1941 году Павлу Петровичу Антонову было всего пять лет. Семья жила в Ленинграде. И хотя с тех пор прошло много лет, он и сегодня отчётливо помнит вкус столярного клея, который ели, чтобы не умереть от голода.

Ленинградский студень

«У матери нас было трое: старший брат, я и сестрёнка - самая младшая. Отец ещё до войны уехал служить на Дальний Восток. Практически всю войну находился там, обеспечивал ленд-лиз.

Партнер акции.
Партнер акции. Фото: ПОЛЮС

Наше знакомство с фашистами началось в Малой Вишере. Ещё до начала блокады, опасаясь бомбардировок Ленинграда, все детские учреждения вывозили из города. Увезли и нас в Малую Вишеру. А потом воспитатель детского сада написала матери: «Если хочешь застать детей живыми, приезжай и забирай их отсюда». Когда мы уже были на станции, начался налёт немецкой авиации. Фашист дал по нам очередь, но попал на полметра выше, посыпались кирпичи, мы попадали на землю. На станции стояло много разных эшелонов: военные, санитарные. Немцы не щадили никого, такая каша началась»!

Самым сложным в Ленинграде был 1941 год: пайка хлеба была 125 г на человека - и больше ничего… Очень хорошо помню, как мы с братом, возвращаясь из детского сада, больше часа стояли у булочной (её тогда называли хлебницей, потому что булок не было). Стояли и нюхали, вдыхали в себя запах хлеба.

Павел Петрович вместе с супругой. Фото: АиФ/ Ирина Якунина

Наш дед был краснодеревщиком в Эрмитаже, и потому дома у него был запас первоклассного столярного клея, как сейчас помню,- прозрачно-жёлтого цвета. Из этого клея варили студень. А прабабка была старой формации. Если корочка на столе оставалась, она её засушивала и в мешок прятала. Таким образом у нее набралось мешка два хлеба. За счёт этих сухарей и столярного клея мы остались живы.

Счастье из кармана

«Осенью 1942 года нас эвакуировали. Мать прижала нас к себе и говорит: «Если уж на дно, так вместе». Перед нами одну баржу потопили и после нас баржу с женщинами и детьми пустили на дно. А мы проскочили».

Творческие коллективы Ачинска приготовили свои поздравления. Фото: АиФ/ Ирина Якунина

Эвакуировали нас в Чкаловскую область, Новопокровский район. Только жить на новом месте было ещё сложнее. Если в Ленинграде давали хотя бы125 г хлеба, то здесь - ни грамма. Мать писала прошение вернуться в Ленинград. В ответ пришло письмо об оказании нам материальной помощи. Пришёл председатель колхоза, инвалид, без руки, и сказал: «Ну, Зоя, выбирай, в каком кармане твое счастье». Мать сказала в правом. Он оттуда достал поросёночка, размером с котёнка. Его кормить надо было молоком. А откуда у нас молоко?

Но как-то выкарабкались и прожили до 1945 года. В День Победы такое ликование было! Братишка мой достал материнский красный платок и с ним, как с флагом, побежал на улицу. Мы выжили!

Кстати
За годы войны из Ачинского района на фронт ушли более 15 тыс. человек. 8 тыс. домой не вернулись. Сегодня в Ачинске проживает 64 участника Великой Отечественной, 17 бывших узников концлагерей и 13 жителей блокадного Ленинграда. А также более 1300 детей войны и почти столько же детей погибших защитников Отечества.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество