aif.ru counter
47

Марк Денисов: У нас серьёзные проблемы с правоохранительными органами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. «АиФ на Енисее» 13/06/2012
Фото: АИФ

Реформа МВД эффект возымела обратный, окончательно превратив органы внутренних дел в замкнутую корпорацию, которая живёт по своим законам. По мнению уполномоченного по правам человека по Красноярскому краю Марка ДЕНИСОВА, если полиция не будет подвергнута реальному, а не ритуальному реформированию, недовольство ею в обществе очень скоро достигнет критической отметки.

 

Общество ушло вперёд, а полиция — нет . Фото aktivmag.ru

Статистика доверия

— Марк Геннадьевич, на последней сессии Заксобрания в своём выступлении о проделанной в 2011 году работе вы привели шокирующие цифры. В крае существенно выросло число жалоб на действия полицейских, в два раза увеличилось число сигналов о применении с их стороны пыток. И всё это — на фоне снижения жалоб на прочие силовые структуры. Меня несколько удивила достаточно спокойная реакция депутатов на приведённые факты — как будто это в порядке вещей.

— Думаю, это связано с тем, что наш депутатский корпус обновился на две трети на по.следних выборах. Большинство пока входит в новую для себя ипостась, присматривается к тому, кто, что и как говорит. По крайней мере, они увидели, что есть такой орган, как аппарат уполномоченного по правам человека, чем он занимается, и получили отправную точку для размышлений. Да и потом, региональный парламент — это не место, где надо устраивать шум и заламывание рук, здесь должно быть спокойное осмысление проблем. Я был бы очень доволен, если бы по результатам моего выступления возникла некая позиция депутатского корпуса — серьёзная, взвешенная, рождённая в тиши кабинетов.

— Негативная тенденция во взаимоотношении общества и полиции уже прослеживается. Будет ли она усиливаться и дальше?

— Если не будут предприняты кардинальные меры, в первую очередь на федеральном уровне, по реальному реформированию полицейской системы, то ситуация будет усугубляться. Общество очень сильно изменилось, чему способствовала прошедшая недавно бурная политическая кампания. Она показала, что, говоря простым языком, люди наелись материальных благ, сейчас — более высокие планки потребностей: свобода, достоинство, честь, возможность открыто говорить о проблемах.

В 90-х годах нас интересовал вопрос, как не умереть с голода, в 2000-х уже думали, как купить какую-нибудь машину, это же десятилетие пройдёт под знаком более высоких потребностей. Все эти выступления в столице по поводу выборов говорят о том, что общество прошло переходный период. Люди задумались о том, что такое свобода. И в этих условиях спрос с полиции да и всех силовых структур будет гораздо жёстче. Нас больше не удовлетворяет ситуация, когда хотя бы не бьют дубинкой — и то хорошо. Люди чувствуют потребность влиять на то, как развивается полицейская система, что будет с их знакомыми, родными, которые попали в отделение. Если полиция не будет поспевать за развитием общества, противоречия возрастут.

— А какие меры могли бы исправить ситуацию?

— Очевидно, что прошедшая реформа МВД носила узковедомственный характер. Серьёзного обсуждения в обществе не было. Его, на мой взгляд, намеренно пустили по ложным рельсам, сведя всё к спорам о названии — полиция или милиция, весь пар ушёл в свисток. Не были услышаны голоса экспертов, которые говорили: на муниципальном уровне назначение полицейского начальника должно делаться с учётом мнения населения. Не были услышаны многие вещи, которые сделали бы систему прозрачной и открытой. В Германии я слышал, как начальник полиции одного из муниципалитетов с гордостью говорил, что его подразделение улучшило показатели — вырос рейтинг доверия населения. Для них это — базовая характеристика.

Должна быть изменена система расследования нарушений со стороны полицейских. Сейчас она многоступенчатая, сложная, в ней участвуют несколько ведомств, что позволяет затягивать рассмотрение обращений граждан или скрывать факты. Реакция государства на сигналы о случаях насилия со стороны полиции должна быть мгновенной! Необходимо изменить подход к кадрам. Во времена советской милиции Компартия посылала на укрепление, как это тогда называлось, органов специалистов из других областей. Было бы разумно, если и правящая сегодня партия, и прочие партии подготовили бы своих кандидатов, обучив и проверив их соответствующим образом. Свежая кровь всегда полезна.

Министерство сугубо внутренних дел

— Вы снова говорите о реформах! А, как мы только что выяснили, по итогу они могут дать не тот результат…

— Просто не надо делать так, как было сделано в прошлом году. Эта реформа была проведена МВД в интересах самого МВД. И у меня есть ощущение, что под все эти разговоры о переаттестации были уволены две категории сотрудников: те, кого было необходимо уволить, но мешали длительные судебные и служебные тяжбы, и неудобные для руководства люди, которые говорили то, что думали, и действовали в интересах закона, а не ради решения корпоративных задач. Вот их просто слили из органов. Силовая структура по определению не может быть открытой до конца, но и в орден меченосцев она превращаться тоже не должна. А недавняя реформа сдвинула всё в сторону ещё большей закрытости. Это было скоропалительное мероприятие, суть которого не понимали сами разработчики: им сказали реформироваться, вот они и кинулись выполнять. У нас серьёзные проблемы с правоохранительными органами.

— У вас не складывается ощущения, что полиция идёт по какому-то своему, одному ей ведомому пути?

— Нет, но развитие органов внутренних дел отстаёт от темпов развития общества, что ведёт к диссонансу. Если бы правоохранительные органы в их нынешнем виде поместить в 90-е, то мы бы думали, что живём в раю, — на фоне тогдашнего беспредела. Но общество ушло вперёд, а полиция — нет. И реформа не ответила на этот вызов, а только усугубила проблему.

— Какие наиболее вопиющие случаи произвола со стороны полиции вы можете упомянуть?

— Например, летом прошлого года группа молодёжи возвращалась в два часа ночи из Берёзовских карьеров Красноярска. Ребята были трезвыми. Их начали останавливать, они сначала убегали, потом одумались, притормозили. Полицейские выбросили всех из машины, положили на землю и, хотя сопротивления ни.кто не оказывал, несколько раз пнули каждого. После этого, не составляя никаких документов, отпустили. В результате у 19-летнего пассажира, сидевшего на заднем сидении, произошел разрыв почки. Позже она была удалена, начались осложнения.

Меня лично очень зацепил случай с отцом и сыном, которых ДПС остановила на выезде со Столбов. Мальчик был не пристёгнут. Их вывели из машины, начали составлять протокол, это было не пять минут, а гораздо больше. Все это время отец с сыном стояли на 30-градусном морозе. Я вижу эту картину: сидит в тепле крепкий розовощёкий парень в полицейской форме и видит в окно, как на ледяном ветру ёжится мальчик. Зачем всё это, что у него было в голове? Ведь в ней даже не возникла мысль: а что, если мой сын стоял бы вот так? Про «дело Шаферова» я не говорю уже. Это даже не вопиющий случай, это вообще за гранью. Никто не помнит такого: колотить медиков, чтобы те взяли на себя вину за убитого в участке. Такие случаи — самый яркий симптом того, что не всё ладно в датском королевстве.

ДОСЬЕ

 

 

Марк ДЕНИСОВ родился в 1962 году в Новосибирске. Окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт». Работал зоотехником, секретарём райкома ВЛКСМ, корреспондентом. В 2000–2006 гг. — председатель комитета администрации Красноярского края по делам национальностей, религий и общественных объединений. В 2005 г. окончил Российскую академию государственной службы при президенте РФ. С 2008 г. — уполномоченный по правам человека в Красноярском крае.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество