364

Подвиг доктора Суворова. Как оказаться в пекле инфекции и выйти победителем

«АиФ на Енисее» №28 (2069) 08/07/2020
Врачи не имеют права отказаться, когда больным требуется помощь.
Врачи не имеют права отказаться, когда больным требуется помощь. Краевая клиническая больница

О нём говорят как о прирождённом организаторе, умеющем быстро принимать решения. Именно поэтому заведующему приёмным отделением Краевой клинической больницы Максиму Суворову поручили возглавить временный полевой госпиталь в посёлке Еруда Северо-Енисейского района, где произошла вспышка коронавирусной инфекции. Команда под его руководством первой прибыла на помощь вахтовикам. Врач рассказал «АиФ-Красноярск», какого быть в самом пекле события.

Не всех посылают в разведку

Татьяна Фирсова: Максим Сергеевич, вы не раздумывали, когда вам предложили поехать в Еруду? Могли отказаться, ведь работать в очаге инфекционного заболевания – большой риск.

Фото: Из личного архива

Максим Суворов: Принял решение сразу. Нужно было на месте посмотреть, что там происходит. Понимал: летим в отдалённый северный район края, есть риск заразиться, но я и до этого заявлял о желании помогать пациентам с коронавирусом. Что будет тяжело, даже мысли не было – наоборот, в какой-то мере почётно, что выбрали меня, не всех же посылают в разведку. Отказаться мог, это дело добровольное, мы ведь не военные медики, а гражданские. Но не имел на это морального права, понимал: больным требуется помощь. Вернувшись, мог уйти в отпуск, но вышел на работу, потому что когда мои коллеги, товарищи работают с огромной перегрузкой, не могу позволить себе отдыхать.

– Как восприняла семья, что будете работать в очаге инфекции?

– Моя супруга – врач; зная, что рано или поздно пойду работать с ковидными пациентами, она сказала: «Лети». Мы и не предполагали, что вместо двух-трёх дней пробудем в Еруде шесть недель. Но даже если бы и знали, я всё равно бы поехал.

– Сколько ваших коллег отправились вместе с вами?

– Нас было два врача и восемь медсестёр. Вылетели на вертолёте 9 мая, планировали на день раньше, но не позволила погода. Именно 8 мая «Полюс» обратился в правительство края за помощью, так как в посёлке появилось много заболевших, и стало понятно, что местные медики не могут справиться с инфекцией. Поступила информация, что на Олимпиадинском ГОК выявили порядка 80 заразившихся. В наши задачи входило оценить на месте обстановку, определить, кого эвакуировать в зависимости от тяжести заболевания, и дальше действовать по ситуации.

Два палаточных лагеря на 1000 мест развернули оперативно. Фото: Краевая клиническая больница

Остров в таёжном океане

– И что вы увидели на месте?

– Заболевших около 180 человек. Коллеги из Еруды сделали всё возможное, чтобы справиться с распространением инфекции, но им не хватало компетенции и ресурсов. Больных изолировали в старые помещения клуба и спортзала. Тем, кто не имел подтверждённого диагноза, выделили общежитие. Пытались оказать помощь, но специального лечения не было, сортировки по тяжести состояния пациентов тоже, отсутствовал режим индивидуального питания, обработки и уборки. А это главное для предупреждения распространения инфекции. Отсутствовали лекарства, кислородная поддержка.

Пришлось всё делать в авральном режиме: очищать от хлама помещения, где лежали больные, обучать, как и сколько раз проводить дезинфекцию, как обрабатывать транспорт. Чтобы подключить тяжелобольных к аппаратам ИВЛ, нужно было создать систему для зарядки, контроля подачи кислорода пациенту. Требовались клапаны, индукторы, рампа, разводка. Специалисты «Полюса» вытачивали детали на станках, приспосабливали трубки, шланги, проволочные скрутки. В заброшенные здания протянули кабели, установили компьютеры. Потом перевели больных. Всю информацию довели до оперативного штаба при правительстве края, объяснив, что нужны серьёзные силы и ресурсы. Сразу были привлечены ФМБА, МЧС, Минобороны, которые оперативно развернули в Еруде два палаточных городка на 1 тыс. мест. Несмотря на то что после ураганного ветра многие палатки были повреждены, это позволило выиграть время, подготовить общежитие и перевести из палаток в стационарные помещения почти 400 человек.

– Как вас встретили пациенты? У них была паника, страх, или они мужественно переносили случившееся?

– К сожалению, большинство проявили агрессию и недоверие, потому что люди были очень напуганы. Они оказались далеко от цивилизации без реальной помощи. Еруда – вахтовый посёлок с тремя медпунктами, оттуда сложно выбраться на большую землю. Я только там понял выражение «море тайги». Вы можете сказать: это же не остров в океане. В том-то и дело, что Еруда – остров, вокруг которого не водный, а лесной океан, и просто так его не покинешь. Когда человек видит много заболевших, информации практически нет, помощь далеко, его охватывает паника, испуг. Отсюда и агрессия.

Первыми на помощь прилетели два врача и восемь медсестер из Красноярска. Фото: Краевая клиническая больница

– Почему так быстро распространилась инфекция?

– Такова особенность COVID: инфекция отличается высокой заразностью и относится к особо опасным. Люди в посёлке компактно проживали в общежитиях, питались в столовых, ездили в автобусах. Это как раз та среда, в которой и распространяется вирус. Одна из его коварных особенностей в том, что на первой стадии он не проявляется, человек чувствует себя нормально, но при этом заражает других.

– Вам приходилось работать в «красной зоне»?

– Да, особенно на первом этапе, так как в нашей группе было всего два врача, им требовался отдых. Первые десять дней спали по три-четыре часа в сутки, нагрузка была высокой. Больные поступали по сотне в день, не хватало помещений, те, что были готовы, заполнялись очень быстро. После того как подключили дополнительные силы, стало проще. Средствами защиты были обеспечены, часть привезли с собой, потом их закупала компания.

– Не было желания всё бросить и уехать?

– В моменты максимального напряжения, признаюсь, было, но эмоции сдерживал и работал дальше. У меня и многих моих коллег было стойкое желание довести дело до конца. Особенно когда почувствовали, что начинаем справляться с ситуацией, процесс взят под контроль, мы начали выписывать людей. Коллеги, работавшие со мной плечом к плечу, – профессионалы своего дела, они отдавали все силы, помогая людям. Если придётся снова работать в экстремальных условиях, надеюсь, будем это делать вместе. Командная работа – залог успеха, и он принадлежит всем.

17 июня, когда уезжали, вспышка была практически купирована, шло стойкое снижение. Из нашей зоны были выписаны абсолютно все пациенты. В госпитале ФМБА ещё оставались, но их было меньше, чем, когда мы туда приехали.

– Среди ваших коллег никто не заболел?

– Из нашего состава заболели восемь человек, также заразились коллеги из Енисейска, железнодорожной больницы, но тяжёлых форм не было. Меня чаша сия миновала: вернулся здоровым, все тесты были отрицательными.

Ответ диванным экспертам

– Ковид-диссиденты считают, что коронавирус не страшнее гриппа или других инфекций, нас просто запугивают.

– Я называю это социальной безответственностью и хочу сказать диванным экспертам, которые железобетонно уверены, что это их не коснётся: это не выдуманная, а реальная опасность. Да, пули над головой не свистят, никто не угрожает ножом: она невидима, поэтому физически и не воспринимается. Заболевшие не подозревают, что больны, и заражают других. Поэтому очень важно носить маски, особенно в общественных местах: автобусах, магазинах, подъездах, на детских площадках, – пользоваться антисептиками и мыть руки.

– Недавно вы получили высокую награду – орден Пирогова, который вручается за профессионализм, самоотверженность и огромный вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией. Какие чувства испытали, узнав, что вас наградили, и считаете ли себя героем?

– Считаю себя профессионалом, а не героем. Награда стала большим приятным сюрпризом. Но важно другое: руководство страны оценило труд медиков. Хочется верить, что на уровне государства произойдёт переоценка роли нашей профессии, и её престиж снова вырастет. Жизнь уже показала: система здравоохранения должна быть сильной, и труд медицинских работников нужно высоко ценить.

Досье
Максим Суворов. Родился в 1982 году в Иркутске. Окончил Красноярскую государственную медицинскую академию. В системе здравоохранения с 2003 года. Возглавлял департамент медицинского и оргкомитета РФ Универсиады-2019, в 2019 году назначен заведующим приёмным отделением Краевой клинической больницы. Руководил инфекционным центром лечения пациентов с COVID-19 в Северо-Енисейском районе. Награждён почётной грамотой губернатора Красноярского края, благодарственным письмом министерства здравоохранения региона, орденом Пирогова. Женат, есть дочь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах