aif.ru counter
384

Полмиллиона за «Блудного сына». Как бывший детдомовец стал художником

После гибели родителей 5-летний мальчишка ещё долго ничего не понимал и часто стоял у детдомовского забора, ждал их.

«В детдоме было разное. Но мне захотелось вырваться и расти дальше».
«В детдоме было разное. Но мне захотелось вырваться и расти дальше». © / Виктор Каплун / Из личного архива

Бывший воспитанник Лесосибирского детского дома Виктор Каплун продал одну из своих работ за 500 тыс. рублей. 27-летний художник пояснил, что такую цену ему предложил сам покупатель. Картину «Блудный сын» Виктор писал для себя, не на продажу.

Почему парень попал в детский дом, о непростой жизни в казеном доме, а также о том, где учился рисовать и что считает в творчестве главным, он рассказал корреспонденту «АиФ-Красноярск».

В художники послал тренер

Бывший воспитанник Лесосибирского детского дома Виктор Каплун.
Бывший воспитанник детского дома занимался спортом, но творчество взяло вверх. Фото: Из личного архива/ Виктор Каплун

«Я не люблю продавать картины, написанные не на заказ. Поэтому просто назвал запредельную цену в 300 тыс., лишь бы человек отстал. А он вдруг: «Нет, я тебе дам пятьсот! И ещё 10 тыс. сверху, чтобы ты отметил это дело!» У меня и следующий ход заготовлен, называю номер карты - перечисляйте! Обычно на этом всё и заканчивается. А тут смотрю, деньги пришли. И он ещё 10 тыс. протягивает. Я растерялся настолько, что даже забыл картину сфотографировать, у меня только эскиз остался», - рассказывает Виктор Каплун.

В семье, кроме Вити, была ещё сестра Надя. Мама погибла во время пожара, когда парню было пять лет. Отец не выдержал такого испытания и через месяц тоже ушёл из жизни. Мальчишка ещё долго ничего не понимал и часто стоял у детдомовского забора, ждал их. «Улыбнётся мне кто-то - я сразу радуюсь: наверное, родственники, вечером придут за мной!»

В детдоме разное было: и дрались, и матерились, и воровали. Но меня никто не задирал. Наверное, процентов восемьдесят воспитанников тогда не хотели никуда расти, развиваться, многие считали нормальным, что потом придётся в тюрьме отсидеть - вроде жизнь «прохавал», матёрый такой стал, сможет любого на место поставить. Некоторые даже мечтали об этом! И мне такое одно время нравилось, но потом понял, что эта система ценностей неправильная. Мне захотелось вырваться, и расти куда-то вверх. Честно скажу: счастлив сейчас, что общаюсь с нормальными, адекватными людьми, что мне удалось окончить Суриковское училище, лучшее в стране. Меня в детдоме не трогали, уважали - то ли потому, что умел рисовать, то ли потому, что в церковь ходил.

Только эскиз той самой картины сохранился у художника. Даже не успел сфотографировать.
Только эскиз той самой картины сохранился у художника. Даже не успел сфотографировать. Фото: Из личного архива/ Виктор Каплун

А ещё увлекался боксом, в борьбе первые места занимал. Говорит, не для того, чтобы отбиваться от кого-то - просто не хотел валяться на кровати. Но однажды тренер зашёл в комнату, посмотрел на картины и говорит: «Вить, лучше будь художником!»

Бедный живописец - нонсенс

Я не знаю из детдомовских боксёров или борцов. Выходят и теряются ребята. Самая большая проблема - нет сопровождения сирот-выпускников. Благотворительный фонд «Счастливые дети», с которым я сотрудничаю, перечисляю им часть доходов, работает с этим, оказывает поддержку. Ведь в детдоме у ребят всё есть, а после выпуска про них никто не вспоминает: «Тебе уже 18, ты взрослый, езжай сам в Красноярск». Страшно было, жуть! Когда звонил в детдом, мне говорили: «Ну ты пойди туда и туда, ты же мужчина, давай!» А я элементарного о жизни в большом городе не знал.

Береза.
Береза. Фото: Из личного архива/ Виктор Каплун

С деньгами сейчас нормально. Художник не должен быть бедным - это неправильно. Ты должен раскрыть себя, как бог говорит, а уж деньги - дело второе, сами придут. Я заметил, что девушки любят заказывать цветы, букеты - они мне трудно даются. Мужчины предпочитают покупать пейзажи. Ну а кормят меня, конечно, портреты. Да, я пишу их на заказ - художники почти всегда так делали и делают.

И в этом смысле полмиллиона - очень приятный, но закономерный рекорд. Я писал портреты и за 30 тыс., иногда - за 150 тыс. Однажды ко мне пришла женщина и рассказывает: «Моя знакомая, чтобы у вас портрет заказать, кредит взяла. Я и по­думала: раз она даже в долг картину покупает, я тем более закажу, у меня-то есть нужная сумма». Мне даже неудобно стало. Потом пошёл, вернул той женщине половину денег. Они ведь и правда не главное.

Душа не продаётся

- Но есть творчество, которое я не продаю. Например, «Алёнушка»: по мрачному лесу идёт девочка, чем дальше, тем темнее. Сложно расставаться с какими-то глубинными своими чувствами. Поэтому и называю такую цену, чтобы человек просто отстал.

И сто, и двести лет назад живопись была окном в мир, заменяла людям кино, телевизор, Интернет. Суриков восемь лет «Боярыню Морозову» писал, посмотрите, какую сверхзадачу себе ставил! Или зайдите в наш музей, полюбуйтесь на «Рыбачков» Маковского - малюсенькая картина, но словно кино посмот­рел! Так и сегодня: почему некоторые считают, что режиссёр или видеоблогер может что-то такое в жизни увидеть, а художник - не может?



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. Почему в Красноярске хотят депортировать старовера из США?
  2. Чем коровы из Чехии лучше российских?
  3. Почему в роддом не пускают с цветными ногтями?
Самое интересное в регионах
Роскачество
А вы выкидываете коробки из-под дорогой бытовой техники?