aif.ru counter
Мария ЗАХАРОВА 172

«Простых полетов не бывает». Почётный полярник - о романтике Севера

В полетах на север автопилот не поможет - приходится думать своей головой.

На севере лентяев не бывает.
На севере лентяев не бывает. © / Из архива А. Бахметьева / Из личного архива

Для большинства жителей планеты Северный полюс навсегда будет недосягаемой точкой на карте. И всё же там, за полярным кругом, круглый год кипит работа. Составляют карты, прокладывают воздушные и водные маршруты, сильные духом, мужественные люди покоряют полюс пешком, на лыжах, на собачьих упряжках. Потому что только закалённый мужской характер помогает работать при критически низких температурах. С одним из таких героев, почётным полярником России Александром Бахметьевым, встретился коррес­пондент «АиФ-Красноярск».

Кого тянет на север?

Мария Захарова, корреспондент «АиФ-Красноярск»: Александр Михайлович, что вас привело на Север? Как оказались в этих широтах?

Полярник Александр Бахметьев.
Фото: Из личного архива А. Бахметьева

Александр Бахметьев: Я родился в деревне под Москвой, если быть точнее - под Шереметьево. Раньше самолёты Ил-14 (именно они летали в северных широтах) стояли там. Но пока я учился, их перевели в Игарку. И всё же я уже тогда знал, что хочу именно в полярную авиацию. Потом три года в армии отслужил, там тоже летал. А когда вернулся на гражданку, приехал в красноярское управление в отдел кадров и говорю: «Хочу на Ил-14». Меня отправили в Игарку. С этого всё и началось.

- Свои первые впечатления помните?

- Конечно. Прилетели в Игарку в первый раз, а там такая пурга! Ничего не видно. Другой бы сразу сбежал. А мне понравилось.

- Не жалели, что выбрали работу на Севере, а не на юге, где-нибудь у тёплого моря?

Досье
Александр Бахметьев. Родился в 1953 году в Московской области. Окончил Сасовское лётное училище гражданской авиации (1972), Академию гражданской авиации (1986). Инженер-пилот. Имеет безаварийный налёт 11 тыс. часов. Неоднократный участник высокоширотных экспедиций на Северный полюс. С 1995 по 2008 год возглавлял аэропорт Черемшанка. Почётный полярник России, действительный член Русского географического общества. Награждён знаком «Отличник Аэрофлота».
- Я на Севере отработал 20 лет, потом уже переехал в Красноярск, как говорят, по семейным обстоятельствам: детей надо было учить. Но с Севером никогда не расставался и не расстаюсь. Вот недавно был в Волочанке, смотрели там площадку под Миг-26, чтобы он летал на Новый Уренгой. Готовил лётчиков, которые ходили работать на Борнео (дрейфующий ледовый лагерь - база экспедиции в непосредственной близости от Северного полюса. - Ред.) Это уже часть моей жизни. Я много лет возглавлял высокоширотные экспедиции на полюс. Начинал эту работу в Хатанге командиром лётного отряда. Мы сначала работали на моряков, проводили разведку территории. А потом, когда начались 90-е годы и надо было как-то выживать, стали возить туристов на Северный полюс. Удивительно: стоимость путёвки к самой северной точке Земли с каждым годом только росла, но некоторые иностранцы приезжали к нам по 5-6 раз. Вот что их так туда тянет? Говорят: «Здесь аура другая, какая-то особенная». Мне трудно судить. Я там всё время работал, некогда было ауру изу­чать. Но со временем заметил: люди, когда в отпуск собираются, заранее начинают упаковывать чемоданы, ждать чего-то хорошего. Вот и мы, собираясь на Северный полюс, с каким-то таким чувством готовимся к поездке.

Всё в твоих руках

- Расскажите про знаменитую экспедицию 1988 года, вы ведь тоже были её участником.

- Это была совместная советско-канадская экспедиция под руководством полярника, известного путешественника Дмитрия Шпаро. Стартовали они с мыса Арктический и через Северный полюс шли в Канаду. Мы их сопровождали. В рамках этой экспедиции состоялась большая встреча, каких, наверное, уже не будет никогда: канадский самолёт и наш встречались на взлётной полосе. Я тогда летел на вертолёте сопровождения со штурманом Валентином Арсентьевичем Удаловым. Он, конечно, заслуженный-перезаслуженный штурман. Но я летел с нагрузкой 5 часов до Северного полюса и никак не мог понять, как же мы туда попадём. Ведь до этого все наши экспедиции были вокруг Северного полюса. Нам моряки давали координаты, мы приходили в заданную точку, отрабатывали вместе с ними и уходили дальше. Так что впервые на полюсе я побывал именно во время этой экспедиции.

Романтика в душе - это навсегда. Фото: Из личного архива А. Бахметьева

- Это же совсем другие условия полёта…

- Простых полётов вообще не бывает. В любой момент может произойти всё что угодно. Но там, на Севере, ситуацию значительно осложняют белизна и лёд, а ещё мгновенное изменение погоды: то туман, то метель.

- В трудных или, как говорят, критических ситуациях бывали?

- Там все ситуации трудные. Взлётную полосу для самолёта строить трудно: приходится и с пешней походить, и лопатой поработать. Тракторы с воздуха бросали и строили. Самое сложное - найти льдину хорошую, чтобы она весь сезон простояла. Когда лёд трещит, страшно. Вертолёт всегда надо держать горячий и Ан-2, чтобы не утопить, если лёд треснет, успеть поднять технику в воздух. Помощи там ждать неоткуда. Если помощь придёт, это будет очень поздно. Поэтому людей для работы в этих широтах отбирают соответственно: здоровых и психологически устойчивых. Я сколько ходил на Север, лентяев там никогда не было. Никто мне ни разу не сказал: «Я лучше полежу, а ты поработай». Там каждый работает столько, сколько сможет.

За полярным кругом круглый год кипит работа.
За полярным кругом круглый год кипит работа. Фото: Из личного архива А. Бахметьева

- А как же бесконечные разговоры о том, что у нас утеряны традиции подготовки лётных кадров?

- Это там, в большой авиации такое возможно. В малой всё иначе. Мы же до сих пор летаем с подбором. Приходишь на незнакомую местность - и сам должен определить, куда будешь садиться. Всё в твоих руках. Каждый полёт новый. Здесь нельзя быть плохим. Тут компьютер или автопилот не включишь - голова должна работать. 

Рынок романтиков не оставил

- Вы же много лет возглавляли аэропорт Черемшанка, основную базу малой авиации в крае. Как считаете, почему раньше даже в самые отдалённые посёлки летал самолёт регулярно, а сегодня из Красноярска легче и дешевле улететь за границу?

- В малой авиации почти не осталось самолётов, только вертолёты, а они дорогие. Любая администрация старается экономить деньги, чтобы рейсов было поменьше. Я пришёл сюда с Севера в 1998 году. Уже тогда стали говорить о развитии малой авиации, так до сих пор и говорят. Только ничего не делают. В мою любимую Подкаменную Тунгуску улететь можно только раз в неделю. Остальное время - добираться только по зимнику. Я раз проехал по зимнику до Ворогово и сказал: «Рождённый летать ползать не может». Вернулся обратно, просто не дотянул - такая разбитая там дорога. А как бабушкам или больным людям ездить по ним?

- С высоты вашего жизненного опыта есть какой-то рецепт, как развивать малую авиацию?

- Да у нас целое министерство над этим работает, программы написаны. На бумаге всё хорошо. Но пока не летают, а ползают. Говорят: надо ещё подождать. А сколько можно ждать? Деревни-то умирают. Раньше в каждой деревне была своя звероферма, скотный двор, люди лес заготавливали, дикоросы. А сейчас спросите, чем занимаются жители северных территорий? Только рыбкой немного, да соболя постреляют. И как жить?

- Многие эксперты уверены, что Север лучше всего осваивать вахтовым методом. Отработал - и домой. Слишком уж суровые условия там для постоянного пребывания. И, кстати, многие промышленные гиганты Красноярского края так и работают.

- Я не думаю, что это лучше и выгоднее. Когда человек там живёт, он воспринимает Север как свой дом, свою родину. А когда он там на вахте - это временная прописка. И отношение к этой земле соответствующее.

- Именно вы готовите молодых пилотов к первым полётам в северных широтах. Какие слова напутствия говорите им?

- Всегда думать головой. Все хорошо подготовлены, но, когда попадают в неблагоприятные условия, дёргаться начинают. А этого допускать нельзя. Может, молодёжь другая пошла… Мы раньше ехали за романтикой. А сейчас, какой бы экипаж ни пришёл, первым делом спрашивают: «А сколько я буду получать?» Рынок сделал своё дело, но романтиков не оставил. Все работают только за деньги.

- А вы романтик?

- Конечно. До сих пор. 



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Газета Газета

Актуальные вопросы

  1. До какого числа нужно передавать показания счётчиков?
  2. Правда, что арбузные косточки и корки полезны для здоровья?
  3. Кому выгодно поджигать сибирскую тайгу?
Самое интересное в регионах
Роскачество
Для чего в Красноярске для автобусов выделили дополнительные полосы?