aif.ru counter
26.07.2019 12:12
507

Школа за решёткой. Как проходят уроки в колонии строгого режима

«АиФ на Енисее» №30 (2019) 24/07/2019
В этом классе не бегают на переменах.
В этом классе не бегают на переменах. © / ГУФСИН по Красноярскому краю

По закону, образование должны получать все, даже убийцы и насильники. В школах колоний всё, как в обычных учреждениях: такие же уроки, задания, сдача экзаменов. Только программа рассчитана не на 11 классов, а на 12. А ученики - не милые мальчики и девочки, а опасные преступники. Где берут отважных педагогов, которые учат заключённых, каким образом проходят уроки в местах лишения свободы и успевают ли применить свои знания на воле ученики-преступники, рассказывает корреспондент «АиФ-Красноярск», побывавший в школе для осуждённых.

По ту сторону свободы

Мужская колония строгого режима № 17 находится на окраине Красноярска. Добраться туда можно только на нескольких автобусах, а затем на попутках или на такси. Здесь, за колючей проволокой и огромными заборами, отбывают наказание люди, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления. Сроки большие, судьбы сложные.

До колонии добраться реально только на нескольких автобусах или такси. Фото: АиФ/ Ксения Орлик

Рядовому гражданину попасть на территорию колонии нереально. Но и журналисту, даже при наличии заранее подготовленного пропуска, необходимо пройти кучу досмотров и проверок: на КПП, на входе в административное здание, у входа в часть, школу. После металлических решёток всех досконально осматривает высокая женщина-охранник. Она оказалась одним из самых внимательных сотрудников. Её коллега из отдела безопасности рассказал, что эта женщина - рекордсмен по находкам незаконных передач. Через неё родственники ещё ни разу не смогли пронести телефоны, деньги и другие запрещённые предметы и вещества.

Наедине с убийцей

Сама школа выглядит довольно просто. Кабинет директора, завуча, спортивный зал, классы. Из примечательного - в них установлены оградительные решётки. Учитель и ученик отделены друг от друга в целях безопасности. Кроме этого, за дверью всегда дежурит сотрудник охраны, а в кармане у педагога всегда находится кнопка вызова охраны. Всё логично, ведь учитель (зачастую женщина), остаётся наедине с десятками преступников.

Всё как в обычном классе: есть прилежные ученики, есть лентяи. Фото: ГУФСИН по Красноярскому краю

Но в 17-й колонии есть класс-исключение. Когда на занятиях необходимо использовать прожектор, аудио- или видеофайлы, уроки проходят в компьютерном классе, где оградительную конструкцию установить невозможно.

Зачастую в этом классе проходят уроки литературы, на одном из них нам удалось побывать. Занятия ведёт молодая женщина - Мария Тарасова. Она почти 20 лет преподаёт русский язык и литературу в этой колонии. Удивительно, но эта работа ей нравится, и на другом месте она себя не представляет.

За 20 лет работы Мария ни разу не воспользовалась тревожной кнопкой. Фото: ГУФСИН по Красноярскому краю

«Это, видимо, моя судьба. Я хотела связать свою жизнь с вокалом, но отец не пустил на дальнейшее обучение. Позже я поняла, что моё призвание - быть педагогом. Знакомая устроила сразу после окончания университета сюда, и с тех пор я преподаю в колонии. Музыкой не перестала заниматься. Кроме обычных занятий, занимаюсь воспитательной работой, готовлю концерты, пою».

Единственный минус - приходится каждый день тратить время на долгую дорогу: ранний подъём, автобус, затем служебный транспорт. Но и это за 20 лет уже вошло в привычку.

Тюремная лирика

Урок в колонии проходит так же, как и в обычной школе. Учитель рассказывает тему, затем задаёт вопросы. В классе есть как прилежные ученики, которые тянут руки, задают вопросы, так и лентяи, сидящие за последней партой. 

Обучаются парни от 18 до 30 лет, которые не имеют полного среднего образования. Они должны получить его по закону. Если хочет учиться мужчина старше 30 лет, то он должен написать личное обращение. Классов не 11, а 12. Домашних заданий нет, так как всю вторую половину дня мужчины работают. И сдают ученики ГВЭ, потому что сертификат ЕГЭ действителен всего четыре года, и при освобождении им люди воспользоваться не смогут.

На уроке литературы ученики проходят полную школьную программу, не меняя её. Темой урока, который мы посетили, было творчество бардов, в том числе творчество Владимира Высоцкого. 

Удивило, что учитель не боялась говорить с осуждёнными о политике, справедливости, на другие провокационные темы. Конечно, при обсуждении власти у заключённых начинали гореть глаза. «Они вместе с Тальковым шли против правительства, не хотели ему уподобляться….Жили по совести», - говорит один из учеников.

Пётр читает стихотворение Высоцкого. «Я не люблю фатального исхода. От жизни никогда не устаю. Я не люблю любое время года, Когда весёлых песен не пою». Парень пропускает через себя каждое слово. От напряжения на висках пульсирует жилка. Признался, что это одно из его любимых стихотворений.

Пётр и Сергей не теряют оптимизма: хотят сдать ЕГЭ полступить в вуз. Фото: ГУФСИН по Красноярскому краю

«Я заканчиваю 11-й класс, пошёл в 12-й. Готовлюсь к выпускному. Не знаю, как дальше находиться здесь, когда закончу обучение. Скучно, чем заниматься? Буду писать книги».

Молодой человек уже начал писать сборник стихов, рассказов приключенческого жанра. «Я на гражданке дальнобойщиком был, много весёлых историй накопилось (страшно представить, какие преступления совершал этот дальнобойщик). А вот про уголовную систему не пишу, не хочу оставлять это в своей жизни. Много планов на будущее: поступить в вуз, напечатать книгу». Оптимизму Петра позавидуешь, ведь отбывать наказание ему ещё около 20 лет…

«А мне до окончания школы на воле не хватило пары лет, поэтому здесь я учусь с 10-го класса, - рассказал после занятий другой ученик, Сергей. - Любимые уроки - русский язык, литература. На свободе одни двойки были, а здесь я наверстал до ударника. Я не понимал, что делал раньше, многое для меня стало открытием. Открыли мне глаза в том числе педагоги. Я им благодарен и за учёбу, и за человеческое отношение»

На удивление, почерк у всех аккуратный. Фото: ГУФСИН по Красноярскому краю

«Здесь они ученики, а не заключённые»

Отношение у педагогов, правда, особенное. Их миссия - поднять дух в людях, когда-то совершивших ошибки.

«Конечно, мы многое пропускаем через себя. У кого-то мама умерла, у кого-то жена подала на развод. Знаем их семьи, проблемы. Мы общаемся, стараемся сочувствовать и помогать переживать тяжёлый период в их жизни. Здесь я отношусь к ребятам как к ученикам, а не как к заключённым.

И знаете, за 20 лет работы здесь я ни разу не нажала на тревожный брелок. Потому что и сами ученики относятся к нам по-особому. Для них мы островок свободы. Мы войдём в их положение, поддержим. Но бывают случаи, когда приходит новый учитель, и они сами проверяют его на бдительность. Просят телефон дать позвонить и т. д., чтобы узнать, порядочный ли учитель.

Среди парней легко работать. Да, когда я была моложе, мне постоянно писали любовные письма, записки со стихами. Но я же понимаю: это оттого, что люди здесь находятся в ограниченном пространстве», - говорит Мария Владимировна.

Перевоспитывать преступников помогают социальные проекты школы. Темы разные: «Как снова стать востребованным в профессии», «Что такое истинное счастье», «Украсть или заработать». Часто в рамках этих проектов заключённые пишут эссе и выступают на публике. Иногда получается настоящая исповедь.

«Парень, сидящий за наркотики, расплакался на сцене, рассказывая, как докатился до такой жизни, - вспоминает учитель литературы. - В зале стояла гробовая тишина. Он говорил, что хотел заработать лёгкие деньги, хотя была возможность реализоваться в другой сфере. В итоге он пришёл к выводу, что обокрал самого себя. Здоровье, семью, время.

Очень душевно и трогательно завершился проект, напоминающий заключенным о семейных ценностях. Осуждённые приносили фотографии родных, любовно рассказывали о детях, родителях. Мы пробили их душевные струны. И это главное. Потому что система здесь такая, что люди черствеют».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество