aif.ru counter
11.07.2016 11:39
355

Таёжный след «Аэрокобры». Поисковики ищут забытую могилу лётчика Самарцева

«АиФ на Енисее» №27 (1860) 06/07/2016
Чтобы найти машину лётчика, ощупывают каждый сантиметр земли.
Чтобы найти машину лётчика, ощупывают каждый сантиметр земли. © / Фото: Татьяна Доставалова / АиФ

Истребитель Р-39 «Аэрокобра» разбился 29 марта 1944 года при перегоне по трассе «Аляска-Сибирь». Его нашли местные жители. Пилота, опознав по партбилету, похоронили. Согласно акту комиссии – на месте катастрофы. По словам же немногих свидетелей – на деревенском кладбище. Правда, и деревни уже нет, и кладбище заросло лесом. Единственный ориентир – берёза с приколоченной фанеркой.

Дорога на войну

История авиатрассы «Аляска - Сибирь» началась 9 октября 1941 года с постановления Госкомитета обороны срочно построить авиабазы по всему советскому участку. Уже 16 ноября 1942 года самолёты из США приземлились в Красноярске, чтобы потом отправиться на фронт.

По Алсибу везли военные грузы, золото, продукты, медтехнику, почту, канцелярию, иголки и даже инкубационные яйца. Везли военспецов и дипломатов, но главное - «Аэрокобры», «Киттихауки», «Бостоны» и «Дугласы», всего около 8 тыс. истребителей и бомбардировщиков. Для Алсиба собрали лучших лётчиков, в том числе полярников. И всё равно на советском участке произошло 39 катастроф, 49 аварий, 131 поломка и 60 вынужденных посадок. Погибли 114 человек. Но в актах комиссий только восемь упоминаний неразумного риска пилотов.

Все материалы по Алсибу оставались засекреченными до 1992 года.
Все материалы по Алсибу оставались засекреченными до 1992 года. Фото: АиФ/ Фото: Татьяна Доставалова

Трасса была очень опасной. Весной и осенью стоял туман, летом - сплошная облачность и дым лесных пожаров, зимой - снегопады. Истребители не отапливались, и пятичасовой полёт вслепую, с обмёрзшими стёклами кабины и без радиосвязи, был всегда на грани. На морозе каменело масло, бензин не хотел гореть, лопались шланги гидравлики. Усложняли пилотирование подвесные баки, без которых не дотянуть до ближайшего аэродрома. Да и осваивать новую технику надо было слишком быстро. Обслуживали самолёты на улице, крутили гайки голыми руками при любой погоде. При минус 45 двигатель прогревали по шесть часов, а вся предполётная подготовка занимала часов пятнадцать. Но экипажи справлялись, умуд­ряясь делать в сутки по два рейса.

А после войны про них забыли. Все материалы по Алсибу оставались засекреченными до 1992 года. Алсибовцы не считались ветеранами войны, хотя большинство из них были военнообязанными и выполняли военные задания повышенной сложности.

В марте 1944-го

945 километров Алсиба от Киренска до Красноярска обслуживал 5-й авиаполк. 29 марта 1944 года разыгралась пурга, и из пяти самолётов до Красноярска долетели лишь три. Пилоты Василий Мошкей и Георгий Самарцев пропали без вести.

Для Алсиба собрали лучших лётчиков, в том числе полярников.
Для Алсиба собрали лучших лётчиков, в том числе полярников. Фото: АиФ/ Фото: Татьяна Доставалова

«Аэрокобру» Мошкея нашли почти через 40 лет, в 26 км от деревни Усть-Кан. Четыре года ушло, чтобы опознать лётчика и отыскать его родных. Останки были торжественно захоронены на кладбище Железногорска, на могиле установили надломленную лопасть винта от его истребителя.

А вот Самарцев… По сведениям Центрального архива департамента воздушного транспорта, «28.07.44 жители д. Глубокий ручей Сухобузимского р-на Красноярского края случайно обнаружили в лесу, в 2 км южнее деревни, разбитый самолёт. 14.08.44 комиссией 5-го ПАП установлено, что это перегоночный самолёт типа Р-39 «Аэрокобра». На месте происшествия обнаружены останки и парт­билет ст. лейтенанта Самарцева. Останки погибшего комиссией похоронены на месте». Прошло 70 лет. И никто не помнит, где та могила. Правда, старожилы настаивают: лётчика хоронили на деревенском погосте.

В мае 2016-го

Мемориал с именами погибших военных лётчиков есть на Троицком кладбище в Красноярске. А в архивах читаем: «Самолёт сгорел вместе с экипажем», - или, как про Самарцева: «Захоронен на месте катастрофы». Поисковики из военно-инженерного института СФУ и отряд «Трасса» ищут места катастроф, устанавливают памятные знаки. Командиру звена 5-го перегоночного авиаполка Алсиба, старшему лейтенанту Георгию Иосифовичу Самарцеву памятный знак торжественно открыли в октябре 2013 года в Кононове. Красивое место на берегу Енисея.

Поисковики проверяют берёзы, в том числе и поваленные.
Поисковики проверяют берёзы, в том числе и поваленные. Фото: АиФ/ Фото: Татьяна Доставалова

Но ведь где-то есть его могила. Найти место крушения «Аэрокобры» Самарцева у «Трассы» получилось в мае этого года, в первую же экспедицию в сухобузимскую тайгу. Помогли энтузиасты из Железногорска. Да и место совпало с архивными координатами. Позже экспертиза подтвердила: это «Аэрокобра». Находки отдали в железногорский музей, где есть экспозиция памяти Василия Мошкея. И снова пошли в тайгу.

Берёза лётчика

Есть ещё один неоспоримый документ: газетное фото 1983 года. Берёза с фанеркой: «Здесь похоронен лётчик Самарцев». Автор публикации Николай Шмарев не знает ни автора снимка, ни его даты. Может, давно и нет той берёзы? Наш поиск ограничен местом крушения и забытым кладбищем.

От деревни Глубокий ручей не осталось даже печей, но крохотное кладбище мы нашли. Прочитать хоть что-то на немногих табличках невозможно. А вот на могиле Степана Васильевича Рогалёва, 1921 года рождения - свежая георгиевская ленточка и цветы… Его тоже хоронили в 1944-м, так что близкие вполне могут что-то знать. Берёзы проверяем металлоискателями: вдруг да отзовётся гвоздик, которым была прибита фанерка? Руководитель «Трассы» Александр Матвеев уверен: лётчик похоронен на месте катастрофы. Что там было собирать и нести хоронить, да ещё через четыре месяца в тайге…

И мы возвращаемся на место крушения и снова проверяем берёзы, в том числе и поваленные. И руками ощупываем каждый метр полянки в надежде найти хоть какой-то знак, что вот она, потерянная могила Юры Самарцева, которому было всего 29 лет.

Мнение эксперта

Александр МАТВЕЕВ, руководитель поискового отряда «Трасса».
Александр МАТВЕЕВ, руководитель поискового отряда «Трасса». Фото: АиФ/ Фото: Татьяна Доставалова

«Это же позорище! В городе мы не можем добиться поставить памятник. В районе комбайнового завода лежит упавший «Бостон» с экипажем, - говорит Александр МАТВЕЕВ, руководитель поискового отряда «Трасса». - По документам точка точно вымеряется. Но там никто копать не позволит - теплотрасса, дорога. Да и засыпано техногенкой - металлоискатель не даст ничего.

Там улицу красивую открыли - ну и назвать бы её имени героев Алсиба! Так ведь комиссия по увековечиванию заседает и говорит: что это мы им будем памятник ставить? Почему они упали? Может, они пьяные были? Как у кого голова устроена, так он и весь мир видит…

По Самарцеву - хорошо, конечно, что мы нашли самолёт. Хотя фактически его там уже нет, слишком много времени прошло. Артефакты, красивые железки можно искать тоннами. Главное - лётчика найти. Это важней всего».

Кстати

За 16 дней до гибели Указом Президиума Верховного Совета СССР старший лейтенант Самарцев был награждён орденом Отечественной войны 2-й степени. Скорее всего, он не успел узнать о награде…

Из наградного листа:

«…Товарищ Самарцев до трассы находился в правительственной командировке в Китае с мая по ноябрь 1941 г. Всесторонне образованный лётчик. В 5-м ПАП с августа 1942 года перегнал 33 боевых самолёта по маршруту Киренск - Красноярск. 5 самолётов - в чрезвычайно трудных и сложных условиях: 55-градусный мороз, пурга, низкая облачность, сплошной дым от лесных пожаров, ливни, когда земля совершенно не просматривалась, а посадка самолёта производилась на ограниченную полоску на льду. Ст. лейтенант Самарцев всегда принимал правильное решение и отлично сажал самолёт без единого лётного происшествия, проявляя при этом огромное самообладание, смелость и храбрость, смётку и прекрасное мастерство пилотирования».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество