aif.ru counter
493

Участник прорыва блокады Ленинграда: «За этот город умереть не страшно»

Музей-диорама
Музей-диорама "Прорыв блокады Ленинграда". © / Татьяна Фирсова / АиФ

75 лет назад, 18 января 1943 года, советскими войсками была прорвана вражеская блокада Ленинграда. Погибали люди, рвались снаряды, разрушались здания. Но отважные солдаты артиллерии, 67-ой и 2-й ударной армии сумели спасти город от немецкой осады, которая длилась 900 дней. Игорь Федорович Устинович - единственный оставшийся в живых в Красноярске 95-летний участник прорыва блокады Ленинграда - рассказал «АиФ-Красноярск», каким тяжелым было противостояние на подступах к городу-герою.

Три снаряда на неделю

Сразу после выпускного 22 июня 1941 года пошел военкомат.
Сразу после выпускного 22 июня 1941 года пошел в военкомат. Фото: АиФ/ Ольга Лобзина

Суббота. 1941 год. 21 июня. Выпускной вечер 21-ой красноярской школы на берегу Енисея. 18-летний Игорь получает аттестат зрелости. Молодые довольные парни и девушки возвращаются рано утром домой после весёлого праздника. И узнают, что началась война.

«Мне ничего не оставалось делать, как шагать в военкомат, поскольку я был призывником. Пришла директива от генерального штаба – отправить выпускников школ в военное училище. А какое - выбрать самому. Я сначала хотел в горьковское автомобильное училище, но, к сожалению, там мест не оказалось. Поэтому отправился в томское артиллерийское, которое, как оказалось, было лучшим училищем артиллерии Красной армии. Помню, как выпустившись через шесть месяцев, нас, младших лейтенантов, построили на плацу и распределили по частям. Я оказался на Волховском фронте в Ленинградской области. Он был один из самых сильных. Гитлер для своих войск даже отчеканил медаль - «За волховский фронт».

Хотя, мне даже стыдно об этом говорить, я на свою батарею получал на неделю - три снаряда! Разнарядка была такова: в понедельник можно использовать один патрон, в четверг полтора и так далее. У нас было очень тяжёлое положение. Мы даже использованные гильзы должны были сдавать. А всё потому что 87% оружейного в стране производства было захвачено немцами.

Представьте, совсем низко пикетирует некий мистер Шмидт, а я ему, кулаки показываю и кричу: «Вот гад!». Ведь стрелять мне нечем!

Только к концу 42-го года ситуация с оружием наладилась. Наша 376-я дивизия выглядела неплохо, была хорошо укомплектована. Поэтому нас послали на прорыв, деблокировать 2-ую ударную армию. Мы пробили полуторакилометровый коридор, несмотря на то, что потеряли больше половины людей. Наш командующий Андрей Власов завоевал авторитет у генералов, и они решили, что дальше он сможет прорваться. Но, не получилось. Через месяц немцы опять отбили этот кусок, а наши войска оказались в их окружении. Кто-то попал в плен, кто-то был убит... Власов, как известно, перешел на сторону немцев.

Город руин

После ранения я попал в госпиталь, и там же узнал, что организуют прорыв блокады Ленинграда. Позже меня отправили в свою дивизию, и  начался прорыв. Было тяжело… Вокруг болотистая местность, обрывистые берега. А немцы укрепили позиции и были неприступны. Сначала двинулась артиллерия, уже за нами пехота и танки. Пришлось двигаться на прямую наводку, расстреливать доты и дзоты на расстоянии 400 метров! С12 по 18 января мы, таким образом, прошли 15 километров. Мы прорвали блокаду, но сколько пришлось положить там людей…»

У Игоря Федоровича блестят глаза от слез, и спустя 75 лет, те бои болью отдаются в сердце. На мой вопрос «Как отметили?», улыбается и говорит: «18 января 1943 года мы получили по котелку хорошей рисовой каши с мясом, буханку хлеба, офицеры еще и по пачке «Беломора».

А потом он поехал в город, который поверг в шок. Ленинград был в страшном состоянии. Не было воды, отопления, городского транспорта, вокруг разруха… «В Ленинград меня отправили на артиллерийскую базу вооружения, везти на восстановление технику. Когда оказался в центре города - ужаснулся. Запомнилось, как я увидел что-то большое, примерно стометровое, накрытое брезентом. Не понял, что это такое? Подойдя поближе понял - лежат штабеля трупов…

Ещё до войны, в Сибири, будучи совсем юным, я любил Ленинград. У меня было много разных альбомов с открытками и картинками этого города. В красках всё так красиво! И вдруг я увидел вместо всего этого - руины… Я тогда написал с фронта письмо матери. «Знаешь, мама, за такой город даже умирать не страшно».

12-летний изменник Родины

После прорыва блокады Ленинграда Игорь Фёдорович был отправлен в Псков, затем в Прибалтику. Служил до 1948 года. В Свердловске получил высшее юридическое образование, и более 50 лет проработал в Красноярске адвокатом. Никогда не оставался равнодушным и помогал людям. Как-то спас от тюрьмы мужчину из Сухобузимского района, которого необоснованно обвинили в краже колхозного зерна и приговорили к пяти годам тюрьмы.

Занимаясь этим делом, фронтовик-адвокат обнаружил, что у того была еще судимость, которую он получил в 12 лет. Приговор страшный - 10 лет за «измену родине». Когда стал разбираться, делать многочисленные запросы, выяснилось, что во время войны в оккупированном Калинине двух сирот (это были два родных брата 12 и 13 лет, у которых погибли и мать, отец – кстати, в боях под Ленинградом) пожалел один немец, который заведовал кухней.  Он иногда их подкармливал. Игорь Фёдорович добился, и с них были сняты эти обвинения. Семья перестала быть изгоем в обществе и зажила свободно.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах