aif.ru counter
13.05.2015 13:52
2927

Возвращение из рабства. 18 лет красноярец выращивал мак и пас верблюдов

«АиФ на Енисее» №20 (1801) 13/05/2015
Андрей Москов / АиФ на Енисее

Этот человек есть, но его как бы и нет: ему не выдают документы, родных не осталось. И он не видит будущего, только очень нерадужное прошлое. Александру Возневу 62 года, и почти 18 из них он провёл в плену - был рабом в Пакистане… Потом долгая дорога домой длиною в три с лишним года. Хотя дома у Александра тоже не оказалось.

«Посидите…»

Он оказался в рабстве, когда ему не было и сорока. 1991 год, с деньгами туго - зарплату несколько месяцев задерживают, и 38-летний шофёр из поселка Богучаны Александр Вознев, увидев объявление о наборе в московскую строительную фирму, решает попытать счастья. Всё равно терять нечего - здесь не платят, с женой в разводе, а в Москве обещают хорошую зарплату. Приехавшие «вербовщики» - двое мужчин, русские, документы в порядке, на «кидалово» не похоже, и Александр соглашается. За четыре дня до своего дня рождения…

Александр Вознев. Фото: АиФ на Енисее/ Андрей Москов

«Прилетели в Шереметьево, говорят, посиди пока, - вспоминает Александр. - Часа через два ещё трёх человек привели. «Посидите». В итоге мы шесть часов их прождали. Пришли: «Кушать хотите?» Пошли в кафе. Эти двое принесли чай - и больше я ничего не помню… Пришёл в сознание - в глазах туман, голова не соображает. Как после хорошей пьянки! Понимаю, что сижу в самолёте, но не в пассажирском, не один - человек сорок, руки-ноги в цепях, как в кандалах, все к бортам пристёгнуты».

Александр помнит, как почувствовал, что самолёт сел, потом открылась рампа, зашли какие-то люди, всех отстегнули и загнали в подогнанный автобус. И всё это как в тумане. Более-менее он пришёл в себя, когда они уже были в «загоне» - вокруг только высоченный, обмазанный глиной забор, запертые ворота и жара.

«На молочке»

В тот день Александр на себе почувствовал, как выбирают рабов: покупатель прогуливается мимо построенных в ряд невольников и просто указывает пальцем на одного, второго, седьмого, пятнадцатого… А потом ты сам видишь этот палец, и тебя тоже отводят в сторону.

«Нас отобрали человек пятнадцать, - продолжает Александр. - Вооружённые люди в форме и чалмах затолкали всех в бортовую машину с тентом. Везли в горы, долго. Вокруг ни одного посёлка. Вообще, за всё время, которое я там находился, не видел ни одного самолёта в небе, даже их гул не слышал, а пробыл я там почти восемнадцать лет.

Каждые полгода-год нас по нескольку человек перевозили на другую точку - это долины между горами, где выращивают мак: сажают, обрабатывают, собирают «молочко», - круглый год, с утра до вечера, под дулами автоматов. За любой проступок тебя бьют. Возмущаешься - садят на цепь на пять дней без еды и воды. Сбежавших… Мы потом видели только их насаженные на шест головы. И понимаешь, что бежать бесполезно. Друг с другом старались особо не откровенничать - «стукачество» там обычное дело.

Спали в каменных бараках, в каждом человек по сто - маковые поля-то огромные, нужны рабочие руки. А кормили… Впроголодь не держали: на завтрак - чай и лепёшка, в обед и вечером - лепёшка и пиала лапши».

Побег

О том, что он в Пакистане, Александр понял только лет через пять, когда стал немного понимать чужой язык. А потом ему доверили «бесконвойно» пасти верблюдов в пустыне. Правда, первые два года приезжали проверять каждый день, но потом, бывало, и по месяцу не заглядывали, только еду и воду привозили. А куда этот раб сбежит?! Куда ни глянь - пустынная степь, лишь колючка да островки-клочки. Но мысль о побеге не покидала Александра.

«Я пропас верблюдов двенадцать лет и уже понимал, как это сделать, в какую сторону лучше уходить и когда, - говорит он. - Мне привозили сушёное мясо, сухари от лепёшек и воду. Я накопил этого побольше и через день после отъезда очередной проверки взял двух верблюдов и пошёл в сторону запада, через пустыню. Там был Иран».

Александр признаётся - было очень страшно, боялся, что за ним будет погоня, но в следующий раз он увидел людей уже в Иране. Верблюды к тому времени были съедены…

«Оттуда»

Потом был Афганистан. Бородатый мужчина в халате и чалме старался обходить стороной большие населённые пункты, заходил только в маленькие аулы, с людьми не говорил - притворялся немым, жестами просил поесть. Дорогу, разумеется, тоже не спрашивал, шёл по солнцу: где восходит - восток, на закате - запад, значит, где-то на севере - Россия.

Воистину мир без границ! Уже в Туркменистане он услышал русский язык, и какая-то чета посоветовала ему идти на запад в Узбекистан. В Ташкенте его переодели, помогли заработать на взятку таможенникам и перейти границу. В Казахстане полицейские, узнав его историю, отпустили восвояси.

«Колючая проволока метр высотой - вот и вся граница с Казахстаном, - смеётся Александр. - Перепрыгнул её ночью. Ещё подумал, что это земельный участок чей-то. Потом смотрю - трасса, машина идёт, написано «Омское ДРСУ». Думаю, вот это да! Я наконец в России! И пошёл искать таможенный пост. Нашёл, попросил их посадить меня на какую-нибудь попутку доехать до Омска. Спрашивают: «Ты откуда?» Киваю в сторону Казахстана: «Оттуда». «Так ты нелегально перешёл границу!» Накормили меня, напоили чаем и утром сдали пограничникам. А потом было какое-то управление, шесть месяцев за решёткой в подвале и постоянные вызовы в кабинет: «Покажите на карте, где были? Как переходили границу? Кто был?» Отпечатки. Фотографирование. А однажды вызвали, просто вручили копию советского паспорта (форму № 1) и сказали: «Можете быть свободны».

«Похороненный»

Из Омска Александр на попутках отправился в Краснодарский край, где жили родители, младший брат. Приехал, а там одни могилы: мать с отцом уже умерли, брат с семьёй задохнулись печным газом - заслонка оказалась закрыта. Между тем родные его сами похоронили.

«Знакомые сказали: «Все считали, что тебя убили», - говорит Александр. - Бывшая жена в 1997 году подавала в розыск на алименты, но она уже тоже умерла. После развода она с детьми уехала в Хабаровский край. Дочкам тогда было 2, 4 года и 6 лет - маленькие ещё. Без меня выросли, вышли замуж и разъехались кто куда. Как их найдёшь, да и зачем я им сейчас нужен?»

Но надо жить дальше. А как без документов? В местном УФМС заявили: чтобы получить паспорт, ему нужно ехать в Богучаны, где он был прописан. И опять попутки, подработки, случайные подачки.

Он вернулся в край в октябре прошлого года. В Богучаны не поехал - там уже холодно, остановиться скорее всего негде было бы. Что стало с его домом, он мог только догадываться, а здесь - привычно искал подработку, и подвернулось место, где можно было «оглядеться» и поработать - удалось устроиться на автомойку, где он и ночевал какое-то время.

«Рядом с автомойкой есть забегаловка, куда я иногда ходил кушать, - говорит Александр. - Познакомился с её хозяином, а он рассказал обо мне своему другу, и тот предложил мне жить в своём пустом доме в деревне. Говорит: «Ничего не надо, живи, за домом присматривай». Я и присматриваю. Жду паспорт, подал заявление на оформление пенсии. Ну и буду искать место, где жить, потому что не знаю, сколько ещё пробуду в этом доме. Поеду в соседнее село, там много домов брошенных, может, в сельсовете дадут один. Отремонтирую за лето - на зиму место будет».

За границу на отдых и в тюрьму

История Александра Вознева - не единственная, когда красноярцы оказывались в неволе за границей, пусть и не при таких обстоятельствах.

  • В январе 2008 года красноярский энтомолог Владимир Ефременко вместе с женой Кристиной оказался в тюрьме Мадагаскара. Островные власти обвиняли россиянина в том, что он поймал там несколько видов редких бабочек, находящихся под защитой закона. По мнению Владимира Ефременко, за решёткой он оказался всего лишь за то, что проводил фотосъёмку, не заплатив положенные 50 долларов. А пока шли разбирательства, сибиряки два месяца находились в жутких условиях мадагаскарской тюрьмы и переболели дизентерией.
  • В феврале 2012 года, отдохнув на Гоа, красноярец Анатолий Валенко «задержался» там ещё на три недели. При досмотре в аэропорту в рюкзаке туриста нашли охотничий патрон. Молодого человека объявили чуть ли не террористом и отправили в местную тюрьму. Анатолий Валенко объяснял, что патрон скорее всего забыт в рюкзаке ещё с прошлого года, а спецконтроль, видимо, его просто не заметил. В итоге «террориста» выпустили под поручительство и залог в 40 тысяч индийских рупий, а вот внятного обвинения так и не предъявили.
  • В октябре 2012 года в арабской тюрьме оказалась проживающая и работающая в Дубае 25-летняя красноярка. Причём за решётку её упекли в буквальном смысле по ошибке: девушка стала жертвой совпадения - её фамилия, имя, отчество, месяц и год рождения совпали с данными преступницы, объяв­ленной в международный розыск. Четыре дня понадобилось красноярскому отделению Интерпола, чтобы вызволить землячку из тюрьмы.
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество