Примерное время чтения: 8 минут
357

«Замужем за музеем». История музейщицы, которую губернатор Лебедь увольнял

Татьяна Зыкова в образе хозяйки на выставке «Хлеб наш насущный» в Музее-Пароходе «Св. Николай» в ноябре 2003 года.
Татьяна Зыкова в образе хозяйки на выставке «Хлеб наш насущный» в Музее-Пароходе «Св. Николай» в ноябре 2003 года. / Татьяна Зыкова / Из личного архива

Выбор её профессии был предопределён с раннего детства. Маленькой, она жила в комнатке усадьбы, которая теперь стала известным музеем, а с трех лет часами пропадала в Красноярском краеведческом. Заслуженный работник культуры Татьяна Зыкова более полувека служит своему любимому делу. Она считает, что музейщики не просто хранят историю, пропахшую нафталином, – они прежде всего работают на будущее.

Да, и работа не лишина адреналина. Как музейщицу чуть не застрелил сторож, увольнял губернатор Лебедь и почему даже семья для нее на втором месте, Зыкова рассказала корреспонеденту krsk.aif.ru.

Кулачье и помещечье отродье

Корреспондент krsk.aif.ru Татьяна Фирсова: Татьяна Васильевна, почему вы стали музейщиком?

Фото: Из личного архива

Татьяна Зыкова: Всё моё детство прошло на Юдинке и было связано с историями, рассказанными теми, кто там жил. Наша семья делила небольшую комнату на цокольном этаже флигеля знаменитого красноярского купца и мецената Геннадия Васильевича Юдина с семьёй моей подруги Светланы Иванчук. С ней мы родились в один год и дружим уже 70 лет. Вместо перегородки посреди комнаты была натянута верёвка, на которой висела обычная простыня.

Я ходила в детский сад, расположенный в доме купца, и каждый день видела начищенные до блеска медные дверные ручки, училась в школе, которая располагалась в здании библиотеки Г. В. Юдина, сейчас это музей. Помню огромную лиственницу, в дупле которой мы прятались с подружками, чтобы подсматривать за старшими, как они целовались.

Юдинка всегда была очень интересным местом. Территория, где стояли несколько домов, была огорожена забором с воротами и калиткой. В полночь их замыкали на замок, и через эту территорию пройти было нельзя. Поэтому нас не очень любили и называли «кулачьём» и «помещичьим отродьем», хотя мы к этому отношения не имели.

В этом году в комнате, где мы прожили до 1966 года, я сделала выставку «Книжные дети» в рамках проекта «Что читают успешные люди?» Вы не представляете, сколько у меня было эмоций и воспоминаний.

Но главное, что повлияло на выбор профессии, – мои походы в краеведческий музей с трёх лет. Водил меня туда отец, он давал пятачок, и я до обеда там «жила», а сам с друзьями пил пиво в «Поплавке» напротив.

Чистила книги от плесени

– Сложно ли было устроиться на работу в краеведческий музей или вас сразу взяли?

– После десяти месяцев работы в архиве народного суда Центрального района благодаря протекции родственницы Юдина пришла на собеседование к директору Зинаиде Константиновне Глусской. В кабинете было сумрачно, свет она не зажигала, экономила электричество. Строго спросила, почему хочу здесь работать. Услышав, что люблю музей, дала мне неделю на изучение книги «Основы советского музееведения», после чего отправила экскурсоводом под крыло заведующей Е. К. Веселковой в филиал - музей РСДРП. Там во дворе стоял домик, где располагалась конспиративная квартира, и была поленница, за которой от жандармов прятался Иосиф Джугашвили. В подвале домика хранились книги и журналы сталинского периода. Я их чистила от плесени, сушила и читала. Это было очень интересно.

– Работа музейщиков многим представляется тихой и спокойной. Собирай архивы, проводи экскурсии. Что в этом сложного?

– Не скажите. Всякое бывало. В 1972 году к 50-летию образования СССР была подготовлена выставка. Мне поручили составить тематико-экспозиционный план выставки. Работала весь день, закончила поздно, собралась домой, а двери закрыты. Стучусь, чтобы выпустили. Дверь распахнулась: в её проеме стоял сторож, наставив на меня ружьё. Он приказал лечь на пол, пригрозив выстрелить. Позвонил Глусской и сообщил, что обнаружил в экспозиции воровку с документами, которая уверяет, что её зовут Таня Зыкова, и она работник музея. Директор ответила, что такого специалиста у неё нет, и положила трубку. Но через секунду перезвонила и призналась, мол, забыла, что перевела меня из музея РСДРП в отдел истории советского общества.

«Кто автор? Убрать!»

Из-за авторской выставки «Приметы советской эпохи» мне чуть не пришлось уволиться. «Окна времени» рассказывали о крае в Стране Советов. Чтобы осмотреть экспозицию, нужно было двигать двери вагонов-теплушек. В разделе «Перестройка» была фотография председателя комитета против квартирозахватчиков, стоящей на крыльце крайкома КПСС с заклеенным ртом и плакатом, на котором было написано: «Почему племянница Федирко получила квартиру за счёт преподавателей технологического института, а Надежда Кольба – за счёт больницы № 1?». Были и другие фамилии. Здесь же лежала листовка с изображением Красноярского края в виде пирога, от которого стоящие вокруг отрезают по куску. Это была карикатура на кандидатов в депутаты. Я считала, что с этого и началась перестройка в крае.

Генерал-губернатор Лебедь посетил выставку в краеведческом музее. Купчиха - Татьяна Зыкова, преподнесла ему маленькую рюмку водки, по-сибирски она называется «муха». Май 2000 г.
Генерал-губернатор Лебедь посетил выставку в краеведческом музее. Купчиха - Татьяна Зыкова, преподнесла ему маленькую рюмку водки, по-сибирски она называется «муха». Май 2000 г. Фото: Из личного архива/ Татьяна Зыкова

Перед открытием экспозицию должен был посмотреть губернатор Лебедь. Директор Валентина Михайловна Ярошевская предложила не показывать окно с той самой фотографией. Верёвками от стоящего шлагбаума мы так крепко привязали дверь «теплушки вагона», что сдвинуть было невозможно. Лебедю всё понравилось, но его заместитель Сугуладзе (позже его осудили за коррупцию) умудрился развязать верёвки и показал губернатору фото с фамилией Федирко. Как известно, Павел Стефанович очень многое сделал на посту первого секретаря Красноярского краевого комитета КПСС, в 1999 году был заместителем Лебедя и начальником управления администрации края по взаимодействию с федеральным правительством.

Я впервые увидела, как глаза губернатора налились кровью. Он закричал: «Кто автор? Убрать! Или вы не хотите, чтобы музей был открыт?» Со слезами на глазах ответила, что автор я, и такие, как он, приходят и уходят, а потом в истории остаются белые пятна. Комплекс о начале перестройки заменили другими материалами. Музей нужно было открывать. Выделенные на все учреждения культуры в тот год деньги отдали нам.

Время «собак Павлова»

– Почему сейчас всё чаще вспоминают СССР, хотя тогда был дефицит продуктов, товаров? Индустриализацию 30-х годов называют экономическим чудом.

– Многие, в том числе молодёжь, начали интересоваться историей, сопоставлять и анализировать факты. После Великой Отечественной войны за несколько лет была восстановлена разрушенная страна, мы полетели в космос, создали атомную бомбу. За постперестроечные годы были уничтожены тысячи предприятий. Да, после революции 1917 года сносили памятники царям, но не банкротили фабрики и заводы, а наоборот, модернизировали старые и строили новые, созидали. Знаете, как назывался первый автобус, созданный в СССР? «Советский форд».

Красноярский край был огромной строительной площадкой. Металлургия, машиностроение, большая химия… Работал судостроительный завод, он производил корабли «река-море», теперь его нет, как и многих других. Вспомните, как расформировали Красноярское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО, где готовили офицеров для радиотехнических войск СССР и РФ.

В советское время родители в первую очередь думали, что ребёнка нужно выучить, и самым дорогим в доме были книги. После перестройки важнее стали потребление и вещизм, материальное вытеснило духовное. И это поощрялось на всех уровнях. Был уничтожен фундамент нашего образования. С переходом на болонскую систему настало время, как я его называю, «собак Павлова». Школьников натаскивают на ответы, университеты перестали давать знания по культуре, истории, литературе, а ведь они формируют основу интеллекта человека. 

– Что бы вы ответили тем, кто считает музей пережитком прошлого, где хранятся старые вещи, пропахшие нафталином?

– Возможно, сейчас какой-то предмет кажется ерундовым, а через 50 лет он будет уникальным. Мы работаем на будущее. Кто-нибудь помнит, что Красноярск был крупным промышленным, а не торговым центром?

– Что для вас главное в жизни?

– Я замужем за музеем. Работа всегда была и остаётся на первом месте, после неё – семья, мои многочисленные родственники и друзья. В людях ценю честность, открытость и доброту. По жизни следую словам песни: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».

ДОСЬЕ
Татьяна ЗЫКОВА. Родилась в 1953 году в Красноярске. Окончила исторический факультет Красноярского государственного педагогического института. С 1971 года и по сей день работает в Красноярском краевом краеведческом музее, хранитель фондов, куратор музейных проектов. Заслуженный работник культуры РФ. Награждена государственным знаком отличия Министерства культуры РФ «За достижения в культуре», медалью «За веру и добро» Кемеровской области, знаками «190 лет Енисейской губернии», «200 лет Енисейской губернии». Есть дочь, зять, внук.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах