aif.ru counter
65

В крае живет 83 долгожителя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ на Енисее 26/09/2012
Фото: АИФ

Семейный гуру

Пожалуй, трудно встретить пожилого человека, у которого ничего не болит, тем более в сто лет. Моисей МЕЛЬНИКОВ - редкое тому исключение, он даже не знает, что такое давление, только колени иногда на погоду ноют.

- В больнице никогда не лежал, но к врачам хожу, раз в пять лет, чтобы не подумали, что я помер, - прищурив лукаво глаза, рассказывает юбиляр. - Я ведь не пью и не курю и другим не советую, если не хотят кряхтеть под старость лет.

Каждое утро Моисей Фёдорович начинает с зарядки, очень любит тибетскую гимнастику, а днём обязательно гуляет полтора часа. Теперь от дома далеко старается не ходить - дети не отпускают, боятся, что поскользнется на трамвайных линиях. А ещё десять лет назад он с удовольствием сам платил за коммунальные услуги и следил за домашним хозяйством. В восемьдесят с хвостиком копался на даче. Причём добраться до участка было не так-то просто, дороги нет, приходилось ходить около двух километров пешком в гору. А если на дачу не надо, то обязательно пару километров пробежит на школьном стадионе рядом с домом.

- После работы каждый вечер вместе собираемся и обсуждаем, как день прошёл, - говорит Екатерина, жена внука. - Дедуля рассказывает нам о политических событиях в стране, а если у нас какие-то проблемы, всегда посоветует, как поступить. Это наш гуру, на нём держится наша семья. Даже в сто лет не мы за ним смотрим, а он за нами.

Семья у Мельникова большая - трое детей, шесть внуков, шесть правнуков и уже одна праправнучка.

- Она у меня за границей живет, в Белоруссии. Старшая дочь Роза когда-то туда за мужем, человеком военным, уехала, там и осталась.

Моисей Фёдорович сам отдал армии 25 лет, подполковник в отставке. А до и во время войны учил пацанов лётному делу.

- Никогда не думал и не мечтал военным стать, родился в Казанской губернии, в семье прислуг у богатого вельможи, - вспоминает он. - Мама была кухаркой, отец ухаживал за скотиной, а я играл с собаками во дворе. Незадолго до революции отца забрали в армию, а вернулся только в 20-м году. Ему дали участок от колхоза, стали строить дом. Так и думал в колхозе всю жизнь проработать, а тут из района пришла бумага, что надо шесть человек на строительство города Магнитогорска.

Учил воевать

В городе молодого Моисея сразу заинтересовали новые знания, параллельно с работой окончил курсы слесаря по ремонту машин и токаря. А потом призвали в армию и, видя его стремления к знаниям, направили сначала учиться на младших командиров, потом - в пехотное училище, а затем на лётчика-наблюдателя, но из-за воздушной болезни (когда в полёте непрерывно рвёт), его комиссовали. Во время учёбы познакомился со своей будущей женой Шурой.

А незадолго до войны Моисея Фёдоровича отправили учить других пацанов лётному делу.

- На фронт меня не взяли, Сталин дал указ: учителей и педагогов оставить в тылу. Сначала обидно было, что не в боях, а потом... ведь для прорыва в первую очередь пускали авиацию, а следом шли танки и пехота. И от их правильных действий завсело многое…

Демобилизовался Моисей Фёдорович в 1959 году. Брат жены, который тоже был военным, сманил в Красноярск. Ещё несколько лет проработал на заводе «Красмаш».

Сразу по приезде от военкомата семье Мельниковых дали двухкомнатную квартиру на проспекте имени газеты «Красноярский рабочий», где и до сегодняшнего дня живёт Моисей Фёдорович. Жена умерла ещё в середине девяностых. Теперь с ним живут внук с женой и её сыном.

- Подали документы на расширение в администрацию Ленинского района, положенное ему, как ветерану Великой Отечественной войны, но нам отказали, - рассказывает невестка. - Говорят, что мы намеренно ухудшили жилищные условия деда, чтобы получить за счёт него квартиру. Мы спорить не стали, оформили ипотеку и на днях переезжаем в новую квартиру в Северном, где у дедули будет отдельная комната.

Бугачёвский ангел-хранитель

Ефросинью Васильеву в

с. Бугачёво Емельяновского района знают все. Для односельчан она - как ангел-хранитель. Несколько лет назад попросила местных мужиков во главе с внуком восстановить церковь, которая была уничтожена после революции.

Большая часть её пенсии уходила на строительство храма. Помогали и местные жители, и спонсоры из близлежащих деревень. Местный батюшка Александр организовал воскресную школу, после службы вместе со старушками пили чай в подсобных помещениях. Церковь стала местом притяжения всего населения. На прошлогоднюю Пасху на службу пришли около двухсот человек, даже в помещение не вмещались. А в этом году в храм ходить перестали.

- Дак заменили батюшку, - говорит Ефросинья Семёновна. - Новый-то выгоняет всех. Давеча бабушку толкнул, она упала, встала и палкой ему грозит, накажет, говорит, бог-то…

Местные жители рассказывают, что отец Алексей вместе с матушкой распугали всех верующих: закрыли воскресную школу, в храм пускали только на праздники и на похороны. Выдернули кресты из старых захоронений, которые обнаружили при восстановлении храма, а памятник воинам, погибшим во время Великой Отечественной войны, начали огораживать забором и даже задумали его оттуда убрать. Помешали им и сосны, которые местные жители высадили к открытию храма.

- Ничего от жизни больше не хочу, только пускай церковь людям вернут, - говорит бабуля. - Меня тут крестили, потом видела, как её разрушали, отдав сначала под клуб. Нас учительница каждое воскресенье туда водила. Однажды на Пасху шла служба, зашли три парня с гармошкой, а батюшка им сказал: «Робяты, нельзя, это же храм!» Они стали его оскорблять, играть на гармошке и плясать. Батюшка нас загородил, стал уговаривать, они поматерились и ушли. Сели в грузовик и поехали, а на перекрёстке за деревней разбились. Двое сразу насмерть, третьему ноги по колено отрезало. Нам сообщили, когда еще служба не закончилась.

Молиться за деревню

Юная Ефросинья долго переживала, когда увезли батюшку и из храма сделали клуб. Однако именно здесь она встретила своего будущего мужа, но вместе прожили недолго. В 1941 году его забрали на фронт. Ефро­синья осталась с четырьмя малышами на руках, младшая дочь вскорости умерла, а муж пропал без вести. Замуж она больше так и не вышла, хотя после войны ухажёров было много. В голодные годы помощи ни у кого не просила.

- Сейчас родители домой приходят, дети шоколадку спрашивают, а мы тогда смотрели на мать голодными глазами и с надеждой ждали хлеба, - рассказывает Мария, старшая дочь Ефросиньи Семёновны. - Выжили благодаря маминым молитвам.

Теперь женщина молится за всю деревню, которая раньше была богата на урожай, а теперь - двухэтажными коттеджами: городские скупают землю и строят рядом с развалюхами. Местным же даже в городе работы нет - пахать и сеять там не надо. За годы советской власти разучились люди сами на себя работать, а ведь когда-то семьи здесь были зажиточными, потому что знали, как хлеб вырастить и скотину выкормить.

- Потому, наверное, и живу долго, что землю люблю, в раннем детстве хорошо питалась да на свежем воздухе работала, ни на кого не обижалась и бога не гневила…

Накануне столетнего юбилея женщине за счёт администрации отремонтировали печь. Единственное, на что хватило денег в государственной казне. Домишко у юбилярши маленький, всего 14 квадратных метров, и старше самой хозяйки раза в два, в нём в 1919 году располагалась медсанчасть Колчака. Печка последние годы топила в основном улицу, и 12 тысяч рублей за зиму улетали в прямом смысле в трубу.

- А юбилей бабушке в клубе устраиваем, почти вся деревня собрала деньги на этот праздник, кто не может, делом помогает, - рассказывает внук Анатолий, - все её здесь любят и мне завидуют, что в её семье родился.

Кстати

Женщины живут дольше, чем мужчины. Так, в Красноярском крае 83 жителя старше 100 лет, всего 12 мужчин и 71 женщина. Количество людей в возрасте от 90 до 94 лет в крае составляет 3 417 человек - это 2 849 женщины и 568 мужчин. А в возрасте от 95 до 99 лет - 647 человек (86 мужчин и 561 женщина).

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество