aif.ru counter
211

В Красноярском крае не хватает питьевой воды

Фото: Анатолия Белоногова

Водокачку на прокачку

Жалуются как на качество, так и на непонятную ценовую политику организаций, снабжающих население. Бывает так, что в двух соседних деревнях размер платы за воду отличается в три раза! Например, в Шарыповском районе: в Холмогорском берут 50 руб. за кубометр воды, а в соседнем поселке Береш - 170 рублей, причём воду жители носят из колонки вёдрами. Потому что здесь к трубе присосались три посредника. У каждой организации есть право обосновывать тарифы, ссылаясь на индивидуальные затраты. Только почему-то специалисты краевого министерства ЖКХ, утверждая их, смотрят на бумаги, но никогда не смотрят в раковины. А надо бы. В посёлке Козулька, по словам Елены ТАРАСОВОЙ, местной жительницы, вода ржавая, грязная и с чёрным осадком. Население борется за её качество давно, пройдя через несколько судов. На руках у активистов - заключения специалистов, что из кранов бежит настоящая смесь железа и марганца, которая ведёт к патологиям в организме.
«Есть решение суда от 1 ноября 2010 года: если вода не соответствует нормам СанПиНа, то за неё не имеют права брать плату, - говорит Виталий ТЕЛИН, депутат райсовета. - Но коммунальщики заставляют людей подписывать договоры. Мы обращаемся в прокуратуру, в Роспотребнадзор, они подтверж­дают, что это незаконно, но никакие меры не принимаются».
В посёлке Бузим население получает воду из напорной башни, за которой несколько лет никто толком не присматривал. В скважину попадают поверхностные воды, насекомые, птицы, грызуны…Водокачка в своё время была построена местным совхозом для технических нужд. От неё местное население проложило водопровод за собственные средства. Затем как-то незаметно для всех водокачка перешла в руки краевого ООО «КРЭК», которое решило взыскать с населения плату за годы, что водокачка стояла бесхозной. «Требуют от 3 до 15 тысяч рублей, - говорит Валентина ДИТРИХ, местная жительница. - Особенно тяжело приходится малоимущим семьям с детьми. Субсидии на оплату льготникам никто не даёт. Мы обращались в прокуратуру. Нам пришёл ответ: раз пользовались водой, то обязаны оплатить. Хотя договор с компанией мы не заключали».

Решили радикально

В нижнеингашском посёлке Тины всё лето «под арестом» находились колодцы, в которых нашли сальмонеллу. В конце ноября по предписанию Роспотребнадзора была остановлена работа водонапорной башни в селе Таскино Каратузского района. В воде обнаружили бактерии, вызывающие острые кишечные инфекционные заболевания. Треть населения села теперь будет перебиваться с помощью растоп­ленного снега. Жители посёлка Зелёный Луг в Канском районе вынуждены питьевую воду привозить из Канска. «При этом в каждом дворе есть своя колонка, но этой водой стирать нельзя, не то что пить, - жаловалась нам сельчанка Лидия ФЕДОСЕЕВА. - Если власть думает о развитии села, то должна отреставрировать водозаборную башню, которая стоит с советских времен, или построить новую». В Манском районе в посёлке Тертеж люди просидели без водопровода всю весну и лето. Власти так и не удосужились заменить 200 метров труб.


Населению приходилось собирать дождевую влагу. «У нас много лет вода из кранов тухлая шла из-за того, что скважина заилилась. Но сейчас власти решили вопрос: всё затопили Богучанским водохранилищем вместе со скважиной», - печально шутит Евгений МОГЧОНОВ, бывший житель села Кежма…

Трубный яд

И таких случаев в крае - десятки, если не сотни. Общая картина с состоянием инфраструктуры удручающая: многие населённые пункты водопровода никогда и не имели, а для остальных характерно повсеместное обветшание. По данным краевого министерства ЖКХ, в модернизации и капитальном ремонте нуждаются поверхностные и подземные источники водоснабжения, более 445 действующих водопроводов, 88 действующих канализаций (в том числе 50 комплексов канализационных очистных сооружений) и свыше пяти тысяч километров сетей водоснабжения и водоотведения.
По данным краевого Заксобрания, централизованными системами питьевого водоснабжения в крае сейчас оборудовано лишь 30% жилого фонда сельских населённых пунктов. Только 58% населения сельской местности имеют доступ к качественной питьевой воде. А ситуация такова, что в нашем индустриальном регионе брать воду из открытых источников уже давно опасно для здоровья. «Самая главная проблема, что в крае последние двадцать лет никаких водопроводов и скважин практически не чинилось и уж, конечно, не строилось, - говорит Валерий СЕРГИЕНКО, депутат ЗС. - И настало время навёрстывать упущенное. Ссылки на то, что в бюджете нет средств, - это не совсем то, что хотелось бы слышать от властей. Просто надо правильно расставлять приоритеты, что нам важней, без чего мы не можем жить: без футбольного манежа за  1,5 млрд руб., или ухоженного села с нормальным водопроводом».

«АиФ Комментарий»

Андрей РЕЗНИКОВ, министр ЖКХ Красноярского края:
- В Красноярском крае принята Концепция до 2020 года по обеспечению населения питьевой водой. Комплекс мероприятий направлен на решение трёх задач. Первое - это поиск и оценка запасов подземных вод в территориях, где вода из поверхностных источников не соответствует питьевому качеству, либо там, где люди пользуются привозной водой. Это: Бородино, п. Стрелка г. Лесосибирска, п. Раздолинск Мотыгинского района, п. Нижний Ингаш и п. Нижняя Пойма Ниж­неингашского района, п. Тура и с. Хатанга. Второе - внедрение установок по очистке и обеззараживанию воды на системах водоснабжения. Третье - строительство и реконструкция систем водоснабжения и водоотведения. На первоочередные мероприятия по строительству и реконструкции очистных сооружений в двенадцати муниципальных образованиях края потребуется более 4,5 млрд рублей. А на строительство и реконструкцию систем водоснабжения в 20 населённых пунктах края требуется порядка 4,2 млрд рублей

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах