aif.ru counter
235

Кому мешают приёмные семьи Балахты?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ на Енисее 19/06/2013
Семья Ирины Науман. Фото: Анна Наумова

Красноярск, 20 июня — «АиФ на Енисее». Главной особенностью этой поездки в район стало то, что к нам обратились сразу три семьи, где воспитываются приёмные дети. Приёмные родители жалуются на то, что в их отношении со стороны контролирующих и надзорных органов открыта настоящая охота.

Санитары дорог

Первым на приём пришёл Виктор НЕПОМНЯЩИЙ, житель Балахты. Недавно его уволили из местного жилкомхоза, жить теперь приходится на одну пенсию жены в 5,7 тыс. «Домишко у нас плохой, - рассказал Непомнящий. - Вокруг помойки, соседи пьют, шумят и музыку включают. Говорят, у нас закон о тишине приняли? Наверное, на Балахту он не распространяется...»

Общая для всего края проблема плохих дорог райцентр не обошла. Уже на подъездах отремонтированный участок сменяется чем-то похожим на стиральную доску. «Яма на яме в посёлке, - говорит Юрий ОВЧИННИКОВ, местный пенсионер. - Их засыпают камнями, даже напротив поссовета такая есть. Разве это ремонт? Это способ угробить машину».

Фото: Анна Наумова

Группа жителей улиц Маркса, Ленина, Советской, Энгельса и Просвещения уже два года пытается добиться строительства детской площадки в нижней части посёлка. Детям негде покататься на велосипедах, а из доступных спортивных снарядов - только тополя да заборы: «Ответ на всё один: нет денег. Как будто на детскую площадку требуются миллионы! Потом по телевизору слушаем, как говорят о необходимости воспитывать здоровое поколение…».

Где лучшее детям?

Целая делегация приёмных семей района (три из восьми!) назвала катастрофической ситуацию в районе с патронажем. Навязчивое внимание со стороны органов опеки, полиции и прокуратуры превращает жизнь приёмных родителей в кошмар. «Нас подозревают во всех смертных грехах, - рассказывает Валентина КИШКИНА, мать пятерых детей. - Мы и детей бьём, и деньги, выделенные на их содержание, на себя тратим. Купишь шампунь - говорят, что слишком дорогой. Кроссовки надо покупать одну пару на два года. Кто это высчитывал? Пришла ко мне комиссия из соцзащиты, ребёнок спит, они его начали сонного вертеть, синяки искать! Если найдут ссадину - всё, будут разбирательства».

В семье Натальи БОРИСОВОЙ и Сергея ИППОЛИТОВА девять детей: шесть приёмных и трое своих. Дочери давно выросли, у них свои семьи, приёмная дочь Настя учится в педагогическом колледже. Пятеро младших мальчишек живут душа в душу: самому старшему Саше 17 лет, в этом году он поступает в университет. Диме и младшему Саше по 14 лет, Артёму - 13, а маленькому Савве 5 лет. «Четыре года назад мы с мужем узнали, что дети племянницы оказались в детском доме, - рассказывает женщина. - Решили забрать их к себе». Так первый раз они оформили троих детей под опеку. Савву забирали из дома малютки полуторагодовалым малышом.

Сердце Натальи сжималось, когда в казённых домах она видела глаза детей, которые в каждом хотят увидеть маму и папу. И через некоторое время под опеку взяли ещё двоих ребятишек - брата и сестру. «Весной мы их привезли домой, а летом опека отправила в лагерь. После лагеря две девочки сбежали из дома. Я очень испугалась, сразу же позвонила в опеку, там сказали срочно обращаться в полицию», - рассказывает Наталья.

Фото: Анна Наумова

Но далее история развернулась невероятным образом. Сбежавших детей у Натальи забрали, и через некоторое время осудили - якобы, плохо ухаживала и била сирот. «Я не отрицаю, что однажды взяла ремень в целях воспитания, - признаётся Борисова. - Но ведь не избивала их, немного шлёпнула. Как без этого воспитывать?». История стала забываться, семья жила дальше. Но в начале этого года вышел закон, который не позволяет людям с судимостью работать с детьми, тем более их воспитывать. Теперь четырёх детей у семьи хотят отнять, мол, в детском доме им будет лучше. «Я с ужасом представляю, что наш пятилетний Савва окажется в детском доме! - на глазах женщины появляются слезы. - В семье он самый младший, все его безумно любят. Мы будем бороться и не допустим, чтобы наши дети хоть ночь провели в казённом доме. Им нужны не только мама и папа, они нужны друг другу. Ведь мы - настоящая семья».

Фото: Анна Наумова

Прокурор не тётка

В жернова закона попала ещё одна приёмная семья из села Красное Балахтинского района. У Ирины и Николая Науман трое своих и двое приёмных детей. Приёмных было больше, кто-то вырос, а кто-то, как старший приёмный сын, отплатил за добро: написал заявление в полицию о фактах избиения. «Всё придумано было от начала до конца, - рассказывает Ирина НАУМАН. - Даже по тому, как написано заявление, видно, что подсказывали, как и что писать. Я точно знаю, что после нашего дела отдельные фигуры у нас в районе получили служебное поощрение. В итоге мужа осудили на четыре года, приговор в силу ещё не вступил».

А дальше заработала обкатанная судейско-прокурорской машиной схема: раз есть судимость, детей надо изъять и вернуть в детский дом. Официальное заключение психологов о том, что в семье Науман всё в порядке, а родители - опекуны «ответственные», тоже никого не волнует. «Прокуратура нам такое пишет, - говорит Ирина Науман. - Что мы приёмных детей используем как рабочую силу! У нас с 2000 года с мужем фермерское хозяйство, 600 га, наверное, в прокуратуре считают, что мы детей землю тяпками обрабатывать заставляем? Своих - да, в поле выгоняю. Сама на тракторе работаю. Приёмные только на подворье трудятся. Или это тоже преступление? Мы договорились: хотите новый ноутбук? Вот вам хряк, ухаживайте за ним год, убирайте, продадим мясо - будет компьютер. Где здесь нарушение? Дети должны учиться труду. Из детского дома их выпускают, они же ни к чему не приспособлены!»

И нет чиновникам никакого дела до того, что оставшиеся в семье приёмные дети со своим старшим - единокровным, кстати, братом, общаться не хотят, а как только к ограде дома подходят незнакомые им люди, в ужасе прячутся кто куда. Они боятся, что это приехали забрать их в детский дом. «Закон суров, но это закон», - принято говорить в таких случаях. Но разве он не должен облегчать жизнь человека вместо того, чтобы разрушать её? 

МНЕНИЕ

Галина ЖЕГЛОВА, старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодёжи:

- В случае ненадлежащего выполнения опекуном обязанностей, в том числе при использовании им опеки в корыстных целях, органы опеки и попечительства могут изъять детей из семьи. Если супруг опекуна совершил преступление в отношении хотя бы одного ребёнка, то как можно быть уверенным, что остальные дети будут в безопасности? То же самое касается и других семей. В свое время опекун был осуждён, но опека усмотрела основания для расторжения договора только в отношении детей, которые явились потерпевшими, а остальных оставили проживать в семье. Вопрос тот же: как можно оставлять их в семье, где хотя бы на одного ребёнка подняли руку? Ведь не исключается факт, что физическая сила будет применяться и к другим детям. Поэтому в целях защиты мы настаиваем на том, чтобы детей изъяли из семьи. Вопрос даже не в судимости родителя, сама ситуация требует того, чтобы дети были в безопасности.

Альбина КОМОВИЧ, уполномоченный по правам ребёнка в Красноярском крае:

- В деятельности органов опеки и попечительства имеет место формализм, снижающий эффективность работы по семейному устройству детей. Важным фактором в сохранении новой для ребёнка семьи и исключения случаев возврата детей в государственные учреждения является поддержка и помощь как со стороны государственных и муниципальных структур, так и со стороны граждан. Однако вопреки этому имеют место случаи проявления негативных эмоций к приёмным родителям. Чиновники выражают недовольство их активностью по отстаиванию прав приёмных детей, соседи нередко считают, что детей взяли из корысти, для использования получаемых на детей денежных средств. В таком случае начинаются «гонения» против приёмного родителя. Такой подход правоохранительных органов, отдельных органов системы профилактики напрямую противоречит требованиям Национальной стратегии действий в интересах детей, предусматривающей введение запрета на изъятие детей из семей без предварительного проведения социально-реабилитационной работы.

Татьяна МИШАКОВА, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних администрации Балахтинского района:

- Мы знаем семьи и Борисовых, и Науман. И считаем, что детей у них забирать нельзя, им там комфортно и хорошо. Их одевают, кормят, заботятся о них, переживают, главное - любят. И если из таких семей забрать ребятишек, то в каких семьях можно им жить? Мы разговаривали с детьми, с соседями, родителями. Это порядочные и добросовестные люди. Конечно, есть закон, но существует ещё человеческий фактор и душа. Поэтому когда прокуратура вынесла решение изъять детей из семей, их решение мы не выполнили, потому что видим, что сами дети не хотят возвращаться в детский дом. И наносить им ещё одну глубокую душевную рану мы не хотим.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество