aif.ru counter
08.04.2014 17:08
279

Медицина отдаляется от жителей Красноярского края

«АиФ на Енисее» №14 (1743) 02/04/2014

Чиновники любят сыпать терминами: модернизация, реорганизация, внедрение, тиражирование и т. д. И порой за этими словами не видят реальной картины. Последняя инициатива краевого правительства по ликвидации круг­лосуточных стационаров в тех территориях края, где их существование не оправдано, на языке Минздрава звучит так: «выстраивание трёхуровневой системы оказания медицинской помощи больным». На деле же получается, что жители края, которые до сих пор получали медпомощь рядом с домом, будут вынуждены добираться до врачей десятки, а то и сотни километров по бездорожью, тонкому льду, воде и воздуху.

Рожать - по тонкому льду

«К вам обращаются жители посёлка Придивинск. В нашей участковой больнице решили закрыть круглосуточный стационар. Врач сказал, что болен и устал работать. Другого нет и не будет. Сначала нам сказали, что ночью в больнице останется дежурный сторож… Позже выяснилось, что с 17.00 до 8.00 будет дежурить медсестра. А больных будут возить в районный центр - в Большую Мурту. Но мы живём за Енисеем. Осенью и весной около месяца не бывает переправы, а в этом году нет уже два месяца. Летом туманы, которые до обеда не рассеиваются, и переплавляться невозможно. Нам сказали, что в таком случае больных будут во­зить в Тасеево за 130 км. Но дорога туда ужасная - её давно разбили лесовозы. В январе этого года двух рожениц повезли в Тасеево, но там их не приняли. Отправили в Канск. Бензина на обратный путь не хватило, пришлось занимать в Тасееве. Какой стресс перенес­ли женщины! Через некоторое время ещё одна женщина поехала рожать в Тасеево, но дорогу перемело. Скорая вернулась, решили переправить по льду, который проваливался. Врач побоялся идти на ту сторону. И женщину провожал дворник... А если человеку нужна будет помощь не на час, а транспортировать его нельзя, что делать? В районе много больных, которые нуждаются в стационарном лечении: инвалиды, люди с заболеваниями органов крово­обращения, дыхания, пищеварения, онкобольные. У жителей нашего посёлка нет шансов на выздоровление. Главный врач Большемуртинской ЦРБ О. В. Пятков сказал, что идёт оптимизация здравоохранения, и поэтому необходимо реорганизовать участковую больницу, так как она не рентабельна. На рекламных плакатах власти пишут: «Право на жизнь». А у нас его отнимают».

Ключевое слово

Это душераздирающее письмо за подписью председателя совета депутатов Придивинска Елены Лисициной пришло в редакцию в начале марта. Жители посёлка на севере края обратились к журналистам, потому что поняли: иначе их не услышат. Оказалось, в подобной ситуации сейчас население и других районов края. Например, в посёлке Черёмушки Балахтинского района увольняют десять сотрудников больницы, которая обслуживает две тысячи человек, и тоже закрывают стационар. А за медицинской помощью советуют обращаться в райцентр Балахту. И всё дело в той же банальной нерентабельности. Хотя о какой рентабельности может идти речь, если это жизнь и здоровье человека?

Сельские больницы не нужны только чиновникам Фото: Из личного архива / Елена Лисицина

Мы попросили министерство здравоохранения края пояснить, почему решено избавиться от круглосуточных стационаров в сёлах. И вот что получили в ответ.

Галия Низамеева Фото: АиФ

- Минздрав не планирует закрывать круг­лосуточные стационары, - пояснила Галия НИЗАМЕЕВА, начальник отдела министерства здравоохранения Красноярского края. - Мы выстраиваем трёхуровневую систему оказания медицинской помощи больным. Первый - центральные районные больницы, второй - межрайонные центры, третий - краевые клинические специализированные клиники и центры. И параллельно разрабатываем систему направления больных на следующий этап оказания медпомощи. Если в селе нет условий, мы должны доставить человека туда, где она есть.

Ключевое слово в этом ответе - «должны». Должны, но не обязаны. А если нет нормального дорожного сообщения между селом и райцентром? А вдруг у человека острый приступ аппендицита, и счёт идет на минуты? А что делать беременной женщине со схватками? А куда бежать маме, если ребёнок, не дай бог, проглотил пуговицу, подавился косточкой, резко поднялась температура? Да мало ли что может произойти с малышом, у детей все заболевания развиваются стремительно! Ждать переправы?

И ещё, из трёхуровневой системы загадочным образом исчез один уровень, который должен быть самым первым: ФАПы и пункты оказания первой медицинской помощи в маленьких деревнях и сёлах.

Село без больницы

Сёла, которые уже давно выживают без почты, общеобразовательных школ, детских садов и нормального досуга, остаются ещё и без больниц. Можно возить ребёнка учиться и развлекаться в районный центр, но невозможно спокойно спать, зная, что рядом нет врача, готового в любой момент прийти на помощь.

Как привлечь в село, где нет больницы, молодёжь? Ведь если они не будут пополняться новыми жителями, то просто вымрут. Более того, молодёжь - это те же врачи и младший медперсонал. А по словам министра здравоохранения края Вадима Янина, к 2018 году 20% ныне работающих врачей станут пенсионерами. Значит, молодые кадры медицине крайне необходимы. Но видимо, только медицине, а не чиновникам.

В прошлом году группа выпускников медицинского университета собиралась ехать в Ермаковский район восстанавливать районную больницу, которая давно уже загибается от нехватки врачей. Молодых специалистов поддержал ректор вуза Иван Артюхов. По его словам, впоследствии на базе этой больницы можно было бы создать экспериментальную площадку для университета. Но когда один из ребят подал документы на замещение вакантной должности главного врача больницы, то получил отказ. Якобы у него не хватает стажа для руководящей работы. А откуда ему взяться у вчерашнего выпускника? В итоге ребята разбрелись по частным клиникам. А жителям Ермаковского района до сих пор даже с банальным аппендицитом вызывают вертолёт санавиации, так как в районной больнице нет анестезиолога. В соседнем Каратузском районе не первый год проблема с хирургом. Со сломанной ногой каратузцы едут либо в Минусинск за 100 км, либо в Абакан. В прошлом году летом министерство здравоохранения направило в село хирурга из Красноярска вахтовым методом на три месяца. К нему выстроилась километровая очередь, сельчане на него мололись, он оперировал сутками. Но контракт закончился, хирург уехал, и люди опять остались один на один со своими проблемами, до следующего заезжего светила. А это, заметьте, не захудалая деревенька, а районный центр с населением почти в 16 000 человек, впрочем, как и Ермаковский район.

Мнение
Любовь ИНКИНА 25 лет проработала фельдшером в селе Нижние Курята Каратузского района: - Я считаю, что в маленьких деревнях можно и нужно иметь возможность оказывать первую медицинскую помощь. Иначе многие больные до районного или краевого центра просто не доедут. В прежние времена в Нижних Курятах была участковая больница и роддом на 4 койки, законсервированный на всякий случай. Но он регулярно обрабатывался: там перестилали постели, мыли полы. В те годы добраться до районного центра можно было двумя способами: по полевой дороге около 60 км или за 15 минут на самолёте, который летал два раза в неделю. Однажды к нам пришла молодая женщина со схватками, у неё начались стремительные роды, ребёнок родился буквально через полчаса. Малышку едва реанимировали - она три раза была обвита пуповиной. До Каратуза мы бы не довезли её даже при наличии дороги, которую с тех пор, конечно, построили. Согласна, что полноценные участковые больницы содержать в небольших сёлах затратно. Но нельзя вообще оставлять село без медпомощи. Сегодня в соседних с Нижними Курятами Таятах нет ни одного медика, а ведь там проживают 700 человек, и до районного центра - 70 км. Недавно туда приезжала работать фельд­шер со стажем, но условия для жизни и работы там очень тяжёлые, и она уехала. К слову, мы с мужем - терапевтом, проработав 25 лет, уехали из Нижних Курят именно из-за того, что больницу там закрыли.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество