aif.ru counter
106

Маршрут прозрения. О спасительных хрусталиках и непарадных интерьерах

«АиФ на Енисее» №38 (2027) 18/09/2019
Потеря зрения сильно осложнила жизнь пенсионера.
Потеря зрения сильно осложнила жизнь пенсионера. © / Елена Есаулова. / АиФ

«Вижу «новым» глазом ярче, чем старым! - радостно пробасил отец в телефонную трубку. - Готов ехать домой». На такой радостной ноте окончилась эпопея по восстановлению зрения 73-летнему пенсионеру, длившаяся несколько дней. Ему провели операцию по удалению катаракты. Через что прошлось пройти мужчине, чтобы вернуть зрение, рассказывает «АиФ-Красноярск».

Вредный туман

Сергею Митрофановичу 73 года, он на заслуженном отдыхе, депутат сельского совета, почётный работник среднего образования России. Большую часть жизни трудился на государственной службе, долгое время работал в школе учителем физкультуры, был начальником районного управления образования. Физкультурник и спортсмен, он всегда был приверженцем здорового образа жизни, не курил, не увлекался спиртным, много времени проводил на свежем воздухе. Но возраст брал своё, появились проблемы со здоровьем.

Примерно полгода назад он начал жаловаться на зрение, говорил, правый глаз будто пелена заволокла, туман. Это сильно осложняло его жизнь: тяжело было водить машину, смотреть телевизор и читать. Пришлось обратиться к врачу. В районной больнице поставили предварительный диагноз: катаракта - помутнение глазного хрусталика, естественной линзы глаза, пропускающей и преломляющей световые лучи. Дело в том, что хрусталик по мере взросления человека теряет прозрачность и эластичность, человек видит хуже, размыто и нечётко, зрение снижается. Это довольно распространённое заболевание у людей старше 50 лет. Оно лечится посредством операции с длинным названием - факоэмульсификация катаракты с имплантацией интраокулярной линзы, сегодня это золотой стандарт лечения катаракты. Проще говоря, помутневший хрусталик удаляют под местным наркозом, через маленький разрез, вместо него вставляют искусственный, что позволяет пациенту обрести практически нормальное зрение. Другие глазные проблемы, такие как, например, дистрофия сетчатки, глаукома, эта операция не решает.

За квотой

- Чтобы подтвердить диагноз и получить направление на операцию, папу направили в Красноярск, в известную офтальмологическую клиническую больницу имени профессора П. Г. Макарова, проще говоря, в глазной центр, - рассказывает дочь Елена. - Сюда на обследование и лечение приезжают пациенты с глазными проблемами со всего Красноярского края и даже из соседних областей. Операция по замене хрусталика входит в перечень, выполняемых по полису обязательного медицинского страхования бесплатно. Но чтобы её провели, нужно дождаться квоты. Ожидание может продлиться несколько месяцев. К слову, подобную операцию выполняют многие частные медицинские клиники, стоимость - от 30 тыс. до 100 тыс. рублей.

Скамеет в холле мало, потому пациентам приходится стоять.
Скамеет в холле мало, потому пациентам приходится стоять. Фото: АиФ/ Елена Есаулова

Приехать на приём нужно было к определённому часу, и мы, хоть и прибыли заранее, едва успели: очередь в регистратуру была длинной, людей обслуживал всего один специалист. Плюс в том, что по периметру вестибюля имелись удобные сиденья, и пенсионеры, приехавшие с родственниками, могли спокойно посидеть там, пока их близкие стояли в очереди. Наконец получив карточку, начали движение по кабинетам на разных этажах. Хотя приём не был затянутым, пациентов в очередях томилось много, а вот сидячих мест, в отличие от холла, было недостаточно. Папу опросили, обследовали на аппаратах, диагноз подтвердили, предложили выбрать дату операции. Мы остановились на 3 сентября. Медики выдали памятку и разъяснили, как подготовиться к замене хрусталика. В общей сложности посещение глазного центра заняло часа примерно 3 часа.

Очереди и бумажки

И вот назначенный день настал. Переобувшись и переодевшись в гардеробе, садимся в грузовой лифт с такими же страдальцами, которым тяжело подниматься по лестнице. Едем на третий этаж, в отделение дневного пребывания.

«Вы, наверное, уже мускулы накачали», - шутит папа, обращаясь к лифтёрше, подмечая, с каким трудом она ворочает тяжёлую дверь. Та смеётся и машет рукой. А мне непонятно, почему для перевозки пациентов нельзя использовать обычный «человеческий» лифт, который тоже есть, но почему-то не работает.

Приезжаем, обращаемся на пост, где две медсестры уже ведут приём. Оказалось, пациентов вызывают, и надо ждать, когда тебя пригласят. Увы, все сидячие места на разномастных креслах и скамейках советского образца оказываются заняты - отцу с палочкой стоять тяжело, но мы вынужденно подпираем стену и наблюдаем за происходящим. Персонал общается с больными, отвечает на разные вопросы спокойно, правда, одна из медсестёр срывается: «Слушайте внимательно, я повторять не буду!» - но вновь берёт себя в руки и повторяет, повторяет. На самом деле, работа с людьми требует выдержки и терпения.

Такие условия в Глазном центре. Фото: АиФ/ Елена Есаулова

Пациентов, имеющих полный список анализов и нужных документов, направляют на предоперационный осмотр врача. Если какой-то из бумажек нет, операцию переносят на другую дату, к ней нужно собрать все справки без исключения. Если всё в порядке, человек получает ещё одну памятку, где подробно изложено, что и как делать перед операцией, рекомендации по питанию, лекарствам, нагрузкам, противопоказания. Наконец звучит наша фамилия. У папы с документами всё в норме, его направляют к врачу. По сути, мы возвращаемся в ту же родную очередь и снова ждём: приём начинается после того, как медсёстры регистрируют абсолютно всех прибывших на операцию и передают карты докторам. Проведя в ожидании минут сорок, наконец заходим к врачу. Нас приветствует предупредительная и спокойная доктор Елена Алексеевна Гайдукова. Проверяет зрение папы на аппарате, рассказывает о сути предстоящей операции, растолковывает нюансы и детали, задаёт свои вопросы, касающиеся заболеваний отца, отвечает на все наши вопросы. Операцию назначают на 4 сентября. Елена Алексеевна выдаёт нам ещё одну памятку. Прощаемся с ней и отправляемся восвояси. Напоследок в аптеке центра приобретаем два вида глазных капель (они указаны в памятке) - их нужно применять до и после операции, а также одноразовые повязки на глаза. На это уходит чуть более пятисот рублей. Общение с врачом успокаивает и оставляет самые хорошие впечатления. Непонятны оргмоменты: зачем мы везли сумку со сменными вещами (следуя советам памятки), если операция не в этот день, а завтра?

День прозрения

4 сентября. Прибыть на операцию надлежит к 8.00. У нас день сурка. Переобувшись и переодевшись в гардеробе, садимся в уже знакомый грузовой лифт и поднимаемся на третий этаж. Сергей Митрофанович опять шутит с лифтёршей про мускулы, та опять смеётся. Всех, кому сегодня будут менять хрусталик, проводят в палату. Здесь аккуратно застеленные новые кровати - на них разрешено прилечь - резко контрастируют с выпадающими розетками и обшарпанными стенами. Теперь надо снова ждать, когда тебя вызовут. Сама операционная находится на втором этаже, туда сопровождающих не пускают.

«Вашего отца могут прооперировать в 10 утра, а могут в 14.00, - поясняет мне медсестра в ответ на мой вопрос, когда забирать папу. - Врач сам определяет, кого оперировать первым, а кого потом». 

Едва успеваю вернуться домой - в 10.30 уже звонит телефон. Отец просит его забрать, он был прооперирован первым. Он всем доволен и полон впечатлений, новый хрусталик помогает видеть ярко и чётко. Операция прошла быстро и практически безболезненно, длилась примерно 20 минут. Папе нужно будет ещё два раза приехать на процедуры, а затем можно отправляться домой. Первое время после операции нужно носить тёмные очки, закапывать лекарства, накладывать повязки на глаз. После операции две недели ограничивают просмотр ТВ и чтение, нельзя поднимать тяжести, напрягаться.

«Что касается медицинского персонала - здесь командная работа высокого уровня, - делится Сергей Митрофанович. – Держится всё на таких врачах, как Елена Алексеевна Гайдукова. В результате её работы каждый новый день для нескольких людей становится светлее. Огромное ей спасибо! Но удручают условия, в которых работают врачи, разномастные лавочки, грузовой лифт, где женщины вручную открывают тяжеленные двери, дышащая на ладан каталка, на которой вывозят пациентов после операции. Линолеум, прибитый гвоздиками, электрический кабель, брошенный поверх стен в предоперационной палате… Здесь, пожалуй, косметическим ремонтом не обойтись. А между тем добрые слова о работе нашего глазного центра я слышал и в Краснодаре, и в Новосибирске. Президент страны В. В. Путин не так давно говорил о финансировании развития медицины. Уверен, наш краевой центр мог бы приобрести статус федерального - при соответствующих вливаниях на строительство современного помещения».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество