aif.ru counter
438

Нелегальные таблетки? Родители онкобольных детей ищут их по всей стране

«АиФ на Енисее» №49 (2038) 04/12/2019
Российские аналоги вызывают у страдающих сильнейшие побочные действия.
Российские аналоги вызывают у страдающих сильнейшие побочные действия. © / Ирина Якунина / АиФ

В конце сентября этого года в Красноярском крае закончились запасы импортного препарата «Винкристин-Тева» для онкобольных детей. Российские аналоги вызывают у страдающих сильнейшие побочные действия. Родители вынуждены собирать остатки препарата по всей стране или везти его полулегально.

На последней сессии Законодательного собрания края депутаты обратились к министру здравоохранения РФ Виктории Скворцовой с просьбой разрешить ввозить «Винкристин-Тева» для детей, больных раком. Инициатором обращения стал депутат Илья Зайцев. Есть ли решение проблемы, он рассказал корреспонденту «АиФ-Красноярск».

Иностранцы - на выход

Татьяна Фирсова, «АиФ-Красноярск»: Илья Александрович, насколько остро стоит проблема отсутствия импортного препарата?

Илья Зайцев
Илья Зайцев Фото: Фото предоставлено телеканалом ТВК

Илья Зайцев: Предельно. В начале октября, когда ко мне начали обращаться мамы больных детей, показалось, что это очередной точечный сбой на местах, и через неделю-полторы мы решим вопрос. Но как только углубился в проблему, стало понятно: она системная - более того, легально ввезти этот препарат в страну невозможно.

- Хотите сказать, что может получиться, как с мамой, которую обвинили в контрабанде, когда она получала посылку с фризиумом для своего больного ребёнка?

- После того случая был разработан порядок ввоза таких препаратов, как фризиум, не зарегистрированных в России. Процедура сложная, занимает порядка полутора месяцев, но она позволяет получить нужное лекарство. А вот для зарегистрированных, таких как «Винкристин-Тева», этот порядок не работает. Пытаясь найти выход вместе с Минздравом и зампредседателя правительства края Алексеем Подкорытовым, мы согласовали возможность покупки препарата на небюджетные деньги «Губернскими аптеками», чтобы потом передать его в качестве благотворительности в больницу. Отработали вариант с директором «Губернии» Алёной Поповой - она всегда откликается на просьбы о помощи, посчитали даже, сколько нужно средств для закупки 1300 доз, которых хватило бы на 6 месяцев. Оказалось, что и этот вариант невозможен.

- Почему?

- Потому что винкристин включён в перечень жизненно важных лекарств, на который Минздрав РФ установил предельную цену. Приобрести его можно только за пределами страны: в Киеве, Минске, Нурсултане, в Израиле. Даже заключив договор с оптовой компанией можно попасть в правовой тупик. За границей его можно купить за 600 рублей, а продать у нас - максимум за 189 рублей по утверждённой цене. Значит, компания должна понести убытки. Как думаете, согласится она на это? Кроме того, в законе сказано, что, если есть два российских производителя такого лекарства, иностранный - пожалуйте на выход, то есть его не допустят до конкурса на централизованные закупки. Поэтому остаётся полулегальный ввоз.

Собираем по крупицам

- Что значит полулегальный?

- Видимо, в картине федерального Минздрава это выглядит так: мама из Красноярска с тяжелобольным ребёнком летит до Москвы или едет на поезде до Киева, покупает препарат, показывает на таможне заключение врачебной комиссии и возвращается обратно. Кто это будет оплачивать и сколько времени на это уйдёт, непонятно. Поэтому сейчас, чтобы хоть как-то решить проблему, мы ищем винкристин по всей стране. Остатки нашли в ветеринарной клинике Магнитогорска, три дозы в Хабаровске, четыре - в Москве. Собираем по крупицам, но запасы, судя по всему, в России закончились.

- Чиновники не понимали, что может возникнуть такая ситуация?

- Думаю, нет. Все ограничения вводились постепенно, разными ведомствами, и в итоге никто не виноват. Вообще, это не дорогостоящее лекарство. До всех ограничений оно стоило 250-300 рублей - сейчас, чтобы привезти из Хабаровска 4 дозы, вместо 1,5 тыс. нужно заплатить 10 тыс. рублей. Одна мама перевела какому-то Абдуле 40 тыс. Он по­обещал препарат, но сказал: если не получится, деньги не вернёт. Красноярскому мальчику, у него рак крови, деньги собирал весь класс. В крае создано целое сообщество людей, помогающих друг другу. Мама, которая лечит ребёнка в Израиле благодаря красноярцам, собравшим деньги, покупает лекарство там и привозит его для других деток. Скажу, что это проблема не только Красноярского края, а всей страны, но многие регионы боятся о ней говорить, потому что она крайне политизирована. Называется это импортозамещением фармацевтической безопасности. В обращении Заксобрания подчёркнуто, что никто не против развития и поддержки российских фарм­компаний, но у маленьких пациентов должен быть выбор получать максимально качественное лечение. Поэтому очень важно, чтобы нашу инициативу подхватили и другие регионы: нужен общественный резонанс.

КСТАТИ
Когда готовился материал, появилось сообщение о том, что аппарат уполномоченного при президенте РФ по правам ребёнка Анны Кузнецовой готовит обращение в правительство России об изменении порядков закупки лекарств.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах