Примерное время чтения: 8 минут
550

«Душа болела». Почему топ-менеджер компании добровольцем ушёл на СВО

«АиФ на Енисее» №3 (2252) 17/01/2024 Сюжет СВОи. Уроки мужества
«Подумал: неправильно отсиживаться дома, зарабатывать деньги, когда в спецоперации участвуют молодые ребята».
«Подумал: неправильно отсиживаться дома, зарабатывать деньги, когда в спецоперации участвуют молодые ребята». / Сергей Канев / Из личного архивa

Успешный топ-менеджер, строитель, который объездил не одну страну мира, ушёл на спецоперацию добровольцем. Сергею Каневу, который получил позывной «Старый», тогда было 52 года. Но на Донбасс он хотел отправиться ещё в 2014 году, после того как Украина начала бомбить ДНР и ЛНР. 

По разные стороны

События, которые произошли на Украине в 2014 году, застали Сергея в Боснии. Там он восстанавливал и запускал нефтеперерабатывающий завод, разрушенный после балканской войны.

Фото: Из личного архивa/ Сергей Канев

«Душа болела. У меня в Киеве, Одессе, небольших городах Украины много армейских и институтских друзей. Мы же все вышли из Советского Союза и считали друг друга одной семьёй. Уже тогда хотел уехать добровольцем защищать Донбасс, но служба безопасности компании, в которой работал, запретила. Из иностранного государства русскому специалисту это было делать запрещено. Поскольку мне предстояло закончить большой проект, остался», – рассказывает Сергей.  

Строителем стал после развала СССР, где родился и вырос. В семье, которая жила в Печоре, четверо детей, кроме него, ещё три сестры. Занимался боксом, плаванием, лыжами, но главным увлечением было радиоинженерное дело.

Мечтал стать лётчиком, но не прошёл по здоровью. Поступил в институт гражданской авиации в Риге.

Срочную службу проходил в Туркмении в авиационно-штурмовой эскадрилье ВВС бортовым механиком, стрелком на боевых вылетах. Занимался и обслуживанием вертолётов. В 1988 году бойца отправили в Афганистан, но тут же вернули: тогда полным ходом шёл вывод советских войск из республики.

«Когда я учился на последнем курсе института, рухнул Советский Союз. В начале девяностых гражданская авиация умирала у меня на глазах. Пришлось переквалифицироваться в строители», – рассказывает ветеран СВО.

Прошёл путь от простого рабочего до заместителя генерального директора по капстроительству одной из крупных нефтяных компаний, окончил экстерном академию ЖКХ и строительства в Москве.

Запускал нефтяные месторождения на Кубе, строил Куюмбинское нефтегазовое месторож­дение в Эвенкии, химический комплекс в Казахстане. Осенью 2022 года уволился и в ноябре из Красноярска ушёл добровольцем на СВО.

За «ленточкой»

Подумал: неправильно отсиживаться дома, зарабатывать деньги, когда в спецоперации участвуют молодые ребята. Подтолкнула к решению и масса релокантов, бежавших в Казахстан после объявления частичной мобилизации.

«Самое важное, что скажут мои дети, когда вырастут, если я не выполню свой мужской долг, – спросят, чем занимался папа, когда возникла опасность. Оба мои деда воевали, один вернулся инвалидом. Я не мог поступить по-другому», – объясняет свою позицию Сергей.

Пошёл рядовым, несмотря на то что имеет звание лейтенанта запаса. Чтобы надеть погоны, нужно было пройти переподготовку, а это не меньше полугода. Ему нужно было сразу на передовую.

Попал в Запорожье, под Кременную, во второй взвод Сибирской 35-й гвардейской мотострелковой бригады. В годы Великой Отечественной войны это был 4-й танковый Сталинградский корпус. Сутки провёл в полевом лагере под Луганском, дальше за «ленточку» на передок.

Первое задание, полученное от зам­комвзвода, – копать себе жильё, обу­страивать стоянку, где будет спать, есть и мыться.

«На перед­ке нет ощущения, что ты всегда воюешь, 80% времени занимаешься физическим трудом. Сначала углубил старую украинскую стрелковую ячейку, переночевал в спальнике, замёрз. Потом расширил её, напилил лес для перекрытия, наколол дров, поставил печку. С однополчанами замаскировали прибывшую технику, затем пошла боевая работа», – делится Сергей, получивший позывной «Старый», так как во взводе был самым старшим.

Ходил в разведку, был гранатомётчиком и водителем. На уази­ке, присланном по гуманитарной линии Народным фронтом, возил комвзвода, командира дивизиона. С комбатами проверяли артиллерийские батареи на передовой.

Как-то при очередном пере­езде у села Задонецкое недалеко от реки Северский Донец Сергею показалось, что он будто здесь уже был: местность была очень знакомой. 

«Подумал, дежавю какое-то. Потом как молнией ударило: как раз рядом с этим селом, но с другой стороны, был пионерский лагерь, в котором я отдыхал мальчишкой. Вспомнил, как с друзьями в заросших травой окопах, где в Великую Отечественную сражались красноармейцы, мы выкапывали старые гильзы от патронов. И вот я оказался в том же месте спустя столько лет и копал окопы, чтобы освободить эту землю, как когда-то мои деды».

Прозвали пантерой

По словам Сергея, обстрелы в зоне СВО – обыденность, важно слушать, откуда что летит, чтобы укрыться. Вспоминает, как их группу с командиром дивизиона, несмотря на маскировку, обнаружил и начал обстреливать противник.

«Сначала прятались за деревьями. Когда снаряд разорвался поблизости, командир с криком «Бежим!» стартовал, как пантера, на четвереньках. Да так резко, что даже содрал дёрн. Мы откатывались следом. За то, что он так эффектно выходил из-под обстрела, прозвали его пантерой», – с улыбкой рассказывает Сергей.

Правда, тогда было не до смеха. На передовой нет места беспечности, нужно всегда быть начеку.

Фото: Из личного архивa/ Сергей Канев

«Однажды между мной и командиром пролетели две пули, одна попала в приборную панель машины, вторая – в лобовое стекло. Видимо, стреляли сзади, в спину ему и мне, но промахнулись».

Другой случай произошёл в Серебрянском лесничестве. С комбатом отправились на разведку нового района, чтобы узнать расположение противника. До развилки в лес дорога была разминирована, дальше нет.

Командир пошёл вперёд, чтобы проверить дорогу, Сергей на автомобиле за ним. Все на нервах. Видимо, в колее лежал припорошённый снегом гнилой ствол дерева, который треснул под колесом.

«Я вывалился из кабины в одну сторону, комбат упал в другую. Потом поняли: пронесло. На украинских позициях никого не обнаружили. Поднялись на горку и выскочили в зону прямой видимости врага. Два наших десантника, сидевшие в секрете, закричали, чтобы мы срочно уезжали, иначе попадём под артобстрел. Так и случилось. В таких ситуациях нужно действовать моментально».

Вторая семья

В зону СВО идут настоящие мужчины вне зависимости от возраста, говорит Сергей Канев. Хоть и принято считать, что современная молодёжь не готова к подвигам, это не так.

«Да, у них другие интересы, но, когда наступает грозный час, они готовы встать на защиту Родины. Видел немало 20-летних солдат-срочников, которые пришли добровольцами. В этих парнях я узнаю себя, когда был молодым. Русскую душу можно трансформировать, но убить невозможно. В зоне СВО невозможно что-то утаить, там люди открываются и верят друг другу как самим себе. С одной стороны, мы состоим в воинском подразделении и действуем по приказу, с другой – это боевое братство, которое становится второй семьёй». 

Вспоминает ветеран, как им, закалённым в боях мужикам, становилось тепло на душе, когда дети присылали новогодние подарки с рисунками и письмами поддержки. Именно поэтому после окончания контракта и отпуска, в котором побывал в августе прошлого года, он вернулся назад, к своим.

Но в ноябре демобилизовался из-за полученной контузии. Сейчас восстанавливает здоровье. Сергей постоянно поддерживает связь с ребятами из подразделения. Занимается сбором гуманитарной помощи.

Хорошо зная потребности передовой, пытается обеспечить своих товарищей тем, что им крайне необходимо: прежде всего дронами, противодроновыми ружьями, средствами радиоэлектронной борьбы (глушилками), детекторами, определяющими приближение летательных аппаратов противника.

Ветеран считает, как бы это парадоксально ни звучало, что благодаря СВО происходит оздоровление общества, люди становятся добрее, объединяются, чтобы помогать бойцам на передовой, раненым, покалеченным. 

«Когда происходят такие события, понимаешь, что нужно выйти из зоны комфорта. И смотришь на себя прежнего с усмешкой. Да, я жил спокойной жизнью, которая мне нравилась, но сейчас так не могу. Я потерял несколько своих товарищей, поэтому за столом всегда произношу два тоста: «За Победу» и «За погибших», которые навсегда останутся в наших сердцах», – говорит ветеран.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах