aif.ru counter
06.08.2015 08:50
936

Две лопаты Гагарина и дикие медведи. На что посмотреть в Красноярске?

Сюжет Красноярский заповедник «Столбы»

Красноярск в этом году попал в топ-10 самых привлекательных для туристов российских городов (по оценке пользователей туристического сервиса Trip Advisor). Что же так тянет любителей путешествий на берега Енисея? Местный экскурсовод Виктория Рефас говорит, что это вовсе не музеи Сурикова и Астафьева или новодел в виде фонтанов, а в первую очередь, тайга, дикие медведи, шаманы... В общем то, чего в самом Красноярске не найти.

«Столбы» интересны не всем

Принято считать, что основной туристический якорь Красноярья это, безусловно, скальный заповедник «Столбы». По статистике, несмотря на обилие клещей, здесь бывает ежегодно едва ли не 250 тысяч человек. Но надо ли сомневаться, что подавляющее большинство из них это сами красноярцы.

Виктория Рефас на "Столбах". Фото: Из личного архива

««Столбы» позиционируют как место, аналогов которому нет в России. Любой человек, живущий в Кемеровской области или на Урале, на Дальнем Востоке, в тех регионах, где есть горы, скажет что, это полный бред. Потому что у каждого крупного сибирского или дальневосточного города, расположенного в предгорьях, есть аналогичные места, - говорит Виктория Рефас. – Единственная уникальность наших «Столбов» в том, что вход в них - в черте города, ну и особая субкультура столбистов, конечно же. Но к ним в компанию случайный турист вряд ли попадет».

По ее словам, так же и многие иностранцы, когда красноярцы приводят их на «Столбы» и предлагают восхититься красотой скал, недоуменно пожимают плечами — в тех же Альпах или Татрах есть скалы и покруче (в прямом смысле). Разве что в поразить может обилие народа, который сотнями если не тысячами каждый день приходит на «Столбы», чтобы полазить по сравнительно невысоким, но отвесным скалам без страховки — надеяться только на крепость рук и ног, это одна из столбистских традиций, достойных уважения.

Едут за медведями и тайгой

Сложно удивить зарубежных гостей и архитектурой самого Красноярска — она совершенно типична для всех крупных сибирских городов вроде Томска или Иркутска, тем более, что весь исторический центр города можно обойти за полчаса. Из них наиболее ярким будет визит на стоящую на горе часовню Параскевы-Пятницы с десятирублевой купюры, откуда открывается довольно невзрачная панорама города. Для любого человека, который был в Европе или в старинных городах европейской части России, такая экскурсия будет малоинтересна.

Еще меньше привлекают туристов культивируемые местными властями бренды уроженцев Красноярья — Сурикова и Астафьева. Да, в их музеях есть, на что посмотреть, но надо быть очень большим знатоком творчества одного и второго, чтобы по достоинству оценить сохранившиеся артефакты.

Мастер исторических полотен. Жизнь Василия Сурикова в картинах

«Музеи, архитектура, экскурсии по городским фонтанам — все это очень уныло. Когда человек едет в Сибирь из Европы или других регионов России, у него есть характерные установки: Красноярск это медведи, тайга, холод. Многие приезжают и остаются в шоке, что у нас тут есть многоэтажные дома. Они ехали за экзотикой, им это и нужно дать. Поскольку обычно в городе смотреть ничего не хотят, я вожу людей в «запретную зону» Красноярской ГЭС — заходим через гору за плотину по правому берегу. Сейчас эта зона перестала быть запретной, но, тем не менее, мы всегда говорим туристам, что это запретка», - раскрывает «секреты» местного туризма Виктория.

Бетонная жемчужина Енисея

Конечно же, Красноярская ГЭС сама по себе является одним из самых посещаемых объектов региона. Причем основной вопрос у гостей города — почему ГЭС называется Красноярской, но находится в соседнем городе Дивногорске? Есть среди экскурсоводов такая байка, что примерно таким же вопросом задавался некий чех, который, приехав в Красноярский край, добрался до отдаленного поселка Богучаны на Ангаре и пытался найти там Богучанскую ГЭС — оказалось, что до станции надо ехать еще километров 200 по тайге и стоит она близ города Кодинск.

Наблюдать за Красноярской ГЭС лучше всего не с автомобильной дороги, откуда обычно фотографируют ее туристы. С обоих берегов натоптаны тропы по скалам к так называемым «видовкам» - площадкам, откуда открывается живописный вид и на водохранилище, и на сбрасываемую гидростанцией воду. Если двигаться к ГЭС с левого берега можно успеть полюбоваться Мининскими столбами — уменьшенной «копией» настоящих «Столбов», куда редко кто доходит.

Красноярская ГЭС. Фото: www.russianlook.com

«Когда ты людей ведешь в такие места, как Дивногорская видовка, Мининские столбы, как бы они ни уделались, ни устали, они довольны. Потому что люди, которые живут в тех местах, где нет огромных рек, лесов, гор — для них это другая планета. В Крыму или на Кубани называют горами то, что у нас тут никто за горы не считает. Но даже для сибиряков увидеть сверху огромную махину ГЭС, мощь Енисея — это незабываемо», - признается Рефас.

Медведи и гагаринские лопаты

Мининские столбы и окрестности Дивногорска это, помимо прочего, еще и возможность наткнуться на следы настоящих диких медведей. Особенно в районе обширных зарослей малины. Летом большой группе туристов опасаться косолапых, по большому счету, не стоит, если самим не лезть на рожон — медведь слышит людей издалека и сам старается уйти с их дороги. Правда, может и рыкнуть, чтобы обозначить свою территорию. Опасны медведи для человека, когда только выходят из берлоги или собираются залечь в нее. Опытные красноярские туристы в тех же Саянах, где медведи буквально на каждом шагу, не боятся иногда ночевать даже неподалеку от медвежьих лежек — главное, не соваться в гости, ну, и, вставить беруши, потому что хозяева лежки будут всю ночь недвусмысленно ходить поблизости и ворчать.

След медведя на Манских "Столбах". Фото: Из личного архива

«Вы не представляете, что творится с людьми, которые впервые видят следы медведя на Мининских столбах, - рассказывает Виктория Рефас. - Там всегда очень грязная дорога и повсюду, конечно же, видны отпечатки лап. Все сразу начинают прикладывать руки, фотографировать. Это та самая экзотика, за которой идут в тайгу и вообще приезжают в наш край».

В Дивногорск стоит приезжать не только для фото с Красноярской ГЭС — здесь же в городе гидростроителей расположен один из немногих по-настоящему интересных музеев Красноярья, где хранится лопата, которой Юрий Гагарин, якобы, бросил первый бетон в основание плотины. На самом деле, гагаринских лопаты было две — одна принадлежала передовой бригаде строителей, и после того, как космонавт №1 воспользовался ей, бригада увезла инструмент на строительство Саяно-Шушенской ГЭС, в музее которой он теперь и хранится. Дивногорску досталась та лопата, с которой Гагарин позировал фотографу.

«Дивногорск очень интересный город, там два музея, полузаброшенный дендросад, старый скит, с которого, собственно, и начался Дивногорск - рассказывает Рефас. - Сейчас у нас есть экскурсия «Назад в СССР», и в рамках нее неожиданно очень востребованным стал такой пункт как местная советская столовая. С тем самым вечным пюре, резиновыми котлетами, компотом, хлебом бесплатно. Там тетки орут на всех, ложки об фартук вытирают. Очень дешево и, в общем-то, вкусно. Туристы, когда видят все это, начинают носиться, все фотографировать. «Это, - говорят, - наше детство!». Один товарищ из Читы даже решил провести эксперимент и попросил у теток жалобную книгу. В ответ его чуть ли не матом послали. Он счастлив - «Все как и было!» - кричит».

Хребет Чебулак, Курагинский район Красноярского края. Фото: Из личного архива

Красноярская Фудзияма

Еще один интересный объект в пригороде Красноярска — потухший вулкан Карадаг (не путать с крымским Кара-Дагом) или Черная сопка. Это самая высокая точка окрестных мест — ее высота примерно 700 метров.

Рассказывают, что когда в Красноярске после Второй Мировой работали пленные японцы, они, наблюдая издали большую вершину, едва ли не молились на нее, считая, что она похожа на священную Фудзияму. Японцы и сейчас ежегодно приезжают в Красноярск на могилы предков и рассказывают, что в воспоминаниях тех военнопленных, кто все-таки вернулся домой (из 20 тысяч японцев вернулись всего около 700 человек), Черная сопка сохранилась именно как символ далекой Родины.

Кстати, посещая окрестности Красноярска, японцы всегда допытывают экскурсоводов вопросами, а кто же высадил столько лесов вокруг города? Когда им отвечают, что тайга была всегда, те недоверчиво качают головами.

Цветущие на Черной сопке таежные пионы, вспоминает Рефас, однажды натолкнули туриста из равнинной части России на неожиданный для красноярцев поступок.

На монастырской тропе на окраине Красноярска. Фото: Из личного архива

«В группе был один товарищ из Самары, так он, увидев пионы, стал набирать мелкие куски курумника (осыпающаяся горная порода) со словами «Я на даче альпийскую горку сделаю». На наш резонный вопрос «У вас что, в Самаре камней нет?» мужчина совершенно искренне ответил, что на Родине у него только песок и глина. И увез с собой мешок камней. В поезд запихивали его, думали надорвется», - рассказывает экскурсовод.

Похожие случаи происходят и с водой. Когда туристам в тайге предлагают попить воды из ручья, те тянутся за котелком и спичками — чтобы прокипятить. Никакие уговоры и личный пример красноярцев не способны поколебать уверенности приезжих в том, что пить сырую воду не безопасно. Кипятят, прогоняют через фильтры, кидают обеззараживающие таблетки и так далее.

«Парень один с Прикубанья или еще откуда-то увез бутылку с сырой водой к себе. Я, говорит, проверю. Проверил — чистейшая вода пригодная для питья», - говорит Виктория.

«Шаманов у нас нема»

Многие туристы, собираясь в Красноярск, рассуждают так: раз это центр Сибири, то в нем непременно имеется множество шаманов. И таких любителей обрядов ждет разочарование — в самом Красноярске шаманов нет уже несколько столетий. За ними придется ехать в Туву или Эвенкию, и это будут ближайшие территории, где можно встретить настоящих шаманов.

Фото: www.russianlook.com

«Часто звонят и говорят, ну если нет, то организуйте. Я им объясняю, Красноярск это город, построенный русскими, здесь когда-то жили киргизы, но откочевали давно. Причем всегда просят организовать обязательно настоящего шамана, хотя бы и в Туве. Опять же объясняю, что настоящий шаман не будет общаться с туристами. Даже если он покажет какое-то камлание, это будет показуха. Настоящий обряд совершается только по определенным поводам», - поясняет Виктория.

С этническим туризмом, как бы ни был он востребован, в Красноярске вообще туго. Самое интересное в этом плане место — юрта, установленная возле Красноярского музейного центра (бывший филиал центрального музея Владимира Ленина). Там собраны образцы культуры кочевых народов Сибири — монголов, бурят, хакасов, тувинцев, киргизов. Можно попробовать кухню этих народов, послушать этническую музыку, купить мешочек «продлевающей жизнь» травы сагандайля. Следующий пункт с аутентичными элементами этники можно встретить только в соседней Хакасии или опять же Туве.

Староверы и сталинский пантеон

Та же проблема что и с шаманами, возникает со староверами. Может быть, кто-то из туристов и хотел бы взглянуть на уклад жизни людей, не менявшийся с XVII века. В Красноярском крае они до сих пор живут и в немалом количестве, но добраться до них по тайге очень сложно — надо идти на моторных лодках в верховья небольших речушек на сотни километров. В итоге не факт, что староверы захотят общаться с приезжим. Вероятней всего, дадут от ворот поворот.

«Вообще, еще одно, что всегда поражает европейцев и москвичей, когда им предлагаешь тот или иной маршрут, это совершенно ненормальные для них расстояния, - делится наблюдениями Виктория Рефас. - Когда им говоришь, что вот здесь мы посмотрим одно, а через 70 километров другое, они делают круглые глаза. До них не доходит, как так может быть, что между двумя объектами или населенными пунктами на 70 километров нет вообще ничего. Только проселок или гравийная дорога».

Енисей. Фото: АиФ/ Анна Наумова

В советское время проблему больших расстояний успешно решал крайне популярный девятидневный речной тур по Енисею от Красноярска до Игарки с пересечением полярного круга. С 1978 года совершал его изготовленный в Австрии комфортабельный четырехпалубный речной лайнер «Антон Чехов», в 2003 году проданный на Волгу. По пути роскошное судно останавливалось во всех ключевых пунктах, которые могли быть интересны туристам. Заезжали и в Курейку, посмотреть на разрушенный ныне пантеон Сталина. Именно тут «вождь народов» при царе Николае II отбывал ссылку.

До сих пор иностранцы, дозваниваясь до красноярских турагентств, требуют выкупить для них путевку на речной тур за полярный круг. Но таких рейсов больше нет.

«Они хотят увидеть то, чего в Европе нет и быть не может — великую реку, дикую природу, сибирский север. Некоторые даже, уже приехав в Красноярск, идут к речному вокзалу, где и самого вокзала теперь нет. Знаю историю, как особо упорные туристы все-таки совершили круиз по Енисею до Дудинки, но им пришлось добираться сначала до Енисейска, потом брать каюту на грузовом судне с контейнерами. Очень обидно, что самого красивого туристического маршрута у нас больше нет», - сетует экскурсовод.

Самое интересное недоступно

Также малодоступны для туристов такие уникальные места Красноярского края как Плато Путорана или место падения Тунгусского метеорита, а еще знаменитая заброшенная «Дорога смерти» - амбициозный сталинский проект Северной железной дороги Салехард-Игарка. Если до Путоранского заповедника и поселка Ванавара, рядом с которым упал метеорит, можно долететь хотя бы вертолетом, то до «Дороги смерти» сложно добраться даже по воздуху — негде приземляться.

Плато Путорана. Фото: www.russianlook.com

Не часто добираются туристы и до поселка Хатанга, где существует Музей мамонта с огромной коллекцией реальных останков этихпервобытных животных, или до Игарки с Музеем вечной мерзлоты.Иногда доступ туристов к интересным объектам затруднен не по причинам транспортной надоступности, а потому что «нельзя». Так, например, вы вряд ли попадете в уникальный двухкилометровый тоннель под Енисеем, принадлежащий Росатому, хотя он никак не используется и находится совсем рядом с Красноярском. Или вряд ли сможете принять участие в археологических раскопках стоянок времен палеолита в самом Красноярске, хотя во многих странах участие в подобных работах — это довольно популярный туристический продукт.

Кстати, тоннель под Енисеем примыкает к секретному некогда городу атомщиков Железногорску, которого когда-то не было на общегражданских картах. Город формально остается закрытым, хотя все кому не лень проникают туда через дыры в заборе.

Железногорск очень интересен своей хорошо сохранившейся сталинской архитектурой в центре. Находясь там, можно поверить, что вновь попал в советское время. Говорят, что сосем недавно в городе можно было бесплатно звонить из телефонного автомата на улице. Экскурсоводы, которые водят «дикие» экскурсии в Железногорск через «колючку», для адреналина предупреждают группу, что по забору в любой момент могут пустить ток. 

Утерянный мост и могила Резанова

Довольно часто среди объектов, которые надо посетить в Красноярске в первую очередь, на разных туристических порталах упоминают железнодорожный мост через Енисей, построенный в конце XIX века. Как верят большинство красноярцев, этот мост разделил на Всемирной выставке в Париже Гран-при с Эйфелевой башней. На самом деле, красноярский мост действительно получал Гран-при, но на 11 лет позднее известной «парижанки». В начале 2000-ых власти Красноярска, несмотря на протесты общестенности, начали демонтаж моста, а затем сдали все его конструкции на металлолом. Хотя первоначально обещали оставить одну секцию на память. Но опоры старого моста пока стоят на прежнем месте, и их можно еще увидеть.

Памятник Николаю Резанову. Фото: АиФ/ Антон Андреев

Еще один объект, который мог бы стать в полном смысле туристическим, — могила командора Николая Резанова. Того самого из незабвенной «Юноны и Авось». Но могила в советское время была утеряна, теперь на предположительном ее месте установлен памятник герою рок-оперы, но посещают его в основном только молодожены во время свадьбы.

Край горнолыжников и спелеологов

И все равно остается в Красноярье огромное количество мест, которые как магнит каждый год собирают тысячи людей. Это и излюбленные горнолыжниками «Ергаки», и уникальные многокилометровые пещеры с подводными озерами, которые в изобилии окружают Красноярск. В большинство из них, правда, без опытного проводника соваться не стоит.

В плане спортивного туризма Красноярск вообще имеет уникальные шансы как единственный в Сибири город, где едва ли не в пешей доступности есть сразу три крупных горнолыжных комплекса (в соседнем Дивногорске есть четвертый). К тому же начали строиться спортобъекты зимней Универсиады-2019.

Из новых для Красноярья направлений экстремального спорттуризма выделяются такие как дайвинг — особенно в Каменном лесу из окаменевшей лиственницы в Красноярском водохранилище, или зимний кайтинг — на ровном льду того же водохранилища. Ну а кто-то в последние годы приезжает в Красноярье, чтобы пройти снегоходным туром по местам Ледяного похода белого генерала Каппеля.

В общем приезжать в Красноярский край и в сам Красноярск, конечно же, стоит, но свою экспедицию лучше продумать сильно заранее, оценив свои физические и финансовые возможности. И в идеальном варианте приезжать сюда надо, в первую очередь, «за туманом и за запахом тайги». Уж этого добра здесь в избытке.

Досье:
Виктория Рефас — 38 лет, по образованию учитель истории, методист краеведческой работы, археолог. Окончила Красноярский педуниверситет (КГПУ), училась в аспирантуре по специальности археология. Журналист, лектор, блогер (vikarasik.livejournal.com). Последние годы работает в изданиях, связанных исключительно с туризмом. С 2009 года - главный редактор старейшего туристического журнала Красноярья «Наводка туристу» (закрылся в мае 2014 года). Параллельно с журналистикой занимается организацией экспедиций и походов.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество