aif.ru counter
230

Кто манипулирует детьми? Глава ПДН о том, почему трудно быть подростком

«АиФ на Енисее» №22 (2063) 27/05/2020
В Красноярском крае на профилактическом учёте у нас состоят 2,5 тыс. ребят.
В Красноярском крае на профилактическом учёте у нас состоят 2,5 тыс. ребят. © / pixabay.com

31 мая исполняется 85 лет системе подразделений по делам несовершеннолетних. Создавалась служба в середине 30-х годов прошлого века для ликвидации детской беспризорности и безграмотности. Времена меняются. Сейчас детям угрожают другие опасности и иными способами их заманивают на «кривую» дорогу. Кто и как это делает? Откуда появляются трудные подростки? Что не понимают некоторые родители? Об этом и многом другом «АиФ-Красноярск» рассказала руководитель службы по делам несовершеннолетних в Красноярском крае Наталья Шапруто.

Непростые судьбы

Татьяна Бахтигозина: Наталья Григорьевна, давайте начнём наш разговор с того, какой случай в вашей практике больше всего поразил.

Фото: Из личного архива

Наталья Шапруто: В милиции я начинала работать следователем. Занималась делами, связанными с детской преступностью. Одно из первых очень сильно меня поразило. В красноярской школе подросток издевался над младшими школьниками, забирал у них какие-то вещи. Ребятишки решили его проучить, подговорили мальчика постарше им помочь. Всего их было человек десять. И вот они этого хулигана выманили на берег Енисея. Там раздели, хлестали крапивой, ноги-руки велосипедом переезжали – избили жестоко, а потом связали скотчем и так оставили на крыше гаража. Тут вроде и маленьких детей 7–8 лет понять можно, они наказывали обидчика. Но в итоге-то совершили жестокое преступление. И для этих ребят никаких последствий не наступило. А вот подростка, который им помогал, осудили на 1,5 года лишения свободы (у него уже было какое-то криминальное прошлое, и возраст уголовной ответственности наступил). У пострадавшего были многочисленные переломы, его тоже поставили на учёт.

Я тогда стала разбираться в судьбах детей. И поняла, что у многих она непростая. Это же были бедные 90-е. Кого-то мама одна воспитывает, где-то родители пьют.

И ещё случай, который никогда забыть не смогу. Нужно было предъявлять обвинение подростку за грабёж. Он пришёл один, без родителей. Сказал, что мама напилась, и он дома не ночевал. Я пошла к ним в квартиру. И вот как почувствовала тогда, что ребёнка туда отправлять не надо... Мама повесилась. Ребёнка определили в интернат.

– Как со временем меняется детская преступность?

– Всё циклично, я бы так сказала. Если раньше воровали вещи, деньги, то сейчас это часто какие-то гаджеты, мобильные телефоны. Но в целом преступлений, которые совершают дети и подростки, стало значительно меньше. Сейчас на профилактическом учёте у нас состоят 2,5 тыс. ребят, а когда-то по 6–7 тыс. бывало.

Но сейчас есть страшный инструмент манипулирования детьми – Интернет. Все эти «колумбайны» и прочее. Последний громкий случай, когда подросток готовился взорвать свою школу. Ведь у него на то даже не было какого-то реального мотива. Он хорошо учился, был спортсменом, активно участвовал в жизни школы, имел много друзей – о нём только положительные отзывы. Но попал под влияние определённых соцгрупп в Интернете. Единственное, что родители у него были в разводе. Но папа присутствовал в жизни ребёнка. А с мамой у него вообще были доверительные отношения. Родители не заметили каких-то особенностей в его поведении, как и все остальные. И в этом беда. Кто-то так научился управлять нашими детьми, что отследить, какие изменения происходят с ними, очень сложно.

В ловушке сети

– Но ведь «Синих китов», которые детей через определённые группы в Сети подводили к страшному шагу, вроде же победили?

– Да, здесь мы большую работу провели. В крае это такого размаха не получило, как в других регионах. Многих детей смогли отловить уже на последних этапах (там же нужно было выполнить несколько шагов к тому, чтобы подняться на крышу: жертв плавно кто-то направлял).

У многих из тех, кто попал в лапы «Синих китов», в этот момент в жизни происходили какие-то неприятности: разводились родители, девочка поругалась со своим мальчиком. Многие были недовольны собой. Плюс были среди них дети из глубоко верующих семей (и православные, и «Свидетели Иеговы» - организация запрещена в России) – они оказались более внушаемыми и доверчивыми.

Родителям нужно понимать, что дети лет до четырнадцати (а кто-то и дольше) вообще не избирательны, они всё происходящее воспринимают как игру. Что касается Интернета, тут нужно всё-таки устанавливать контроль, следить, куда ребёнок заходит, на какие группы подписан, может быть, даже к услугам хакеров обращаться. Без этого никак сейчас. И вообще, считаю, что родители очень рано позволяют детям пользоваться Интернетом. Там много того, что для ребёнка может быть опасно. Вчера это были «Синие киты», завтра появится что-то ещё, чем заинтересуются подростки.

– Про беспризорников. Помню, в 90-е годы впервые приехала в Красноярск и поразилась, сколько маленьких бродяжек... Конечно, сейчас всё не так, но дети бегут из дома. Почему они это делают?

– Много раз ловим одних и тех же. Здесь, скорее, нарушение психики. Ведь нормальный человек не захочет поменять чистую постель на грязный подвал.

Но бывает, что бегут из-за конфликтов с родителями. Был случай осенью. Хорошая семья, двое детей. Старший 12-летний мальчик регулярно стал убегать. Как-то нашли его даже в вагоне с углём. Стали выяснять, в чём причина таких поступков. Оказалось, что родной мамы у него нет. Папа женился, в семье родился второй малыш. Плюс проблемы в школе: мальчик был из отстающих, и его одноклассники постоянно дразнили. Родителей вызывали к директору, но папа на работе, ходила мачеха. После только журила ребёнка. Вот он и сбегал от всего этого. Но подобные случаи всё же редкость.

Воспитывать себя

– Из-за режима самоизоляции многие школьники оказались предоставлены сами себе, родители у большинства всё-таки работают. Уже какие-то выводы по вашей линии можно сделать?

– Думаю, результаты этого увидим к концу года. Могу сказать, что мы зафиксировали небольшой всплеск агрессии у детей, но полная картина сложится позже. Понятно, что это двухмесячное выпадение из школьной жизни даром не пройдёт. 1 сентября будет трудно собрать всех в школу, а те, кто раньше плохо учился, может, и вообще не смогут учи­ться. Дети не просто по знаниям просели, они потеряли связь «ученик-учитель», расслабились во всех отношениях. Да и летом многие будут предоставлены сами себе. Те же школьные лагеря когда заработают, пока неизвестно.

Но всё же сейчас нам важно справиться с общей бедой, остановить распространение вируса.

– Многим приходилось младших школьников 7–9 лет оставлять дома одних на весь день. А с какого возраста вообще ребёнка нужно приучать самостоятельности?

– В отношении каждого ребёнка нужно смотреть отдельно. Кто-то и в 13–14 лет не может быть самостоятельным. Где-то и гиперопека, конечно, сказывается.

Смотрите объективно на вещи. Когда вы сами стали не бояться оставаться одни? Вспомните своё состояние. Можно попробовать приучать ребёнка оставаться одному постепенно. Сначала на 10 минут, потом на полчаса. Дать ему одному немного погулять во дворе, но при этом наблюдать со стороны, как он себя ведёт.

Нужно всегда помнить, что ответственность за все сферы жизни детей – на родителях. И это должен помнить каждый, когда создаёт семью. Поэтому воспитывать нужно прежде всего себя. Ведь если ребёнок не имеет нормального примера, как он станет хорошим человеком? Маленький человек всё выносит из семьи. Понятно же, что большинство трудных подростков – из семей, где им не уделяли должного внимания. К сожалению, часто у детей возникают проблемы, когда родители разводятся, папа не платит алименты, а мама одна с утра до вечера работает.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах