Примерное время чтения: 12 минут
3846

«Нас было 142, а их в 10 раз больше!» Герой РФ Ликонцев - о подвиге на СВО

«Я очень рад, что увидел президента».
«Я очень рад, что увидел президента». «Российское казачество»

В августе президент России Владимир Путин вручил медаль «Героя России» командиру казачьего батальона «Сибирь» Олегу Ликонцеву. Отряд под его руководством в течение 16 часов героически оборонял Артёмовск на одном из самых сложных направлений. Более 1500 вражеских военных с техникой пытались прорваться сквозь батальон, уступавший по численности в 10 раз. И они выстояли, не поддавшись усиленной атаке врага.

За это командира батальона Олега Ликонцева удостоили высшей государственной награды - звания «Герой России». Корреспондент krsk.aif.ru поговорил с командиром батальона «Сибирь».

«Обнимите всех ваших казаков»

Александр Кашков, krsk.aif.ru: Олег, что происходило в Артёмовске?

Олег Ликонцев: Под Артёмовском весь батальон показал себя красиво. Никто не ушёл с позиции, зная о том, что против нас - во много раз превосходящие силы. Они шли и шли, и шли навалом на нас. Бой продолжался 16 часов. Но мы выстояли. Нас было 142 человека. А потом мы узнали, сколько их было – в 10 раз больше. Полторы тысячи человек, представьте себе! Не только пехота, но и танки, БМП. И всё это против 142 бойцов. 

За время обороны я был трижды контужен. Мы не единожды вызывали огонь на себя. Только мне пришлось целых пять раз это делать. Но никто из братьев не сдался.

За всё время, когда наш казачий батальон стоял на передней линии обороны, вступая в очень тяжёлые бои с десятикратно превосходящим нас противником, ни одного случая ухода с боевой позиции или сдачи в плен у наших казаков не было. 

- Когда вы узнали о том, что вам присвоили звание «Героя России»?

- О присвоении звания я узнал от командующего корпусом. Это было примерно в 10-х числах июля. Точно уже не помню. В этот момент я почувствовал гордость за батальон. Сослуживцы были воодушевлены. Могу сказать, все казаки гордятся, что служат в батальоне «Сибирь». По решению командования, из нашего батальона уже сделана бригада «Сибирь».

- А реакция Ваших близких на награждение была какой?

- Могу сказать, что пока я с вами разговариваю, у меня уже штук 15 пропущенных звонков. Звонят, поздравляют постоянно.

- Сама церемония награждения как проходила? Вам в Кремле вручал награду лично Владимир Путин. Удалось с ним пообщаться?

- Награждение проходило в торжественной обстановке. Честно говоря, не могу сказать, что я волновался. В Кремле точно волнения не испытывал. Волнение было там - в бою, за ребят, чтобы все они выжили. 

Я очень рад, что увидел президента, смог посмотреть ему в глаза, пообщаться. Он забежал к нам, видно было, после собрания или совещания какого-то. Был уставший, но при этом он сделал всё, чтобы порадовать нас. Перед церемонией он обратился к нам и сказал: «Я слежу за вашим батальоном. Передайте большую благодарность всему батальону и обнимите всех ваших казаков». Это, пожалуй, было самое важное.

Когда вернусь в часть, объявлю благодарность всем ребятам от нашего президента. Хотя у нас уже есть письменное обращение Верховного Главнокомандующего, где он поздравляет наш батальон с победой… С той нашей победой.

- Расскажите про батальон.

- Казачий батальон «Сибирь» сформирован из добровольцев. Мы прошли через самые горячие точки на Херсонском и Артёмовском направлениях.

У нас был случай, когда раненных везли в машине и боец увидел, как на нас летит дрон. Он просто взял и закрыл своей спиной всех остальных. На свой бронежилет он принял удар дрона-камикадзе. Его всего разорвало, но остальные 15 человек, которые ехали в кузове, остались живы. Другой боец в одиночку взял ПТУР (Противотанковая управляемая ракета) и пошёл против танка. Это настоящие герои. Таких бойцов у нас много. «Есаул», начальник штаба, лично принимал участие в эвакуации бойцов батальона. Выбегал на передовую, смотрел, как лучше действовать. За время СВО много таких друзей появилось.

Олег Ликонцев.
Олег Ликонцев. Фото: Из личного архива/ Олег Ликонцев

У меня сейчас как бы две родни. Одна ждёт в Канске, а другая - в батальоне. За прошедшее время мы очень сблизились. Бывает за минуту боя как будто целую вечность проживаешь с человеком. 

«Целый год там»

- Олег, вы казак. В вашей семье сохраняются казачьи традиции?

- Да, я казак. Мой дед был в Первом читинском казачьем полку во время Первой мировой войны. Он - полный георгиевский кавалер. Дед с другой стороны был следователем, причём очень хорошим. С учётом того, что мама по фамилии Семёнова – больше объяснять ничего и не надо.

Мой отец - военный пенсионер, а мать - заслуженный учитель Советского Союза. Батя прошёл срочную службу. В военных действиях ему не довелось поучаствовать. Но он служил в 4-м военном городке в Канске.

Мы и сейчас с семьёй поём казачьи песни. Семёновский хор как соберётся! Тётки все как запоют – все Семёновцы! 

- А когда заинтересовались военной службой? 

- С самого детства меня привлекало оружие, военное дело. Я всегда хотел стать танкистом.

После того, как окончил школу № 11 в Канске, поступил в Омское высшее танковое инженерное училище. Воплотил мечту детства. После окончания решил пойти работать в милицию – командиром патрульно-постовой службы. А затем жизнь привела к детям. До последнего времени я трудился в Центре патриотического воспитания «Звезда».

- Когда и почему решили отправиться на СВО?

- Я уж целый год там. Отравиться решил в июле 2022 года после того, как в Канск привезли девять «цинков», пятеро из тех погибших - ребята, которые занимались у меня в военно-патриотическом центре. И тогда я подумал: «Может, я чему-то их не доучил?», и решил пойти на СВО добровольцем.

- Как семья приняла ваше решение?

- У нас всё очень просто – никаких обсуждений. Раз решение принято, значит оно окончательное.

Решение отправиться на СВО было принято без обсуждений.
Решение отправиться на СВО было принято без обсуждений. Фото: Из личного архива/ Олег Ликонцев

Когда старшего сына впервые позвали в военкомат (ему 14 лет исполнилось тогда), на приписном он сказал, что хочет стать снайпером. А я на тот момент как раз был командиром роты разведбата снайперов. Значит он понял, что я правильную работу выполняю.

Страх нужен не для бегства – для выживания

- Когда вы прибыли в зону СВО, где впервые оказались?

- Сначала на Херсонском направлении – Давыдов Брод, Снегирёвка. Там была тяжёлая обстановка, я постоянно находился под обстрелами. 30 сентября одно из моих подразделений приняло артобстрел. Он начался, как сейчас помню, в 11:14 а закончился в 16:45. И всё это время, каждую минуту взрыв, взрыв, взрыв. Когда мы поднялись после взрывов, начали приходить в себя, увидели, какие понесли потери… Каждую потерю нелегко пережить, но тогда было особенно тяжко.

Сначала в зоне СВО я был снайпером, затем старшим снайпером, потом инструктором, а затем командиром стрелковой роты снайперов. И вот уже – командир батальона. Вот так вырос за год исполнения боевых обязанностей.

Основные обязанности командира батальона – выполнение приказа и сохранение жизни людей. На мой взгляд, это две главные задачи.

- А помните свою первую боевую задачу?

- Да я уже и не помню. Столько всего происходило. В памяти остались только самые важные задачи и страшные моменты. 

Когда в Каховку заехали, пошли в магазин, а там никого не было - ни одной части в городе не стояло. Жара была градусов 36-38. Недалеко от магазина женщина шла с маленькой дочерью, они ещё мне помахали… В магазин захожу. А в это время сзади HIMERS прилетел, разорвался. Меня в здание прямо закинуло волной! Не знаю, сколько метров пролетел по воздуху… Гляжу на своих – все живы. Выбегаю на улицу – женщина погибла, а девочка ранена. Я наложил жгут девочке на руку. А другую руку из маминой вытащить так и не смог… Крепко она её сжала… 

Повторю, в городе не было ни одной воинской части. Часто приходится видеть смерть мирных жителей. Это страшно.

- Вам было страшно, когда попали на передовую?

- Скажу так: страх – это то первобытное чувство, которое спасает человека. Бесстрашных людей, особенно на передовой, нет. Иначе это сразу двухсотый. 

Это раньше можно было бесстрашно идти против меча. Сейчас всюду осколки летают, пули… И просто тебе приходится уворачиваться, как-то переползать, перелезать. Без страха там ты просто не выживешь. Страх нужен не для бегства – для выживания.

- Можно сказать, что вы привыкли к тяжёлой обстановке на передовой?

- К этому невозможно привыкнуть, к тому, что твоих друзей убивают. Всегда ты остаёшься человеком – тем, кто изначально хочет жить.

- На передовой есть какой-нибудь распорядок дня?

- Все бойцы на передовой находятся в постоянном напряжении. В этом и состоит их типичный день. Постоянная работа, выполнение задач – ни минуты отдыха. Даже поспать иногда не удаётся. В целом мы делим по времени, когда кому отдохнуть можно, а кому быть на посту - получаются своего рода дежурства. Это когда огня нет. А когда бой – тогда все работают. 

Никакого строгого распорядка дня нет – поел, попил – и слава Богу!

- С какими проблемами сталкиваются бойцы на СВО?

- Основная проблема, что когда-то боец поленился учиться, как надо себя вести во время боевых действий. А во время боя всё приходится делать в спешке, вспоминать, чему учили. А что касается снабжения, то всё основное есть в полном объёме.

«Братья, увидимся»

- Чем дальше планируете заниматься?

- Сейчас возвращаюсь на линию соприкосновения. Пока здоровье позволяет, буду служить. А потом, когда завершится спецоперация, вернусь к работе с детьми в центре патриотического воспитания. Я знаю, что уже подготовил достойную смену многих ребят, готовых служить Родине.

После завершения СВО Олег Ликонцев продолжить работать с детьми.
После завершения СВО Олег Ликонцев продолжит работать с детьми. Фото: Из личного архива/ Олег Ликонцев

- Ваш позывной Кан – он отсылает к родному городу?

- Конечно, Канск. Дома речка Кан бежит. Вот в честь неё и позывной взял. Скучаю по дому.

- С женой и ребятишками удается часто общаться?

- Последний раз жена в июле приезжала ко мне в госпиталь. Она работает воспитателем в канской школе-интернате им. Гагарина. Дети ещё маленькие. Ждём, кстати, пополнения. Жена ко мне в госпиталь приехала… И как-то так всё получилось (смеётся). Как декабристка прилетела ко мне в госпиталь, когда я второй раз ранение получил. 

- Что пожелаете вашим сослуживцам, бойцам на передовой?

- Братья, увидимся. С каждым увидимся. Для каждого бойца эти слова – пророческие. Мы никогда друг с другом не прощаемся. Мы всегда говорим одно и то же - увидимся…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах