aif.ru counter
134

Не боятся только дураки. Депутат о черных лесорубах, свалках и чиновниках

«АиФ на Енисее» №48 (2037) 26/11/2019
Свалок не становится меньше.
Свалок не становится меньше. © / Красноярское региональное отделение ОНФ

Она не даёт покоя чиновникам и прокуратуре, засыпая их запросами. Вместе с волонтёрами выезжает на место несанкционированных свалок и заставляет власти чистить территорию. За борьбу с чёрными лесорубами ей дважды сжигали автомобиль. Что ею движет и почему она не боится угроз со стороны недоброжелателей, молодая общественница, депутат Берёзовского районного совета Марина Якубенко, рассказала корреспонденту  «АиФ-Красноярск».

Как остановить черных лесорубов?

«АиФ-Красноярск», Татьяна Фирсова: Марина, расскажите за что вам сожгли автомобиль?

Марина Якубенко: Думаю, за то, что начала разбираться с «чёрными» вырубками в урочище «Каракуши» в Маганском районе. Глава Есаульского сельсовета выделил под строительство детского спортивного лагеря лесной участок, расположенный в глухой тайге, где нет инженерных коммуникаций и даже дороги. Лес на участке рубили с июня прошлого года до зимы. Разобравшись, что рубки незаконные, я обратилась в краевые СМИ, подняли большой шум. Районная администрация подала иск, и 22 января этого года Арбитражный суд доказал, что всё было оформлено по поддельным документам, и вынес решение о незаконности выделения участка и вырубки леса.

Чтобы узнать, понёс ли глава сельсовета наказание, написала запрос в Следственный комитет Берёзовского района. Мне пришёл ответ, что уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, несмотря на решение Арбитражного суда. Об этом я хотела поговорить с краевым начальником МВД - генералом Речицким, который приехал в Берёзовку 6 июля на сход граждан, а в ночь с 5 на 6 июля мне подожгли автомобиль. Это уже вторая машина - первую сожгли в 2013 году, когда я работала редактором независимой газеты «Берёзовский вестник». Кстати, личности тех, кто поджёг первую машину, так и не установили, впрочем, как и тех, кто сжёг второй автомобиль. Правда, Александр Речицкий и прокурор района пообещали, что их обязательно найдут.

- А вы не боитесь? Вам угрожали?

- Не боятся только дураки. Признаюсь, иногда опускаются руки, но потом проходит, и я начинаю заново. Угрозы в мой адрес, скажу честно, не поступали, а вот должность пресс-секретаря районной администрации предлагали. Я отказалась, потому что многое, что происходит в районе, можно объяснить, но земельные манипуляции - нет. В прошлом году на охраняемой природной территории Торгашинского хребта предпринимателю был выделен участок земли якобы под пчеловодство, потом стало известно, что там будет строиться стрельбище. Снова подняли шум в краевых СМИ, и глава района расторг договор.

Кто наведет порядок?

- И много таких примеров?

- Схем незаконной вырубки леса хватает. В нашем районе на карте лесов есть неучтённые, так называемые белые пятна. Появились они после распада колхозов и совхозов, которым принадлежали лесные угодья. Чёрные лесорубы - люди грамотные, у них есть карты с белыми пятнами, и рубят они чётко по их границам. Такие несанкционированные вырубки стали возможны, потому что леса не стоят на кадастровом учёте района. Если поставят на кадастр, то обязаны будут нести за него ответственность: при пожаре тушить, оплачивать штрафы. Вот глава и думает: а зачем козе баян? Тем более у района нет столько бюджетных денег, чтобы тратиться на содержание лесов. На кадастровом учёте не стоят береговые линии и реки. Все это даёт возможность строить в охранной зоне коттеджи, перекрывать подходы к воде. Эти проблемы мы уже озвучили в Москве и предложили внести поправки в Лесной Кодекс.

- Значит, нужна системная работа, а не точечные «оздоровительные примочки»?

- Если мы не будем выезжать точечно, не узнаем, где сбой системы. Видим, что рубят лес, начинаем разбираться и понимаем, что это какая-то новая схема, которую нужно понять и принять меры. Выявлять незаконные рубки помогают местные жители, которые болеют душой за то, что происходит в нашем районе. К слову, они порой не могут получить разрешения на заготовку леса для личных нужд, а кто-то безжалостно вырубает его для личного обогащения.

Где «серый полигон»? 

- Вы курируете проект ОНФ «Генеральная уборка». Почему выбрали тему защиты экологии?

- Несанкционированными свалками занимаюсь с 2012 года, ловила нарушителей, когда это ещё не было мейнстримом. Помню, поймала мужчину, который выезжал со свалки с прицепом. Потом мне сказали, что это был работник суда. За другим гонялась по всей Берёзовке. Таких случаев в моей практике много (Улыбается). Сначала всё происходило спонтанно, потом начала вникать в проблему глубже. Свалок в Берёзовке много, более того, на территории районного центра недалеко от построенных оптовых баз не первый год существует «серый полигон», куда любой может сдать мусор, заплатив 300-500 рублей. Свалку организовала предпринимательница на арендованной земле. Глава посёлка в курсе, что полигон незаконный, он неоднократно горел, жители рядом расположенных домов опасаются, что огонь может перекинуться на их жильё. Но договор глава не расторгает. Складывается впечатление полной бесхозяйственности со стороны исполнительной власти района. Наверное, у меня обострённое чувство справедливости, поэтому я и стала неким шилом, которое постоянно колется и мешает спокойно жить.

- Есть ли результаты мусорной реформы? Несанкционированных свалок стало больше или меньше?

- Мне кажется, что их осталось столько же. Конечно, мусорная реформа была нужна, людей надо приучать не выбрасывать мусор в лес, а собирать его и оплачивать вывоз. Другое дело, как это реализуется. Главам муниципалитетов дано право определять, какой будет на его территории сбор мусора: мешковой или контейнерный. Для второго нужно построить бетонные площадки, провести сход граждан и договориться, где поставить контейнеры. При этом согласно СанПиН они должны быть огорожены и стоять не ближе 20 метров и не дальше 100 метров от домов. Содержание и обслуживание площадок - тоже вопрос. Поэтому чиновники нашего района пошли по пути наименьшего сопротивления и внедрили мешковой сбор. В результате отходы из мешков растаскивают собаки, а в отдалённых деревнях привлекают диких зверей. Не решён вопрос о вывозе крупногабаритного мусора. Для предпринимателей тариф увеличился в 5 раз - чтобы сэкономить, мусор они везут в контейнеры многоквартирных домов или в лес. По словам регоператоров, даже торговые сети уменьшили официальный объём ТКО и поступают так же.

Почему проще молчать?

- Почему власть не спешит решать проблемы людей?

- Считаю, что глав сельсоветов и районов расхолаживает отсутствие прямых выборов. Сейчас их назначают через конкурс, и согласно 131-му федеральному закону глава сельсовета не подчиняется руководителю районной администрации, как сам он не подчиняется губернатору. Приведу пример отдалённого села Березовского района - Верхней Базаихи. Глава района обязан выезжать туда хотя бы раз в квартал, чтобы знать, как там живут люди, в чём нуждаются, какие там дороги. В селе в 2015 году сгорела школа, остался только клуб 1950 года постройки и ФАП. Что в таком месте остаётся делать людям? Раньше здесь были богатейшие леспромхозы, хорошие большие деревни. Хотелось бы спросить главу Маганского сельсовета: когда она последний раз была в Урмане? Я туда ездила в марте на уазике. Полдороги молилась, полдороги ругалась. Там не дорога, а колея глубиной по колено. Люди добираются туда только на цепях. Дорогу явно давно не чистили. Сделала запрос в прокуратуру, ответ пришёл через полтора месяца: деньги освоены, всё в порядке. По документам дорога чистилась, а фактически - нет. Интересно, прокуратура туда выезжала, чтобы проверить мою жалобу? И таких примеров масса. Министр финансов собрал глав районов и поселковых администраций на совещание, чтобы обсудить проблемы территорий. Глава с. Зыково поднял вопрос о строительстве новой школы, организации объездной дороги. А глава сельсовета Базаихи сидит молча, хотя нужна ассенизаторская машина, чтобы людей не заливало фекалиями. В Маганске по дороге, которая идёт вдоль реки, при разливе не может проехать ни скорая, ни пожарная. Есть альтернативный объезд, на ремонт которого нужны краевые деньги. Об этом глава поселковой администрации тоже ни слова. И так ведёт себя большинство местных руководителей, потому что инициатива наказуема. Проще ничего не говорить, и тогда будет считаться, что в селе или районе всё хорошо.

Досье
Марина ЯКУБЕНКО Родилась в 1980 году в с. Соловьёвка Рыбинского района. Окончила Красноярский педуниверситет. Работала офис-менеджером сети магазинов строительно-отделочных материалов в Красноярске, редактором районной независимой газеты. В 2015 была избрана депутатом Берёзовского районного совета от партии ЛДПР. Замдиректора по связям с общественностью управляющей компании. Член регионального штаба ОНФ, курирует проекты «Генеральная уборка» и площадку «Экология».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество