aif.ru counter
07.11.2019 12:18
251

«Работа в токсичной среде». Главный врач скорой помощи - о миссии медиков

«АиФ на Енисее» №45 (2034) 06/11/2019
Спасать жизни - это их профессия.
Спасать жизни - это их профессия. © / Екатерина Саенко / АиФ

В его трудовой книжке всего одна запись - «Красноярская скорая помощь». Должности, правда, разные: врач линейной, специализированной бригады, заведующий подстанцией, главный врач. Сергей Скрипкин из числа руководителей, которые прошли так называемые социальные лифты, а потому он знает область своей работы до мелочей. О том, как устроена работа скорой помощи, он рассказал в интервью «АиФ-Красноярск».

Медработники тоже люди

«АиФ-Красноярск, Татьяна Фирсова: Сергей Анатольевич, к сожалению, отношение к медикам стало потребительским. Выражение «вы нам должны» люди повторяют, как мантру. Почему это происходит?

Сергей Скрипкин: После того, как на законодательном уровне изменили формулировку и превратили медицинскую помощь в услугу. Скажу, что с решением федерального министерства здравоохранения не согласно всё медицинское сообщество. Национальная медицинская палата, в совет которой я вхожу, вместе с её председателем Леонидом Рошалем добивается изменить закон и вернуть прежнюю формулировку.

Сделано это было, чтобы коммерциализировать отрасль и ввести платную медицину. Но оказание медицинской помощи не может быть услугой по определению. Её задача - помочь человеку снять боль или спасти жизнь, вместо этого её приравняли к сервисам типа «бюро добрых услуг». Недавний случай, когда от врача и медсестры, приехавших на вызов, потребовали прежде чем войти в квартиру, надеть бахилы. Пока они это будут делать, состояние пациента может ухудшиться, а родственники потом обвинят медиков, которые работают в токсичной среде больных людей.Первыми, кто принимает весь негатив - врачи и медсёстры, потому у них быстрее происходит профессиональное выгорание. Никто из пациентов не думает, что медработники такие же люди, у них семья, дети и проблемы как у всех. Если врач сказал что-то не так, снимают на телефон и тут же выкладывают в Интернет.

- В Красноярске были случаи, когда пациенты били врачей скорой помощи. Кто-нибудь из нападавших получил реальные сроки?

- Я помню все случаи, связанные с нападением на врачей. Один из них произошёл в доме на правом берегу. Фельдшера, совсем молодую девчонку, недавнюю выпускницу медучилища, вызвала пьяная компания молодых мужчин. Они затеяли между собой борьбу, после чего один из них потянул спину. Когда фельдшер вошла в квартиру, на неё набросился пьяный и избил её. Он получил год поселения. Фельдшер продолжает работать, вышла замуж за врача скорой помощи. В начале 2000 годов избили врача неврологической бригады. Нападавший, правда, отделался условным сроком. После череды таких случаев ко мне пришли очень «авторитетные» люди из криминального мира и предложили покровительство работникам скорой. Готовы были сами разобраться с обидчиками и наказывать. Для них человек в белом халате - святой, обидеть его - значит совершить серьёзное преступление. Я, конечно, отказался. Сказал, что сами справимся.

- Вы, несмотря на свою занятость на работе, успеваете заниматься и общественной работой. Как вам удаётся совмещать работу главврача и председателя ассоциации «Красноярская медицинская палата»?

- Мне выразили доверие коллеги на общем собрании Красноярской медицинской палаты, в правлении которой я работал не один год. Как я мог отказаться, понимая, что общественные организации - это мостик между медицинским сообществом и вышестоящими ведомствами. Кроме того, они направлены и на защиту медработников. Общественная организация добилась того, что ни один нормативный документ Минздрава РФ не принимается без согласования со всеми местными палатами в 85 регионах страны. Там их изучают, пишут замечания и предложения. После этого федеральное министерство может запускать документ в работу. Я считаю, что это большое достижение. Совсем недавно прошёл VII съезд Национальной медицинской палаты. Резолюция, в которой одним из пунктов стал возврат формулировки «оказание медицинской помощи», отправлена в минздрав, Росздравнадзор, правительство РФ. К слову, на съезде присутствовали представители многих медицинских ведомств, чиновники министерства здравоохранения, в том числе и его руководитель Вероника Скворцова, которая, я считаю, услышала обращение медицинского сообщества.

Вернуть распределение

- Говоря о качестве медпомощи, возникает вопрос и о «врачебной ошибке», за которую медики нередко получают реальные тюремные сроки. Конечно, можно понять родственников, которые потеряли близкого, потому что врач ошибся, ещё хуже, если смерть произошла из-за халатного отношения. Мы, простые люди, считаем, что врач не может ошибиться априори. Что вы думаете?

- Вопрос неоднозначный. Но юридического определения «врачебной ошибки» нет. Возвращаясь к VII съезду Национальной медицинской палаты, скажу, что там было принято решение о создании рабочей группы по разработке определения термина «врачебная ошибка». Это довольно сложно сделать, чтобы одно определение совмещало мнение следователей, медицинских работников и чиновников. Потому что от этого содержания будет зависеть судьба медицинского работника.

- По всей стране не хватает врачей, фельдшеров, медицинского персонала. Не говоря о первичном звене. Система ФАПов разрушена. Как обстоят дела в Красноярском крае?

- Дефицит кадров - большая проблема. На сегодня край укомплектован врачами на 64 %, средними медицинскими работниками - на 76,6 %. Врачей терапевтических участков - 82,8 %, педиатрических чуть больше - 89,2%.

Именно поэтому Национальная медицинская палата настаивает на распределении выпускников мединститутов и ординатуры, если они учились за бюджетные деньги. Они обязаны вернуться в практическое здравоохранение и отработать там, где есть нехватка кадров. Самый большой дефицит - в скорой и первичном звене, то есть там, где тяжело и трудно. Молодые специалисты трудностей боятся, ведь в ФАПах врач остаётся один на один с пациентом и должен самостоятельно поставить диагноз, назначить лечение. Поэтому уходят в платную медицину, где нет такой нагрузки и ответственности. Когда я заканчивал мединститут, распределение было обязательным. Никто не роптал и понимал, что так должно быть, потому что это самая лучшая школа для приобретения профессиональных навыков. 70-80 % светил Красноярского края отработали в районах, а уж потом продолжили свою научную и практическую деятельность в городе.

Золотой фонд медицины

- Сколько нужно ФАПов, чтобы закрыть проблемы обеспечения медицинского обслуживания на селе?

- ФАПы, которых при социализме было столько, что их даже трудно было посчитать, в перестройку и в начале 2000-х стали объединять, сокращать, упразднять. В результате на селе не стало первичного звена, и люди остались без медицинской помощи, а специалисты, которые там работали, потеряли работу и ушли в никуда. Теперь систему начали восстанавливать. В населённом пункте от 100 жителей обязательно должен работать ФАП. Недавно с активистами ОНФ были в посёлке Анастасино, где проживает 224 человека, там люди рады появлению ФАПа и фельдшера, к которому в любое время можно обратиться. Такие люди – золотой фонд медицины.  В этом году в рамках национального проекта «Здравоохранение» запланировали строительство 27 ФАПов, построено 24, правда, работают два. Во многих возведённых пунктах до сих пор не могут подключить воду и свет, в других просто нет медицинского работника. В новых поликлиниках и больницах тоже некому работать. Сейчас кадровое обеспечение стоит на первом месте. Уже понятно, что нужно системно подходить к этому вопросу.

- А что с зарплатой медиков в крае? Она соответствует средней по экономике региона, как это требовал президент? Или врачам нужно работать на 1,5-2 ставки?

- За последние два года оплата медицинских работников значительно повысилась. На скорой средняя зарплата врачей составляет 82 тысячи, базовая ставка - 160 часов в месяц, за это доктор получает 45-50 тысяч рублей. А вот в первичном звене провал. Нужно менять систему оплаты труда. Сейчас она формируется из оклада, гарантированных надбавок и стимулирующих выплат. Последние составляют 30 %, которые складываются из того, не было ли на доктора жалоб, ошибок в работе, всё ли он своевременно делал. Это неправильно: врач вместо того, чтобы выслушать жалобы пациента и назначить лечение, вынужден заполнять электронную, бумажную карту и вдобавок 8 отчётов в разных программах. Специалиста так нагружать нельзя. Считаю, что ситуацию в корне необходимо менять.

Досье
Сергей СКРИПКИН. Родился 5 февраля 1964 года в Красноярске. Окончил Красноярский мединститут. Получил распределение на Красноярскую станцию скорой медицинской помощи. С 1999 года – главный врач. Кандидат медицинских наук. Председатель ассоциации "Красноярская медицинская палата". Сопредседатель регионального штаба ОНФ в Красноярском крае. Получил второе высшее юридическое образование. Женат, имеет сына.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество