aif.ru counter
24.07.2015 16:29
237

Вокзал невозврата

На второй день после страшной трагедии, корреспондент  «АиФ на Енисее» отправился на красноярский автовокзал. Несмотря на объявленные властью проверки, нелегальные перевозчики работают здесь, как и прежде. 

Выгода или безопасность?

«Попросите их предъявить лицензию, что они имеют право таксовать - ни у одного ее нет. И плевать всем! Люди мне задают вопрос: Андрей Леонидович, а зачем мы платим 36 тысяч налогов в год за эту лицензию, когда это никому не надо? А они ни налогов не платят, ни бумаг не имеют. Людям все равно. Ничего вы своей статьей не сдвинете, поверьте. Были аварии, и что толку? Вы подойдите и посмотрите - нелегальные автобусы полные. Сегодня людей больше тревожит цена, чем жизнь человеческая», - возмущается загорелый человек с золотым крестом на груди. Один из тех, кто в Красноярске занимается извозом.

автобусы Фото: АиФ на Енисее/ АиФ на Енисее

Слева от Железнодорожного вокзала за шлагбаумом желто-зеленая будка «Такси Ямщик», там не дают комментариев, но отмечают: на островке напротив стоят «воры», работающие без лицензии. Водитель единственного микроавтобуса, который там стоит, с красной надписью «Ужур» над лобовым стеклом, говорит, как бы отмахиваясь: «У меня стоит «Глонасс Евро 5», есть тахограф». К нему приехал друг, и с журналистом общаться некогда и незачем.

Ранним утром, на следующий день после столкновения грузовика и междугороднего автобуса на трассе в Козульском районе, у Красноярского автовокзала, кипит жизнь. На площадке под зеленым навесом люди покупают билеты, звонят, возятся с сумками, общаются. Автобусы прибывают со всех направлений. Одна женщина стоит за оградой, отделяющей людской накопитель от места парковки транспорта и теребит в руках билет - ей надо в Ачинск, но автобус задерживается. Женщина сначала наотрез отказывается говорить, а после во время беседы смотрит в сторону. «Я выехала на один рейс раньше, чем те, кто вчера разбился. Теперь страшно ехать, но на автобусе мне удобней и выгодней добираться, чем на поезде».

Виновных в смертельном столкновении на козульской трассе еще не нашли. «Обе аварии - случайность», - говорит Андрей, улыбчивый водитель зеленого микроавтобуса с табличкой «Красноярск - Абан» на стекле. На автовокзале легальным извозом занимаются не только большие автобусы, но и «микрики», в которых помещается 13 человек. Андрей рассказывает, что пассажиры любят такой транспорт за то, что на нем добираешься быстрее, с разницей примерно в час. Опасней ли такие поездки? «Легковые машины бьются, жертв бывает и больше, чем в той трагедии. Я девять лет на межгороде, насмотрелся дурных аварий. У нас механик осматривает машину, техосмотр делаем, страховка, лицензия есть, желтые номера, личная карточка водителя - обязаловка». Андрей, «пока не тронулся», показывает пластиковую карту, ее он вставляет в тахограф на приборной панели, аналог черного ящика, который отслеживает труд и отдых шоферов. В салоне укреплен датчик «Глонасса»: он следит за скоростью и нарушениями.

пассажиры Фото: АиФ на Енисее/ АиФ на Енисее

На вокзале регулярно делают объявления: «Берегите себя, пристегивайте ремни безопасности», из громкоговорителя слышится: «авария». Водитель только что приехал, и, активно жестикулируя руками, жалуется контролеру: «По восемь раз останавливают за поездку, каждый сантиметр проверяют», - из-за этого происходят задержки.

Прокладка между сиденьем и рулем

«Глонасс», как станет ясно после общения с шоферами официальных предприятий, определяет солидность. А еще бумаги: «У нас этих бумажек больше, чем у «Автоколонны 1967», - «опытный водитель» большого частного автобуса, как он представился, показывает на лобовое стекло. - Как в библиотеке все обклеено, потому что частного щипают со всех сторон, а у них две-три бумажки». Шесть лет ездит по трассе Красноярск – Ачинск - Назарово, и уверен: аварии - из-за дальнобойщиков. «Их колонну не обогнать, трасса загружена. Начинаешь обгонять, а их три-четыре в ряд, и не успеваешь. Легковушки бьются». Из-за фур и пробок, которые тормозят движение, потом приходится торопиться.

Немногие водители признались, что позволяют пассажирам ездить, не пристегиваясь. В их числе - Юрий, сидящий за рулем белого вместительного микроавтобуса, он возит людей в Канск уже шестой год. «Нас приучили пристегиваться. Раньше сели - и едут. Все решает прокладка между сиденьем и рулем». Юрий обязан собирать по дороге тех, кто «голосует», а отсутствие у них страховки - уже дело хозяев.

Что до самих автобусов, то на автовокзал прибывают и «японцы», похожие на скоростные поезда, и с помятыми боками и треснувшими лобовыми стеклами русские, и «пазики», и музейные экспонаты времен СССР. На таком раритете, который словно сшит гнилыми нитками, из села Агинского ездит Павел. Он признается: «Автобус уже хлам. ЛАЗ 1980 года. Но техосмотр прохожу». Поменять транспорт Павел не надеется: хозяин работает на себя, а по-простому, ворует. Жители ходить пешком не хотят, и смирились.

автовокзал Фото: АиФ на Енисее/ АиФ На Енисее

На стоянке возле автовокзала стоит Сергей из поселка Шира, он водит легковую Тойоту Камри. Плату берет вдвое больше вокзальной, 1500 рублей. «На дороге, когда тебе 50 лет, по-другому мыслишь: надо и внуков вырастить. Сам себе стал удивляться, не больше 110 км даже при обгоне еду. На такой скорости лучше реагировать. А по времени доезжаем почти в два раза быстрее». О безопасности думает - в машине есть ремни-«треугольники», которыми можно пристегивать детей с трех лет.

Изменилось ли что-то после тех трагедий? Как сказал один из водителей: «Раньше на пути люди разговаривали, а сегодня пристегнулись, и тишина: смотрят настороженно за каждым движением, чтобы водитель не спал. И самому неприятно».

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество