aif.ru counter
31.08.2019 09:00
Михаил МАРКОВИЧ
702

Ворота Сибири в заграницу. Первому городу в вечной мерзлоте 90 лет

«АиФ на Енисее» №35 (2024) 28/08/2019 Сюжет 85 лет Красноярскому краю
С воздуха кирпичные дома выглядят как форты крепости.
С воздуха кирпичные дома выглядят как форты крепости. © / Администрация Красноярского края

Заполярная Игарка была первым городом, построенным человеком в зоне вечной мерзлоты для постоянного проживания. Фантастический для своего времени эксперимент! Здесь люди привыкли по два месяца не видеть солнца и столько же времени обходиться без темноты. В Игарке не запирают подъезды на кодовые замки - зимой на севере это равно убийству. И всё же люди уезжают отсюда. Население Игарки сократилось с 25 до 5 тыс. Почему же жизнь уходит с Севера, выяснял «АиФ-Красноярск».

Тройные именнины 

Вообще, у Игарки есть несколько дней в году, когда она может считать себя именинником. Прежде всего 13 июня: в этот день 90 лет назад сотня строителей-первопроходцев сошла на берег Игарской протоки с парохода «Туруханец». Вторым рождением города, так сказать, административным, стало 30 сентября 1931 г., когда постановлением ВЦИК Игарка была выделена из Туруханского района в самостоятельную административно-территориальную единицу. 27 июля 1962 года большой игарский пожар полностью уничтожил склад готовой продукции (159,2 тыс. кубометров экспортных пиломатериалов) и практически весь город. Возрождать Игарку предстояло Павлу Федирко, будущему легендарному руководителю Красноярского края, а тогда молодому управленцу. Задача, которую задала ему жизнь, была, по нынешним временам, попросту невыполнимой. За 80 дней, оставшихся до зимы, необходимо было построить 26 домов! Именно с именем Федирко связано начало в Игарке каменного строительства (до этого город был полностью деревянным).

Когда-то лесовозы стояли в очереди в этом порту.
Когда-то лесовозы стояли в очереди в этом порту. Фото: Администрация Красноярского края

Деревяное золото

«Воротами Сибири в заграницу» называли город советские экономисты. Задача, которая ставилась перед ней в момент строительства, - стать главным портом региона для экспорта леса. Первая партия дерева отправилась на Запад в 1924 году. В 1927 году сменили место для порта, и новые пароходы пришли за экспортным товаром уже в Самоедскую (Игарскую) протоку. В тот год 13 иностранных лесовозов вывезли за границу первые 30 тыс. кубометров круглого и пилёного леса. В год своего пятилетия порт Игарки располагал 200-метровой причальной стенкой, которая позволяла обслуживать сразу несколько пароходов и сокращать время простоя. Для молодой советской страны это означало увеличение валютных поступлений. В 1935 году за высокие производственные показатели по экспорту пиломатериалов Игарский ЛПК попал на Всесоюзную доску почёта. К началу 70-х годов за 115 суток навигации через «Ворота Сибири» прошло 129 морских лесовозов, которые вывезли без малого миллион кубометров пиломатериалов. Но к тому времени очевидно стало и другое: Игарка - ровесница индустриальных гигантов первых пятилеток - безнадёжно отстала от своих ровесников.

В городе всегда было трудное положение с питьевой водой, электроэнергией и медицинской помощью. Строительство часто велось наспех, при этом рекомендации мерзлотоведов просто игнорировались. К тому же Игарка так и не смогла вырваться из рамок моногорода. Запасного варианта развития её экономика не имела.

То, что было выгодно в годы СССР, оказалось экономически не оправдано позже. В 90-е годы экспортный поток древесины резко сократился. А когда появился ледокольный сбор для судов, использующих Северный морской путь, - 20 долларов с тонны груза, экономика Игарки не выдержала окончательно.

Полярная мощь

 

Игарка расположена в зоне тундры и лесотундры за северным полярным кругом. Город не просто построен на вечной мерзлоте. Мощность слоёв мерзлоты в районе города составляет от нескольких до 35 м, а максимальная мощность мерзлоты достигает 50-60 м. Именно поэтому в Игарке расположен единственный в мире Музей вечной мерзлоты. Своё начало он берёт в далёком 1936 году, когда учёные взялись изучать свойства мерзлоты.

В подземном музее мерзлоты можно увидеть деревья, которым 50 тыс. лет.
В подземном музее мерзлоты можно увидеть деревья, которым 50 тыс. лет. Фото: Из личного архива/ Кирилл Скурихин

Проходка Игарского подземелья осуществлялась вручную в холодное время года в период с 1936 по 1942 год. Вручную на протяжении 6 лет они вгрызались в чересполосицу льда и земли. Сосуществование учёных и туристов продолжалось 60 лет, и только в 1996 году музей стал хозяином подземелья. Уникальное учреждение получило статус памятника природы краевого значения. Здесь на сотнях квадратных метров можно посмотреть образцы льдов, встречающихся в природе, а они совсем не одинаковые: речной енисейский лёд и реликтовый, добытый из древних ледников. Он чрезвычайно чистый, как вода Байкала, и практически не содержит пузырьков воздуха. Здесь же можно увидеть захоронение деревьев, чей возраст колеблется от 24,5 тыс. до 49 тыс. лет. В подземелье проводились эксперименты по заморозке растений и рыб, по сохранности музейных предметов в условиях отрицательных температур. Кстати, в 1979 году в лёд было заморожено послание игарчанам XXI века. Капсулу с письмом предписано вскрыть в 2029 году в день 100-летия города.

Игарка на хайпе

Сейчас Игарка, мягко скажем, не в лучшей форме. Город, в котором численность населения когда-то достигала 25 тыс. человек, сейчас сузился до 4 тыс. Асфальтовых дорог почти нет - не выживает этот материал в Арктике. На месте старых деревянных домов - обгорелые развалины. Впрочем, и многие кирпичные здания выглядят не лучше. Учёные не зря прежде выписывали рекомендации по строительству. Построенные на стыке грунта и вечной мерзлоты пятиэтажки просто переламываются пополам и рассыпаются. С высоты прямоугольники бывших домов чётко выделяются проросшими деревцами. Наверное, потому и настроение у игарцев чётко привязано к уровню доходов.

«У нас сейчас строится игровая площадка для ребятишек во 2-м микрорайоне, - делится спортсменка Александра. - Построили нам новый корт, сделали спортплощадку колледжу. Так что к юбилею, к 31 августа, Игарка получит новые объекты. И для взрослых скоро появится тренажёрный зал. Жить на Севере непросто. И всегда было непросто. Но из отпуска всегда с удовольствием возвращаемся домой».

«Хотелось бы уехать отсюда, да это невозможно, - жалуется пенсионерка Валентина Ивановна. - Мне ведь уже за 60 лет, хочется пожить на большой земле, с внуками повозиться, пока силы есть. Но очередь выезда на материк не движется годами. А своими силами мне не потянуть переезд. Сами судите: квартплата такая, какой нет во всей России. Спасибо, субсидия есть, но следят, чтобы, не дай бог, старики где-нибудь себе приработок не получили. Сразу все привилегии отберут. А цены какие на всё! Я живу с дочкой и внучкой. Пенсия - 20 тыс., квартплата - 7 тыс. На что нам жить втроём»?

Сёмен - коренной игарчанин, проблемы своего города он знает наперечёт и как может борется с ними. «Хорошее вы можете прочитать в нашей прессе, а плохое вам расскажут люди. У меня есть целая подборка прямо по темам, как разваливали ту или иную отрасль в городе. Все знают, что в Игарке никогда не было хорошей питьевой воды. И мы это знаем, старожилы. Так куда был потрачен почти миллиард рублей при строительстве кессона (специальное очистное сооружение)? Ведь первый же паводок или дождь - и вода в кране приобретает коричневый оттенок, пить невозможно. С 2010 года у нас перестали принимать роды, женщин на поздних сроках отправляют санавиацией в Красноярск. Недавно главврач прямо сказал, что у нашей больницы нет лицензии на родовспоможение. Так что же это за медицина?»

Люди хотят уехать из Игарки, но не могут.
Люди хотят уехать из Игарки, но не могут. Фото: https://vk.com/

Последнее решение федерального центра о фактическом запрете рыбной ловли на Крайнем Севере вызвало у местных жителей настоящую злость. Здесь рыба не баловство к пиву, а ценнейший источник необходимых веществ. Дефицит овощей и фруктов северяне привыкли замещать рыбой. А теперь за рыбаками просто охотится полиция! «Перед прямой линией с президентом мы с мужиками решили, как говорится, хайпануть: выложили на песчаном пляже гигантскую надпись: «Путин - помоги» и стали ждать прямой линии с ним. Нас вроде услышали и пост в эфире озвучили, но мы всё это могли бы сделать и без высшего вмешательства. А «угольное дело» прошлого года, когда ТЭЦ едва не потухли от пересортицы? Опять виновных нет? Местные школы страдают от чужого питания, потому что предприниматели обязаны платить работникам северную надбавку, а это так повышает расходы, что ни один конкурс северянам не выиграть. Мы неконкурентоспособны, и это очень обидно. Я родился здесь, когда был массовый отъезд с Севера, поддался общему настроению уехал - и вот вернулся. Не могу без Севера. Половина уехавших сделали так же. И нам нельзя уходить отсюда! Это наша земля!»

Жемчужина России

Игарка, Дудинка, Норильск, Хатанга - эти города составляют полярное ожерелье Красноярского края. Каждое имя здесь олицетворяет подвиг русских первопроходцев. Сейчас, когда многие смотрят на Северный полюс как на место будущей добычи полезных ископаемых, вопрос территориальной принадлежности арктического шельфа выходит на первый план.

«Я счастлив, что дожил до момента, когда к Арктике изменилось отношение, - говорит полярник, Герой России и СССР, депутат Госдумы от Красноярского края Артур Чилингаров. - И есть твёрдая позиция руководства страны, что Россия без неё себя не представляет. Всю эту работу координирует Государственная комиссия по вопросам развития Арктики, которую возглавляет вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. Я руковожу научно-экспертным советом комиссии. Одним из базовых регионов будет Красноярский край. Ведь у региона явная арктическая направленность. Да, здесь есть и леса, и степи, и горы, но всё равно жемчужина его - Крайний Север. Могу поспорить: не половина края, а две его трети принадлежат Арктической зоне, работают полярники, моряки, лётчики.

Крайний Север - это жемчужина Красноярского края. Это Игарка, Дудинка, Норильск, Хатанга, Диксон. Арктика очень важна для России, и она будет серьёзно укрепляться. А значит, надо решать социальные вопросы: чтобы что-то там делать, нужно, чтобы люди чувствовали внимание. Вот, например, компенсация за работу на Крайнем Севере - её однажды пытались отменить. Не удалось. Я даже домой к тогдашнему министру социального развития лично ездил. К счастью, удалось убедить его. Я бы вообще добавил новые правила для северян. Скажем, есть закон о переселении граждан: если ты отработал 20 лет на Крайнем Севере, то имеешь право переселиться в центральные районы страны. А я бы добавил ещё право дать такому человеку гектар земли, как на Дальнем Востоке. Строй, развивайся. 

Уже сейчас Северный морской путь используется очень активно как национальная транспортная магистраль России. Это и северный завоз, и коммерческие перевозки. В частности, нефть и газ, которые идут в различных направлениях. Есть договорённости на многолетней основе, даже на полвека вперёд. Пришли инвесторы, появились возможности, поэтому восстанавливается сейчас сеть полярных, метеорологических, гидрографических, навигационных станций. Северный морской путь возрождается и уже работает в объёмах, сравнимых с советскими временами. 

Наша главная проблема - непрофессионалы в чиновничестве, которые постоянно стараются сократить, урезать всё, что работает на Севере. Справимся и с этим».

Цены в Игарке
Хлеб - 48 рублей, молоко - 100 рублей, мясо - 500-600 рублей, рыба - до 400 рублей, помидоры - за рублей 200 (зимой), картофель - от 60 до 80 руб. за килограмм, бензин Аи-95 - 47руб. за литр.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество