aif.ru counter
643

«Мэбэт» Александра Григоренко стала номинантом литературной премии «Большая книга»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 6. АиФ на Енисее 06/02/2013

Красноярск, 6 февраля – «АиФ на Енисее». Первая изданная книга красноярского журналиста Александра Григоренко стала номинантом национальной премии «Большая книга».

Прошедший год был для края богатым на значимые культурные события. Одним из них стал успех красноярского журналиста Александра ГРИГОРЕНКО, чьё произведение «Мэбэт» вошло в список номинантов на получение национальной литературной премии «Большая книга». Это его первая изданная книга, но он сразу оказался в компании таких признанных современных авторов, как, например, Захар Прилепин.

Былое и книги

АиФ на Енисее: - В Красноярске больше извес­тен Григоренко-журналист, нежели Григоренко-писатель, но я знаю, что «Мэбэт» - у тебя фактически не первое художественное произведение?

Александр Григоренко: - Есть ещё повесть «Выстрел по низколетящей цели», её опубликовали в кемеровском альманахе «Провинция» в 89-м году, когда мне было двадцать с небольшим. Мне рассказали, что редактор альманаха выступал по местному телевидению и говорил: «У нас подобрались интересные авторы: Лев Николаевич Толстой - мы напечатали его неопубликованное произведение, Александр Исаевич Солженицын, молодой автор Саша Григоренко…». Потом, в начале нулевых была пьеса «Куросёнок», которая шесть сезонов шла в Красноярском ТЮЗе. В промежутке между «Выстрелом…» и «Куросёнком» написал кучу всякой мелочи для газеты «Комок» - если помните, было такое издание.

Вообще, я немного комплексую, когда меня называют писателем, поскольку писатель, - что бы там ни говорили про «образ жизни» - это профессия. Чтобы претендовать на неё, надо опуб­ликовать, как минимум, что-то ещё. Пока же я автор книги.

Писатель - это профессия. Фото Евгении Петровой

 

 

АиФ на Енисее: - Но за написание книг ты брался и ранее. И в какой момент жизни к тебе пришло желание писать?

А.Г.: - Брался - сколько себя помню. Лет в 13 начал роман про восстание Ивана Болотникова, исписал с десяток лис­тов и вдруг узнал, что такая книжка уже существует. И всё опустилось, поскольку хотелось быть первооткрывателем. Или ты оригинал, или никто - такая была установка. До этого писал сказки, каждая - по три 12-страничных тетрадки.

Графоманией никогда не страдал, поскольку, работая в газете, с графоманами встречался не раз и знаю их главное свойство - им всё даётся легко. Писать на самом деле трудно, создание текста - тяжёлое ремесло. Но, если уж судьба к нему «прилепила», освободиться почти невозможно.

Лицом к тайге

АиФ на Енисее: - Как родилась идея «Мэбэта»?

А.Г.: - Мой киевский приятель задумал издать большую книгу с фантазиями на тему тайги и предложил мне - за деньги - написать туда страниц двести текста. Я начал фантазировать, изучать фольклор и наконец натолкнулся на предание хантов (оно, как потом выяснилось, есть не только у них), что незадолго до смерти тень человека начинает двигаться сама по себе, но можно пойти в особое святилище и попросить у богов несколько дней жизни. Тебе их дадут, если сочтут, что просишь их для чего-то действительно важного. Эти несколько строк настолько меня захватили, что стали мотором всего сюжета. Кроме того, мне хотелось населить пространство, в котором я сам живу. Тайга - в отличие, скажем, от американских прерий, породивших вестерн, - по большому счёту живет только в сборниках фольклора, которыми интересуются одни учёные. Естественно, я говорю не о её коренных жителях, а о русских. В русскую культуру тайга вошла какими-то маловразумительными пятнами - как что-то бескрайне-дремучее, где есть охота, орехи и медведь-прокурор. Между тем тайга как пространство вполне земное, но пребывающее вне времени, даёт возможность рассмот­реть человека как такового, не помещённого в какую-либо конкретную историческую ситуацию. Это меня увлекло и позволило закончить сюжет.

АиФ на Енисее: - Как «Мэбэт» попал в претенденты на национальную премию?

А.Г.: - Выдвинула редакция журнала «Новый мир», где, до выхода отдельного издания, был опубликован сокращённый вариант. А в «Новый мир» меня рекомендовал писатель Леонид Юзефович, которому редактор издательства Анна Бердичевская - она, по сути, нашла меня - послала «на экспертизу» книгу никому не известного автора. Леониду Абрамовичу текст по­нравился, и во многом благодаря ему «Мэбэт» сделал первые шаги, очень удачные, на мой взгляд.

Опасность успеха

АиФ на Енисее: - Ты рассчитывал на победу?

А.Г.: - Нет, хотя где-то на границе сознательного и бессознательного что-то было. К моменту оглашения короткого списка роман получил очень хорошие отзывы, как со стороны критиков, так и читателей. Но всё же я понимал: опубликовать первую книгу, пусть даже хорошую, получить и критику, и отзывы, да ещё и самую престижную литературную премию враз - для этого нужен какой-то тектонический сдвиг в плане судьбы. Мне запомнилась одна аналитическая статья про разорившиеся фирмы. Так вот, эти фирмы стойко переносили все напасти юности и разваливались чаще всего на стадии первой большой прибыли. Это я к тому, что успех может стать таким же ударом, как беда.

АиФ на Енисее: - Кого из современных российских писателей ты бы выделил? И вообще, по твоему мнению, будет ли ещё когда-нибудь написано что-нибудь уровня «Войны и мира»?

А.Г.: - Моим личным открытием последних лет стала проза Владимира Шарова - а именно романы «До и во время» и «Репетиции». Это своего рода фантасмагории, написанные на основе русской истории. У меня такое впечатление, что Шаров вообще появился из ниоткуда, у такой прозы не может быть ни предшественников, ни последователей, она существует в единственном числе. Относительно нового «Войны и мира» - я не знаю, что нужно для его появления. По-моему, рождение таких циклопов вообще не от человека зависит. Я лишь догадываюсь, что мешает им родиться. Мы по уши увязли в сиюминутном, в новостях, публицистике. И дело даже не в огромных объёмах информации, а в её характере. Весь мир в нашем сознании расфасован, как на складе, по полочкам с бирками: «вредное», «полезное», «умные», «дураки», «тираны», «загадочное», «демократия» и пр. Так жить удобнее, но в таком сознании нет места для тайны. А без благоговения перед тайной - природы, истории, судьбы - великие вещи не рождаются.

АиФ на Енисее: - Сейчас повсеместно закрываются книжные магазины. Читатель массово уходит в Интернет. Есть ли будущее у книги, бумажной, печатной, в переплёте?

А.Г.: - Конечно, Интернет - мощный конкурент. Но книга - это вещь, она может существовать даже независимо от текста, который содержит. Её будут покупать так же, как покупают фарфор, несмотря на обилие одноразовой посуды, вполне качественной, кстати. Здесь надо разделять удобство и ценность. Электронная книга удобна, но ценности в ней нет.

Она не вещь, которая тебя переживёт, а свечение каких-то частиц, которые можно погасить одним нажатием кнопки.

Справка:

Александр ГРИГОРЕНКО родился в 1968 году. Закончил Кемеровский государственный университет культуры. Работал во многих печатных изданиях Красноярского края. Живёт в Дивногорске. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах