160

Живая память о героях. В школьном музее собрали уникальные экспонаты

«АиФ на Енисее» №48 (2141) 01/12/2021
Татьяна Бахтигозина / АиФ

Большинство современных детей и подростков своих прадедов-фронтовиков уже не застали. Конечно, во многих семьях хранят о них память. Но зачастую Великая Отечественная война для подрастающего поколения сейчас ограничивается уроками истории и, возможно, кино – с живыми свидетелями пообщаться они, как правило, уже не могут. Тем ценнее то, что герои не просто ушли в вечность, а от них осталось что-то осязаемое, понятное почти через сотню лет: какое страшное время было и какой подвиг совершил тогда советский народ.

Доброе имя генерала

В школе № 152 работает музей, посвящённый 17-й гвардейской дивизии (119-й стрелковой). Здесь собраны уникальные экспонаты, многие из которых когда-то передали ветераны, служившие в подразделении. Собирать артефакты начали в 70-х годах прошлого столетия. Тогда музей располагался в школе-интернате № 5 (как раз на месте военного городка), многие фронтовики ещё были полны сил. В Красноярске однополчане собирались регулярно: приезжали почтить память своих товарищей по 300 человек. Учебное заведение закрыли, но коллекцию сохранили. Сейчас она пополнена и артефактами поискового отряда – школьники регулярно ездят в экспедиции на места боёв.

Фото: АиФ/ Татьяна Бахтигозина

Большая часть экспонатов посвящена первому командиру дивизии – Александру Дмитриевичу Березину, который её формировал и в июне 1941 года отправился вместе с ней на фронт. Через год он был уже заместителем командующего 22-й армией – единственный в истории из красноярских офицеров. Он не отсиживался в тылу и в июле 1942 года, возвращаясь с передовой, пропал. Долгое время не было известно, что с ним произошло. Его даже обвиняли в предательстве.

Справедливость восстановили однополчане – смогли найти его могилу. Все их свидетельства бережно сохранены в музее, здесь проведена большая работа по сохранению доброго имени генерала.

«Мы созванивались, списывались с музеями во Владимире, откуда Александр Дмитриевич был родом, нашли рассказы его однополчан, – рассказывает руководитель музея Светлана Филимонова. – И нам в ходе научно-исследовательской работы удалось доказать, что генерал не был предателем, как его называет в своей книге Шумилин (участник войны, автор книги «Ванька ротный». Прим. автора).

Долгое время было неизвестно, что с ним произошло, как он погиб. В 1966 году ветераны дивизии отправились к местам боёв. Там они встретили женщину, которая указала могилу. Она рассказывала, что тогда после боёв сын принёс пистолет и деньги, объяснил: вот там офицер лежит, я у него взял. И они вместе с мальчиком пошли и похоронили погибшего.

Позже личность была установлена по генеральским лампасам, носкам, которые ему подарили, и удостоверению о награде, оказавшемуся при генерале. Также есть свидетельства, что Березину партизаны предлагали помочь выйти из окружения, но он отказался, предпочёл до конца оставаться со своими солдатами. Командующий красноярской дивизией был предан родине до конца и погиб, как герой… Мы с девочками проводили опрос на ул. Березина. К сожалению, жители Покровки не знают, в честь кого названа улица, только один мужчина сказал, что имя связано с Великой Отечественной войной».

Фронтовики забывать не хотели

В школьном музее хранится много архивных фотографий, которые активно используют историки в своих исследованиях. Так, во время визита москвичей здесь обнаружили снимок, на котором изображён единственный дом, уцелевший после боёв в деревне Дудкино. Тогда была первая потеря дивизии – погиб командир 1-го батальона 634-го стрелкового полка.

Многие экспонаты в музей когда-то передали ветераны, служившие в 17-й гвардейской дивизии. А сейчас школьники из поискового отряда привозят то, что нашли на месте боёв.
Многие экспонаты в музей когда-то передали ветераны, служившие в 17-й гвардейской дивизии. А сейчас школьники из поискового отряда привозят то, что нашли на месте боёв. Фото: АиФ/ Татьяна Бахтигозина

Обмотки (сапог не было), русско-немецкий словарь, фотоаппарат, точилка, шомпол для винтовки, партбилеты (некоторые со следами крови) – всё это когда-то подарили ветераны. Много альбомов, куда фронтовики не только вклеивали фотографии, но и где тщательно прорисовывали свой боевой путь.

Фото: АиФ/ Татьяна Бахтигозина

В музее даже есть подлинные кители последнего командира дивизии Александра Петровича Квашнина, которые передала его жена, и комиссара Шершина.

Здесь же хранятся деревянные и гипсовые бюсты Березина и других фронтовиков, которые сделал когда-то ветеран из Минусинска, служивший в дивизии. «Бывший снайпер В. А. Пермяков», «Встреча однополчан»: не надо лишних слов, понятно, как сами герои, прошедшие войну, хотели сохранить память друг о друге.

Конечно, сейчас фронтовики в музей не приходят. Но здесь бывают их родственники, проходят дни памяти, где школьникам рассказывают о земляках-героях.

Похоронить последнего солдата

У одиннадцатиклассника Адама Коновалова в 17-й гвардейской служил прадед Фёдор Яковлевич Гордиец. Он был зачислен в неё с самого формирования, в 1939 году, и демобилизовался в сентябре 1945-го, то есть дошёл, а точнее, доехал (был водителем) до Китая. Сам Адам не имел возможности пообщаться с прадедушкой, да тот, как говорят старшие родственники, о войне и не рассказывал. Но школьник сейчас сам восстанавливает память о тех событиях. Трижды он участвовал в поисковых вахтах в составе школьного отряда «Енисей-Л» в Нижегородской области, где в том числе воевали и красноярцы.

«В этом году были на раскопках весной. Подняли останки более 40 бойцов. Нашли несколько медальонов, в том числе я, свой первый, правда, он, к сожалению, оказался нечитаемым, – рассказывает юный поисковик. – Первый раз, когда мне протянули череп, было страшно. Видеть, чувствовать. И представлять, что пережили эти бойцы…

Мы ходили вместе с командиром в разведку, брали в руки металлоискатели, лопату и обследовали местность. Находили ящик с патронами, цинк винтовочный, рубашки от советских гранат (металлическая оболочка), неоднократно – мины, неразорвавшиеся гранаты. Одно неосторожное движение – и может детонировать. Сапёров всегда в этом случае вызываем. В мои вахты ЧП не было.

Большая часть экспозиции посвящена первому командиру 119-й дивизии – Александру Дмитриевичу Березину.
Большая часть экспозиции посвящена первому командиру 119-й дивизии – Александру Дмитриевичу Березину. Фото: АиФ/ Татьяна Бахтигозина

Но когда возвращались с мест поисков, пришла новость, что в Волгоградской области погиб командир отряда и ребёнок: они наткнулись на мину… Я считаю, что это мой долг. Ведь, когда устанавливают имя погибшего солдата, родственники могут успокоиться, они будут знать, что их предок погиб геройски за Родину».

Адам показывает свои находки, которые хранятся в музее. Вот хлорница, скорее всего, немецкая, в ней хранили хлор, которым обеззараживали воду. Читается дата производства – 1940 год. Хирургический зажим: Адам говорит, что это первая из его находок. Небольшое зеркальце. Когда нашли, в нём была чётко видна фотография женщины, сейчас уже нет. А вот бутылка из-под минеральной воды, в ней даже сохранилась жидкость, а на сосуде выгравировано немецкое название.

Парень точно знает, что станет офицером. Но в поисковых отрядах есть и девочки. И у них тоже вполне понятная мотивация.

«Отдать долг героям, Родине. В этом хочется принимать участие, – говорит девятиклассница Анастасия Сысоева. – Я много военных фильмов смотрела, книги читала. Когда ехала, говорили: ты потом спать не сможешь, тебе останки сниться будут. Но ничего страшного. Хотя там, конечно, плакали. Но я всегда переживала за сохранность того, что нашли, ведь их на земле сначала раскладывают, мимо них поисковики ходят. А какая гордость, если родственников находят! Соседний отряд нашёл останки деда певицы Светланы Лободы, звонили ей: она плакала, благодарила».

Билет снайпера.
Билет снайпера. Фото: АиФ/ Татьяна Бахтигозина

«Там заходишь в лес – и совсем атмосфера другая. Ты чётко представляешь, что здесь были бои, сердце замирает…» – так отписала свои ощущения девятиклассница Диана Арнгольд.

Через некоторые предметы, которые нашли на местах боёв ребята, проросли деревья – сквозь каски, топоры… Как торжество жизни над смертью. Но юные поисковики уверены: принцип «быльём поросло» тут неприменим, а поэтому, как могут, хранят и восстанавливают память о героях.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах