84

Маленький плот для больших дел. Красноярец помогает северу стать чище

«АиФ на Енисее» №40 (2133) 06/10/2021
До полного разложения пластика требуется от 80 до 500 лет.
До полного разложения пластика требуется от 80 до 500 лет. / Игорь Чапалов / Из личного архива

«Мы ошиблись. Думали, что в Енисейском заливе на одном километре береговой полосы расположено около кубометра бытовых отходов. Но оказалось больше. В три раза!» – об этом сообщил путешественник, эколог и просто неравнодушный человек Игорь Чапалов после трёхмесячного плавания по Енисею и обследования его берегов.

 Задачи экологические и не только

Елена Бухтоярова: Игорь, с возвращением! Ваша арктическая экспедиция – 2021 не первая. Арктика так и влечёт?

Фото: Из личного архива/ Игорь Чапалов

Игорь Чапалов: Влечёт однозначно. У нас в этот раз кроме экологической программы были и другие задачи. К 320-летию со дня рождения Семёна Челюскина мы с благословения Фёдора Конюхова должны были установить крест. Установили. Капсулу с землёй с родины Челюскина, участника Великой северной экспедиции, чьим именем назван самый северный мыс, туда же доставили. Кстати, путешественник Конюхов в этом году тоже юбиляр. 70 лет отметил. И всё же основная задача у нас была, как и раньше, экологическая. Мы доставили жилой модуль на 12 спальных мест на берег Карского моря в бухту Макарова, где у нас по проекту Президентского гранта были мероприятия по созданию мест размещения для волонтёров. Волонтёры, как предполагается, будут заниматься уборкой пластика, бытовых отходов, общественной деятельностью по изучению биоразнообразия природы, борьбой с браконьерством и так далее. В этом модуле будут останавливаться и лётчики. Кроме того, на протяжении всей экспедиции из акваторий, по которым мы перемещались (Енисей, Карское море,) мы брали пробы.

– Это очень интересно, потому как регулярно стали появляться новости о нефтяных пятнах и сливах в тот же Енисей. Что «сказали» пробы?

– В целом нам удалось взять 60 проб для проведения исследования воды на наличие загрязняющих веществ. 30 – в акватории Енисея. На участке Красноярск – Дудинка мы брали пробы каждые 50 км. И на участке Норильск – Карское море 30 проб. Лаборатории на судне нет. Поэтому пробирки отправили в Москву. Первую партию отправили по Енисею ещё в июле. Вторую – не так давно. Результатов пока не знаем. Ждём.

Чистая Арктика – миф

– Из того, что уже удалось сделать на сегодня. Одно дело – вода: не всегда видна степень загрязнения, другое – берега. Как с ними обстоят дела?

– В сравнении с прошлыми экспедициями дела не стали лучше. Даже хуже. Вообще, Арктика очень сильно загрязнена пластиком. И это проблема мирового масштаба, она характерна не только для российских территорий. Мы, к примеру, ещё в 2019 году провели эксперимент. На отрезке берега Петра Чичагова длиной в 1 км по береговой полосе собрали мусор. Получился 1 кубометр пластика. Думали, что и в Енисейском заливе будет столько же. Но оказалось больше. В три раза! На береговой полосе Енисейского залива Карского моря на участке между Диксоном и Воронцовым с одного километра мы собрали 3 кубометра пластика. Собирали в полиэтиленовые 120-литровые пакеты! Бутылки полиэтиленовые, резиновые тапочки, зажигалки, колёса, шины. Откуда это всё?! Туристы устраивают на берегах рек пикники. И оставляют мусор. Во время половодья поднимается вода и весь мусор от туристов уносит с собой. На сегодняшний момент на берегах Енисейского залива около 4 тыс. куб. м бытовых отходов: пластика, пенополистирола, резиновых изделий. Это примерно три железнодорожных состава мусора. И с каждым годом его становится всё больше.

– О вреде пластика сегодня знает даже школьник. Но вот культуру уборки и разделения мусора мы ещё только начинаем вводить.

– Проблема пластика поднята во всём мире. Кроме того, что он плохо разрушается, он ещё и плёнку на поверхности водоёма создаёт. А это вредит и планктону, и биоразнообразию в целом. Мы, насколько можем, пытаемся обратить внимание органов государственной власти на это. Не поверите, но многие говорят, что не знают об этой проблеме. Даже полярники удивляются. Арктика, говорят, мол, всегда была чистой. Но факты налицо.

Дом на воде… и на суше

– Игорь, хочется обратить внимание на то, что выполняли вы такие глобальные задачи на плоту собственного изготовления. Как плавсредство показало себя? Всё-таки три месяца на воде.

– Разрабатывать, проектировать и изготавливать жилой модуль нам помогло предприятие ООО «Карди». Что касается плота, то его собирал я с помощниками. Его длина – 17 м. Правильно называть его маломерным судном индивидуальной постройки. Стоит на четырёх надувающихся баллонах. У плота есть лодочный подвесной мотор. Скорость развивает небольшую, потому как грузовой: по течению Енисея – до 13 км в час. По Карскому морю, озеру Пясино – 5–10 км в час. Всё зависит от загрузки. Мы загружали 36 бочек топлива – бензин для доставки на север. Почти 10 тонн. Помогали Центрально-Сибирскому заповеднику и заповеднику Таймыра в поставке топлива. Они выиграли тендер по подсчёту дикого северного оленя, и встала острая необходимость доставить топливо в урочище Россоха. Довезли. В модуле у нас были и газовая плита, и печное отопление. С безопасностью всё в полном порядке. Конечно, когда мы сняли модуль, чтобы оставить на берегу, пришлось обложить его багульником и обшить досками – от медведя. Опыт прошлых экспедиций показывает, что белые медведи проявляют к таким конструкциям интерес. Остальные животные опасности не представляют. По пути по берегам реки Пясины нам встречались зайцы, кстати, большие, огромные, можно сказать. А в море нас сопровождали белуги. Приходилось и медведицу белую с медвежонком видеть. На расстоянии.

Фото: Из личного архива/ Игорь Чапалов

– Довольны результатами вашей экспедиции?

– Не совсем. Всё нормально, кроме того, что не прошли весь маршрут. Места очень далёкие, возможно, в жизни уже там не получится побывать. И когда не удалось пройти участок шхеры Минина – мыс Челюскин из-за неблагоприятной ледовой обстановки, жалеешь об этом очень сильно. Но с другой стороны, я понимаю, что нельзя смешивать два аспекта – прохождение маршрута и вы­грузку жилого модуля. У нас и так была усталость физическая, почти смертельная. Мы ведь плот начали строить ещё в апреле, когда холодно было. Жить пришлось рядом на берегу в палатке. И так всё время строительства. А надо было его ещё и охранять. Да и на маршрут вышли в мае, а в Карском море были только 21 июля. В Дудинке плот пришлось разбирать, а потом опять собирать полностью. Перевезли в Норильск и вновь собирали, чтобы по Енисею доплыть до Дудинки. И вновь разбор плота. Перевозка его в Норильск. В Норильске опять собирать и идти уже до моря. А из Норильска обратно уже на самолёте. Итого 4060 км по воде. Так что наплавались.

Фото: Из личного архива/ Игорь Чапалов

– Сбритая борода – знак окончания периода путешествий? Вы так выглядите моложе. И счастливую улыбку хорошо видно.

– В пути не очень удобно и гигиенично бриться. Поэтому в экспедициях я с бородой. А здесь меня девушка ждала. Омолодился, да (Улыбается). Я действительно счастлив. Есть человек, ждущий тебя из дальних плаваний. И есть любимое дело, которое является твоей же работой. При этом я свободен. И ни от кого не завишу.

Досье
Игорь ЧАПАЛОВ. Родился в 1974 году в посёлке Новосёлово Красноярского края. Окончил Сибирский юридический институт МВД. Председатель правления Красноярской региональной общественной экологической организации «Природа Сибири», член Русского географического общества, путешественник, автор книги «Немыслимый рай» о центральной части Восточных Саян, соавтор фильма «Мёрт­вая дорога» о трансполярной магистрали. Руководитель проекта «100 самых удивительных объектов природы Красноярского края». Разведён, есть сын и дочь.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ читаемых

Самое интересное в регионах