Примерное время чтения: 6 минут
342

Страна оленья. Красноярские ученые посчитали диких лесных оленей в Эвенкии

"АиФ на Енисее" № 14 (2211) 06/04/2023
Жители Крайнего Севера называют оленя «наше всё».
Жители Крайнего Севера называют оленя «наше всё». пресс-служба компании Роснефть

По заснеженным полям Эвенкии мчатся стада оленей – самцы, самки с телятами. Изображение транслируется на мониторы компьютеров, принимающих сигнал из космоса в режиме реального времени. Использование современных технологий позволило учёным Сибирского федерального университета не только отслеживать ареал обитания животных, но и рассчитать примерную численность их популяции.

Исследования не проводили 20 лет

В суровых условиях Крайнего Севера коренные малочисленные народы вряд ли смогли бы выжить без этого уникального животного, которого людям подарила природа. Недаром жители Крайнего Севера называют оленя «наше всё».

Он даёт им мясо, шкуры, из которых шьют верхнюю одежду, головные уборы, обувь, спальные мешки, одеяла. Строят чумы и утепляют жильё. А потому информация о количестве животных, местах их обитания, об их перемещении крайне важна.  

«Исследования популяции дикого северного оленя не проводились более двадцати лет. Если бы нефтяники в них не включились, мы бы так и вели бы только авиаучёт количества животных», – говорит доктор биологических наук, профессор СФУ Александр Савченко.

Проект «Эвенкийский олень» стартовал в 2014 году на средства «Восточно-Сибирской нефтегазовой компании». Уже начиная с 2015 года, группа учёных из шести человек под руководством Савченко приступила к изучению популяции. Исследователи использовали самые разные способы подсчёта поголовья.

Учёные применяли авиаучёт, фото- и видеосъёмку с дронов, определяя маршрутные пути, вели метеорические наблюдения.

С помощью авиации обследовали более 3 тыс. км, летом на моторной лодке преодолели без малого 1246 км, зимой на снегоходах проехали 320 км, более 100 км прошли пешком. Полевые исследования проводились на территории от озера Ессей, долины рек Котуй, Чангада до долины рек Подкаменная Тунгуска и Тутончаны.

Кроме традиционных зоологических методов, учёные использовали космические технологии. Чтобы надеть на животное ошейник со спутниковым радиопередатчиком, отлавливали оленя не на Таймыре, а в Эвенкии, куда он приходит зимой. Процесс непростой, поскольку важно было не травмировать животное.

«На снегоходе для поимки применяли лассо. В лесу устанавливали петли из прочной капроновой верёвки с фиксатором, в которых олень запутывался рогами и уже не мог убежать. Словом, научились ловить животных на воде, на морозе и в лесу. На сегодня в нашей базе около 90 ошейников, но это, учитывая наши бескрайние просторы, по сравнению с той же Северной Америкой, где схожие условия, капля в море», – констатирует учёный.

От зарубежных радиопередатчиков пришлось отказаться: стоимость одного составляла 3 тыс. долларов. Использовали ударопрочные и водонепроницаемые отечественные, которые оказались не хуже импортных.

«Олень размножается в тундре, потом идёт в Эвенкию, преодолевая реки, горы, скальные участки, заросли кустарников по берегам рек, которые как металлическая проволока. Температура летом на отдельных каменистых участках может достигать +30 °С, а зимой – минус 50–60 °С. И этот, если можно так выразиться на бытовом языке, «гаджет», должен исправно работать 2,5 года, подавать на спутник сигнал, поступающий оттуда на компьютер, на мониторе которого мы видим передвижение оленей в режиме реального времени», – делится Александр Савченко.

Важнейший биоресурс

Дикий северный олень, словно лакмусовая бумажка, реагирует на то, что происходит в ареале его обитания, особенно в арктических широтах.

Учёные провели лабораторные исследования, которые показали, что адаптация тундровых оленей к новым условиям происходит на биохимическом уровне. Их организм начинает перестраиваться. Как говорит Александр Савченко, если меняется биохимия, будет меняться и физиология, а значит, и поведение оленя.

«Если прежде такие изменения происходили за тысячелетия, а то и за миллионы лет, то сейчас – буквально на наших глазах. Причины нужно понимать в динамике, однако не исключено, что вмешивается температурный фактор, потому что олень эволюционно адаптирован к низким температурам. Сегодня вместо того, чтобы оставаться 7–9 месяцев на Таймыре, несмотря на обилие кормовой базы, животные уходят оттуда через два месяца. Мы фиксируем, что из тундры они всё больше перемещаются в леса, где живёт свой – лесной олень, изучением которого мы занимаемся в рамках проекта компании», – говорит Александр Савченко.

А значит, перед учёными встанут новые вопросы, на которые нужно будет дать ответы. Главный из них – если тундровый олень переместится в лесную зону, хватит ли корма обеим популяциям, учитывая, что лесные пожары серьёзно подрывают кормовую базу?

У того, что тундровый олень смещается с Западного на Центральный и Восточный Таймыр, есть положительная сторона, отмечает эксперт. Животные становятся чище, и показатели по основным загрязнителям у них не превышают нормы предельно допустимой концентрации.  

В свою очередь химический анализ тканей и органов, взятых у лесных оленей, дал экологически чистые показатели, которые можно принять за эталон.

И всё же, по словам профессора СФУ, в отличие от тундрового оленя о лесном известно не так много. И чтобы этот важнейший биологический ресурс не истощался, необходимы исследования его популяции с применением тех же спутниковых передатчиков. Так считают не только учёные, но и местное население.

К слову, в этом году на их закупку министерством экологии и рационального природопользования Красноярского края выделено 5 млн рублей.

Места обитания

Согласно составленной учёными карте базирования лесного оленя на территории Эвенкии, западная группировка оказалась одной из самых многочисленных. Это объясняется тем, что крупные населённые пункты находятся на удалённом расстоянии и охота ведётся не так интенсивно.

Так, по данным авиаучёта, в 2001 году общая численность оленей в междуречье озера Виви и посёлка Тутончаны, а также по долине рек Нижняя Тунгуска и Учами, составляла более 6 тыс. особей. По словам охотников, они встречали лесных оленей на юго-западе, в бассейне Кочумдека и долине Учами.

На сегодня точных данных о численности животных нет, однако проведённые среди местного населения опросы подтверждают, что за последние двадцать лет она существенно не изменилась.

Стабильное количество лесных оленей остаётся в западной части Эвенкии, в предгорьях плато Путорана. Учёные также считают, что большая часть современной группировки лесного парнокопытного сосредоточена в междуречье Подкаменной и Нижней Тунгусок.

Это объясняется тем, что такие большие группы базируются в основном в труднодоступных, сильно заболоченных и предгорных территориях. Олени выбирают эти места не только потому, что здесь отсутствует влияющая на экологию деятельность человека, для животных также важна кормовая база, обилие лишайника, который составляет их основной рацион питания.

Как только кормовая база становится меньше, животные ищут питание в других местах, перемещаясь из одной местности в другую. В прошлом году за один сезон животные сместились на 180–220 км. Это максимальное отклонение диких северных оленей от обычных миграционных потоков.

КСТАТИ
В Красноярском крае в 2014 году численность лесного северного оленя составляла 43 тыс. особей, в 2015 году – 105 тыс., в 2018-м – 131,6 тыс., в 2021 году, по официальным данным, численность популяции оленей сократилась до 71 тыс. В 2022 году диких северных лесных оленей насчитывалось около 77 тыс. особей. Благодаря визуальным наблюдениям, сбору фото- и видеоматериалов получены данные, что взрослые самки и молодняк составили 63% популяции, самцы – 17%, телята до одного года – 20%.
 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах