Примерное время чтения: 10 минут
275

Как повяжешь галстук… Красноярцы вспоминают пионерское детство

«АиФ на Енисее» №20 (2165) 18/05/2022
Для нескольких поколений советских детей это памятные события из детства.
Для нескольких поколений советских детей это памятные события из детства. АиФ

19 мая 2022 года отмечается столетие со дня основания Всесоюзной пионерской организации. Для нескольких поколений советских детей это не просто юбилейная дата, это история нашей страны, памятные события из детства. мы попросили красноярцев поделиться воспоминаниями о том времени.

Мерило совести и чести

Психолог Инна Драчёва:

– Меня принимали в пионеры в 1990 году. Это был важный день, мы с девчатами переживали, спрашивали у старшеклассников, кого не приняли в пионеры, и нашли только одного двоечника, грубияна и второгодника. И успокоились – возьмут. При этом нас не пугали: будете себя плохо вести – не примут. Мы хотели быть лучше, ответственнее, потому что это признак взрослости.

Фото: Из личного архивa/ Инна Драчёва

Забыть галстук считалось позором, но за это и не наказывали, мы сами не хотели ходить без него. Он был мерилом совести и чести. Мы старались не делать пакостных вещей. Если пацаны снимали после школы галстуки, мы понимали, что, скорее всего, они задумали что-то недоброе. Да, мы тоже были безбашенными, прыгали по гаражам, дрались, пробовали курить, но всегда были друг за друга горой.

Сейчас у детей нет стыда и сопереживания за другого, потому что ребёнок стал культом. Поэтому сегодня пионерию не возродить. Даже если создать какую-то организацию, она работать не будет, потому что родители живут жизнью своих чад: дети ещё не успели поссориться, а родители в WhatsApp уже перелаялись и дошли до суда. Нас сейчас сильно разобщили, и объе­динить будет очень сложно.

Учили Родину любить

Руководитель организации «Поиск пропавших детей» Оксана Василишина:

– День принятия в пионеры мы ждали весь год. Торжество проходило возле памятника Ленину (в Иркутской области, 1981 год). Но в семье тогда были небольшие финансовые трудности, и галстук мне купить не успели. Об этом я рассказала учительнице. Она мне ничего не ответила, а сама решила, что найдёт для меня галстук и даст на время. Я же не знала о ходе её мыслей и на праздник не пошла. Домой вернулась в слезах, это был ужаснейший стресс. Мама побежала искать деньги на галстук и всё-таки купила его. На следующий день в школу шла с тяжёлым сердцем. Учительница, увидев меня, ахнула – она, оказывается, про меня забыла: нас 35 человек, и немудрено упустить одного. Потом извинялась, переживала и организовала мероприятие для меня в классе.

Я была активной пионеркой, политинформатором и каждый понедельник рассказывала ребятам новости страны и мира. Помню, как работали с октябрятами, подтягивали их в учёбе, проводили игровые мероприятия. Собирали макулатуру и металлолом. Если кто-то из одноклассников заболевал, навещали его дома или в больнице.

Помню, одноклассница жила со старенькой бабушкой. Узнали, что та приболела, приходили и помогали по дому, мальчишки дрова кололи и складывали, чистили снег. И делали это в удовольствие, никто не заставлял.

Наверное, тогда в меня и заложили эту потребность в помощи ближнему, особенно если он попал в беду. Сейчас такого единения не хватает среди молодёжи. Нам тогда многое дала пионерская организация.

Неформал с фотоаппаратом

Председатель Красноярского общества «Мемориал» Алексей Бабий:

– Когда вступил в пионерскую организацию, выяснилась моя полная непригодность к номенклатурной жизни. Это было в 1963 году. Меня выбрали председателем совета отряда и буквально сразу сняли, потому что не мог делать доклады, проводить линейки, писать рапорты, вообще не понимал, зачем это нужно. Вот тогда впервые выяснилось, что я человек неформальный.

Фото: Из личного архивa/ Алексей Бабий

Правда, потом стал редактором школьной газеты «Ровесник». Писал всякие интересные истории, зарисовки, описывал события из пионерской жизни. Со временем у меня появился хороший фотоаппарат. Он у меня всегда висел на верёвочке на животе, постоянно взведённый. Я никогда не прицеливался, сразу нажимал кнопку, если видел что-то интересное. Поэтому получались хорошие репортажи.

Мне пионерия была чужда, хотя в это время ещё мало осознавал, но уже в комсомоле всё время сторонился собраний, старался их манкировать. Именно потому, что был активным, учился хорошо, мог без последствий улизнуть с какого-то не интересного мне мероприятия. Но всё равно иногда приходилось участвовать. Помню, как пел в хоре в будёновке, собирали классом металлолом на железной дороге. Но мне было проще: рос в тайге, в деревне Кошурниково, у нас особо не было демонстраций, поэтому не надо было на них ходить.

Но при этом считаю, что нас тогда дисциплиной воспитывали, и сейчас бы неплохо, чтобы было что-то подобное, но без идеологии.

Когда исчезли ориентиры

Православный священник Родион Петриков:

– Я застал уже последний вздох пионерии. Это был 1988 год. Сам день в памяти не остался, но помню, как мы галстук гладили, боялись его сжечь, приходили в школу с чувством того, что правильно его повязал. Это означало, порядочный ты человек или нет. Если не носишь галстук, считалось, что ты человек неблагонадёжный, двоечник, аутсайдер.

Фото: Из личного архивa/ Родион Петриков

Для меня вступление в пионеры было ступенью инициации, взросления. Очень хорошо помню, как в девяностых перестали носить галстук и школьную форму, как изменилось сознание человека. Все правила были сняты, и мы стали ходить в школу в спортивных костюмах, джинсах, резко изменилось ощущение себя. Если раньше ты проявлял ответственность: гладил галстук, чистил форму, проверял, все ли пуговицы на месте, – то сейчас тебя оценивали по твоей крутизне. Всё превратилось во взаимное хвастовство, пропал элемент служения.

У меня это ещё и совпало с подростковым возрастом, ориентиры были сбиты, всё рассеялось. Осталось чувство пустоты, которое со временем усилилось и пика достигло к 11-му классу: я не понимал, кто я и что мне делать. Потом это разрешилось только в вере. Но к тому времени Бога мало кто знал. Считалось, если верующий, значит, дурачок.

Я считаю, что такие организации сегодня нужны. В подростковом возрасте ведущая деятельность – общение, подростки не могут находиться вне группы (как психолог говорю). Подростку нужна компания, и важно, чтобы она была наполнена позитивными ценностями. Взросление подростков нельзя пускать на самотёк – это может привести к печальным последствиям: они сколотятся в группы и будут искать лёгкие удовольствия, статусность, деньги.

Чтобы узел без морщинок

Глава регионального исполкома ОНФ в Красноярском крае, депутат горсовета Оксана Ларионова:

Фото: Из личного архивa/ Оксана Ларионова

– Обычно пионерами становились в третьем классе, но в нашей школе № 5 Красноярска в виде исключения в день рождения Ленина, 22 апреля 1983 г., приняли в пионеры особо отличившихся второклассников. Из нашего класса таких было трое: Ксюша Пучкова, Андрей Августинович и я. Мы все были отличниками, командирами октябрятских звёздочек и не имели особых нареканий по поведению.

Сколько раз я гладила галстук перед важным днём, сколько раз пыталась завязать узел, чтоб на нём не было морщинок, сколько раз повторила клятву пионера, чтобы не забыть ни одного слова! В день приёма я несла галстук до школы на руке, чтобы он не помялся. Было очень волнительно стоять на сцене в школьном актовом зале и произносить слова клятвы, которые помню до сих пор.

Я рада, что у меня была насыщенная школьная жизнь и пионерское детство. Проходило очень много мероприятий: выпуски стенгазет, субботники, тематические вечера, сборы макулатуры и металлолома, ярмарки солидарности, клуб интернацио­нальной дружбы. Мы всегда очень серьёзно и ответственно работали в совете дружины вместе с пионервожатой Татьяной Боренковой. Это была хорошая школа для будущей жизни, мы учились взаимодействовать в команде, придумывать что-то новое, распределять обязанности и брать на себя ответственность за общее дело.

Последний пионер

Корреспондент «АиФ на Енисее» Вера Ракова:

– В завершение расскажу свою историю, историю последнего пионера. Шёл 1991 год, мы, октябрята, с трепетом ждали, когда нам повяжут галстук. Готовились, учили стихи, песни, клятву. Помню, как на посвящении тряслись колени, в горле стоял комок от гордости. Но пионерами побыть не успели, настали каникулы, а потом «чёрный август». Мы, дети, ещё не понимали, что той страны уже нет, нет и пионеров.

Накануне 1 сентября мама приготовила форму, а галстук – нет, я достала и начала гладить его сама. Мама сказала: «Вера, он уже не нужен!» Но когда она ушла на работу, я его повязала и отправилась на линейку. В школе в галстуках из класса были только мы с подружкой… Нас как-то убедили их снять, я плакала. А после школы зашла к бабушке.

Она молча выслушала меня, подошла к комоду, вынула из-под одежды газетный свёрток. Там лежала небольшая книга в чёрном переплёте, на которой золотыми буквами было написано: «Библия». Она аккуратно свернула галстук и положила в ту же газету, посмотрела на меня своими мудрыми глазами, протянула книгу и сказала: «Внучка, теперь наступили другие времена».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах