Примерное время чтения: 8 минут
395

Остаться живыми. Сергей Баякин - столбист, альпинист, академик, поэт и бард

«АиФ на Енисее» №49 (2142) 08/12/2021
Сергей Баякин / Из личного архива

Ему известны все ходы и тропы на Красноярских Столбах. Во время войны в Афганистане готовил альпинистов-десантников. В 1996 году в составе красноярской команды альпинистов совершил восхож­дение на самую высокую вершину планеты – Эверест. Его называл своим близким другом писатель Виктор Астафьев. Как учёный, он открывает тайны безуглеродной энергетики.

Живые камни

– Сергей Геннадьевич, всё начинается с семьи. Кто для вас был примером?

– Родился я в городе Краснокамске, куда родителей, инженеров, после окончания ленинградского института направили создавать бумажную промышленность. Экология там была жуткая, продуктов никаких, я, ребёнок, почти умирал. Спасая, меня привезли в тайгу на золотой прииск Неожиданный, где мой дедушка Савва Георгиевич Бутенко был главным геологом. Он научил меня ездить на коне, строить, стрелять, выживать в лесу. Прожил я там одиннадцать лет.

Столбы, конечно же, сразу притянули меня к себе – как таёжного жителя, в 1966 году, когда родители забрали меня в Красноярск. Город каменный, тайга живая, а Столбы – живые камни, устремлённые в небо. Самые сложные и красивые из них – Митра, Перья и, конечно же, Коммунар, на котором мне удалось первому пройти новый, второй ход (до меня был всего один). Назвал я его Рояль, так как пройти его можно было только в позе музыканта за роялем. И этот ход – как предтеча и символ нового пути на Эверест.

Команда красноярских альпинистов совершила восхождение на Эверест по новому маршруту и водрузила на его вершине флаг России.
Команда красноярских альпинистов совершила восхождение на Эверест по новому маршруту и водрузила на его вершине флаг России. Фото: Из личного архива/ Сергей Баякин

Остаться живыми

– В 1996 году вы возглавили красноярскую команду, которая сумела подняться на высочайшую вершину планеты – Эверест. В чём была уникальность этой экспедиции?

– Это был новый маршрут, по которому дважды пытались пройти лучшие команды мира, но не сумели. Он был пройден командой одного региона – Красноярского края.

Что было самым трудным? Остаться живыми! Летели камни, рушился лёд, срывались лавины… Мы поднимались по северо-восточной стене, а буквально в это же время по южному склону Эвереста совершала восхождение международная экспедиция, в которой в одну ночь из-за урагана погибли сразу 11 альпинистов. Словно предчувствуя опасность, накануне мы спустились вниз со стены и три дня отдыхали, а в это время и пронёсся смертоносный ураган.

Вышли на маршрут к вершине шесть человек. Дошли только трое. Первым поднялся на Эверест Пётр Кузнецов, следом Валерий Коханов и Григорий Семиколенов. Это было величайшее достижение, которое никто так и не смог повторить за прошедшие 25 лет…

Под грифом секретности

– В ваших стихах есть пронзительные строки об Афганистане. Вы семь лет были инструктором горной подготовки спецроты ВДВ, участвовали в спасательных операциях на перевале Саланг. Что вспоминается об этом?

– Действительно, я в те годы летал в Афган, но эта тема до сих пор под грифом секретности. Альплагерь Дугоба дал возможность вырастить красноярскую команду альпинистов и стал площадкой подготовки разведроты ВДВ для ведения боя в горах. Тогда мы с Сергеем Антипиным, как самые молодые, но опытные инструкторы и офицеры запаса, занимались этим два года, пока ребят не отправили в Афганистан брать дворец Амина. С этой миссией они успешно справились и стали элитным подразделением ФСБ «Вымпел». Тогда мы с Сергеем этого не знали.

В 1996 году это обстоятельство решило очень серьёзную проблему доставки команды на Эверест. В МЧС работали ребята, которых мы готовили в Дугобе. Мне достаточно было одного звонка в Москву, и в распоряжение команды легендарный генерал Востротин предоставил Ил-76 с маршрутным листом Красноярск – Катманду, который подписал генерал Шапошников.

Энергия солнца – на службу человеку

– Вы академик, доцент СибГАУ, СФУ, возглавляете организационный отдел Научно-образовательного центра мирового уровня – «Енисейская Сибирь». Ваше главное научное достижение – основы низкотемпературной энергетики. В чём суть технологии?

– Смысл безуглеродной энергетики заключается в следующем: основным и почти единственным источником энергии для всей Земли является Солнце, которое передаёт на земную поверхность удельную усреднённую мощность, равную 1367 ватт на один квадратный метр. Это дало возможность разработать природоподобную парадигму и технологию безуглеродной энергетики. Её преимущества – неограниченный пополняемый природный ресурс, не зависящий от погоды и климата. Технология экологична и не наносит вреда планете.

Это прорыв, о котором сегодня говорит всё человечество! Низкотемпературная электрогенерация – рывок вперёд в развитии безуглеродной энергетики. Она востребована в разных сферах: от электротранспорта, бытовых автономных холодильников, кондиционеров и теплонасосов до энергообеспечения крупных объектов, комплексов, поселений и городов – без зависимости от угля, нефти и газа.

На вертолёте к Астафьеву

– В детстве вы часто бывали в деревне Овсянка, лично знали Виктора Петровича. Расскажите о самой запомнившейся встрече.

– С Виктором Петровичем мы в Овсянке жили рядом. Он всегда приглашал: «Ты, Серёжка, загляни ко мне домой в городе, подарю тебе кое-какие книги, а здесь, в Овсянке, вообще заходи, когда захочешь».

…На вечер того дня была запланирована традиционная церемония вручения премии Астафьева молодым литераторам. Вручать должен был Виктор Петрович, оргкомитетчики попросили меня подстраховать транспортом. Выручили друзья, вертолётчики Саша Зеленко и Юра Курс.

Овсянка ещё такого не видела. Всякие гости к писателю жаловали, на всяком транспорте, но чтобы ещё и вертолёт подали! Петрович был удивлён и растерян не меньше остальных тем, что вертушка прилетела именно за ним, но, видя наши довольные физиономии, пообнимался, махнул рукой: «Ну, варнаки! А в следующий раз на чём заявитесь?» Ответ был готов: «На подводной лодке!»

Фото: Из личного архива/ Сергей Баякин

У Петровича были визитёры из свиты губернатора Лебедя, у ворот стояла «Волга». Юрка кипел: «Петрович! Собирайся, такой прекрасный день! Сейчас сделаем круг над Столбами, над морем и приземлим тебя прямо у дома». Но чиновники вмешались: «У Виктора Петровича важные гости, мы довезём его на машине». Под таким напором Петрович виновато сдался, понимая, что вряд ли ещё в Овсянке будут приземляться вертушки с друзьями.

Стояла жуткая июньская духота. «Волга», на которой везли писателя, застряла на Коммунальном мосту в пробке, и вместо запланированного торжества Виктора Петровича с инфарктом доставили на больничную койку…

С песней по жизни

– Сколько вам было лет, когда вы впервые взяли в руки гитару? И где побывали с ней вместе?

– Лет двенадцать, когда приехал в Красноярск. Гитару купили родители, аккорды показали друзья. Первая песня родилась на Столбах. И пошло: мои песни запели друзья. Много лет спустя, когда я уже издал сборник и подарил его друзьям на бардовском фестивале, многие спрашивали: «А что, эту песню ты написал? Мы её уже 30 лет поём». Словом, песни ушли в народ…

Гитары у меня были разные. А дольше всего живёт гитара Юрия Бендюкова, красноярского барда и моего друга. Эта гитара побывала на Эвересте: без неё ничего бы не получилось! Вернулась домой с автографами всех участников экспедиции.

Песня – это состояние души, и неважно, чем ты занят: если в тебе звучит мелодия, дела идут на лад.

– Продолжите фразу: «Счастье для меня – это…»

– Достижение цели: восхождение на Эверест, защита диссертации… Когда очередная вершина достигнута, появляется следующая, и это непрерывный путь – вперёд и вверх. Сегодня продвигаюсь к цели, чтобы мои песни зазвучали в исполнении известных людей. Словом, когда счастья не хватает, его надо создать!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ читаемых

Самое интересное в регионах