aif.ru counter
1964

Каким данным верить? Выясняем, кто и как загрязняет воздух в Красноярске

«АиФ на Енисее» №47 (1932) 22/11/2017
Режим чёрного неба становится привычным?
Режим чёрного неба становится привычным? © / Сергей Филинин / АиФ

Экологи-общественники, которые следят за качеством воздуха, почти ежедневно сообщают о превышении концентрации в нём вредных веществ, при этом официальные данные метеорологов и министерства экологии говорят, что всё в пределах нормы. Кто из них прав, выяснял корреспондент «АиФ-Красноярск». 

Кто следит за атмосферой?

Для начала необходимо разобраться, кто и как следит за качеством воздуха в Красноярске. Всего в городе 14 официальных постов, которые осуществляют экологический мониторинг.

Восемь из них - федеральные, принадлежат Среднесибирскому УГМС, они не только обязаны отслеживать состояние воздуха в настоящий момент, но и прогнозируют погодные условия, которые способствуют накоплению загрязнений в атмосфере. Режимы НМУ, или так называемые режимы чёрного неба, вводятся по их инициативе. Они измеряют уровень загрязнения по 16 веществам: взвешенные, диоксид серы, оксид углерода, диоксид азота, сероводород, фенол, гидрофторид, гидрохлорид, аммиак, формальдегид, бензол, ксилол, бензопирен, толуол, этилбензол, и 9 металлам: хром, цинк, свинец, марганец, медь, никель, калий, магний, железо. Но их станции измеряют состояние воздуха только четыре раза в сутки, в то время как региональная - в режиме онлайн.

Краевая система мониторинга только-только начала развиваться. В министерстве экологии признают, что качество воздуха они отслеживают пока только по пяти компонентам: сера, оксид и диоксид азота, СО и взвешенные вещества. Но уверяют, что в декабре запустят новое оборудование, которое будет мониторить воздух по 15-18 показателям.

«Общественные организации замеряют атмосферу, ориентируясь на показатели мелкодисперсной пыли диаметром менее 2,5 микрона, мы - пока только диаметром 10 микрон. Но после ввода в эксплуатацию сможем сравнить наши данные с показателями общественников, - говорит начальник отдела охраны окружающей среды министерства экологии и рацио­нального природопользования Красноярского края Ирина Шуликова. - Но уверенности в том, что они измеряют именно загрязнения, а не туман, у меня нет. Мелкодисперсная пыль не имеет ни цвета, ни запаха. Мы же измеряем конкретные химические вещества, которые дурно пахнут».

Не измеряют мелкодисперсные частицы в воздухе и федеральные надзорные органы.

«Мы их можем взвесить только суммарно, но для того чтобы разделить каждое, нужны высокоточные весы и стерильное помещение. Этого нет даже у общественников, а чтобы высчитать по методике, нужна лицензированная система, - считает представитель Среднесибирского УГМС Оксана Сальникова.

И те, и другие уверены, что у красноярцев нет оснований не доверять государственным структурам, оснащённым современным оборудованием и имеющим лицензию, которые регулярно проходят проверки. Парадокс, но большинство горожан доверяют именно негосударственным структурам (см. опрос «АиФ»). В Красноярске несколько активистов, которые имеют свои датчики, самостоятельно измеряют состояние воздуха и выкладывают данные на обозрение общественности. Наибольшей популярностью у населения пользуется проект «Красноярск. Небо».

«Наши посты наблюдения находятся в разных частях города: на улицах Копылова, Ады Лебедевой, Свердловской, Юности, Павлова и на пр. Комсомольский, - рассказывает создатель независимой сети мониторинга качества воздуха Игорь Шпехт. - Но официальные структуры наши показатели в счёт не берут, поскольку они не внесены в государственный реестр сертифицированных приборов, зато имеют европейские и китайские сертификаты. Кроме того, наши приборы проходили испытания с зарубежным аналогом «БАМ», который в России сертифицирован, они с небольшими отклонениями показывают идентичную информацию».

Руководитель Ассоциации экологических расследований Сергей Михайлюта считает, что сопоставить данные государственных структур и общественников нельзя, потому что они располагаются в разных точках города. Более того, проблемы с достоверностью информации есть у всех.

«Располагать датчики нужно на свободной от зданий и деревьев территории. Датчики «Красноярск. Небо» могут работать как сигнальная система, но надо начать их располагать не на зданиях, а на проветриваемых участках. Федеральные станции ещё 40 лет назад были расположены правильно, в радиусе 200 метров вокруг них абсолютно свободная территория, они хорошо показывали уровень загрязнения для большой территории. А сейчас они находятся под деревьями, вблизи крупных зданий и строений - 2/3 информации до них не доходит. По некоторым показателям они занижают достоверность данных до 30 раз. Краевые посты начали формироваться недавно, но их изначально начали располагать неправильно. Так, пост в Северном стоит во дворе дома под деревом, роза ветров в этом месте идёт не как обычно - с предприятия, а со стороны города, в Солнечном - близко к частному предприятию, и данные не могут быть достоверными».

Что нас травит?

Однозначно ответить на вопрос, кто всё-таки вносит больший вклад в загрязнение воздуха, нельзя. Экологи обвиняют предприятия, а официальные структуры - развитие автотранспортной системы.

По разным показателям чиновничьих отчётов, на долю автотранспорта в общей структуре выбросов в атмосферу приходится от 30 до 50%.

«Летом, когда много солнечных дней, более тёплый и, следовательно, менее плотный, чем окружающая среда, воздух перемещается вверх, а более холодный и более плотный - вниз. В такие дни вклад автомобилей в изменение воздуха минимален. Зато максимум дают высокие источники - трубы предприятий, - уверен Сергей Михайлюта. - Зимой формируется другой режим, поверхность более холодная, конвекция не так развита, начинают доминировать по выбросам автомобили. Тем не менее наибольшее количество опасных веществ находится в выбросах не автотранспорта, а промышленных предприятий. Но бывают дни, когда происходит ещё и перемешивание этих слоёв, выбросы от высоких источников могут попадать на земной слой и создавать экстремально высокий уровень загрязнения»

Чем мы дышим?

В начале ноября общественники в социальных сетях сообщили, что показания датчиков во всех районах зашкаливают, самая критическая ситуация была в ночь со 2 на 3 ноября на ул. Копылова - в 30 раз выше нормы.

Люди жаловались на ухудшение состояния, головную боль, тошноту, головокружение. В это время в городе был объявлен режим неблагоприятных метеоусловий, но, по данным Среднесибирского УГМС, воздух был чистым.

Концентрация вредных выбросов зависит не столько от мороза, сколько от наличия или отсутствия ветра.
«Наши датчики не всегда могут фиксировать единичные выбросы, которые происходят от предприятий, всё зависит от удалённости и направления ветра. Кроме того, мониторинг у нас ведётся 4 раза в сутки - к моменту наших замеров могло произойти естественное рассеивание выбросов. Наконец, мы отслеживаем только 16 загрязняющих веществ, а их гораздо больше», - рассказывает Оксана Сальникова.

Иногда после сообщения общественников на мониторинг выезжают и специалисты министерства экологии со своей передвижной лабораторией. Но и они, по информации Ирины Шуликовой, ни разу за всё время исследований ничего экстремального не зафиксировали.

Согласно данным экологов, 98% веществ, которые загрязняют атмосферу Красноярска, приходится на долю оксида углерода, оксида азота, диоксида серы и взвешенных веществ. Но при этом они не канцерогенные и не могут критично ухудшить здоровье. Зато в оставшиеся 2% входят соединения никеля, ртути, марганца, углеводороды, включая ацетальдегид, формальдегид, бензопирен и другие. Даже небольшое их количество приводит к заболеваниям и смертности. Но существующая система мониторинга меньше всего направлена на эти вещества. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах